Внезапно бедность

03 Сентября 2017 // 15:55

Октября 1929 года, 24-е число, навсегда войдёт в историю США как «чёрный четверг». За четыре дня фондовый рынок рухнул на 25%. За три месяца – уже на 90%. Лопнувший в октябре 1929 года пузырь на фондовом рынке дал начало Великой депрессии — большому испытанию, через которое не каждый современный изнеженный человек пройдёт. diletant .media собрал воспоминания о тех временах.

«Мой отец был известным банкиром в нашем городке. А когда банк закрылся, многие обвиняли в случившемся отца и его коллег. Нам бесконечно звонили, люди приходили домой и требовали встречи. В конце концов, отец принял решение об отъезде. Наша жизнь стала совсем другой: мы жили в небольшой квартире, спальни у меня, разумеется, не было, родители поставили для меня раскладушку в коридоре на проходе. Я все время просыпалась, когда мимо меня ходили то в гостиную, то в кухню, то в ванную. Словом, наша жизнь кардинально изменилась», — вспоминает Салли Баду.

Фото 1. Безработный едет в товарном вагоне, 1939 год.jpg
Безработный едет в товарном вагоне, 1939 год

Фото 4. Бездомная семья путешествует на товарных поездах в поисках любой работы. Всё их имущество _ рядом с ними, 1930-е.jpg
Бездомная семья путешествует на товарных поездах в поисках любой работы. Всё их имущество — рядом с ними, 1930-е

Джордж Портер рос на юге, в Атланте. Он очень хорошо помнит, как его, из-за скудного питания, отправляли летом к родственникам.

«Конечно, мы, дети, не понимали происходящего, — рассказывает Джордж Портер. — Время было тяжелое, но мы не грустили. Игрушки, в основном, мы изготовляли своими руками. Старые роликовые коньки мы переделывали в самокаты. Играя в шарики из мрамора, до дыр изнашивали брюки на коленках. Любое свободное пространство мы превращали в бейсбольное поле, игнорируя факт, что бейсбольный мяч весь заклеен пластырем».

Жене Джорджа — Лоис. В Коннектикуте, где прошло ее детство, семья кое-как сводила концы с концами: отцу удалось не потерять работу, но жизнь была скудной, рассказывает Лоис.

«Мне, — говорит она, — главным образом, довелось наблюдать, как тяжело жилось другим людям. У моей подружки в доме на нашей улице отец покончил жизнь самоубийством. Я не помню ее имя, но отчетливо помню шоковое состояние. Мы все понимали, в каком подавленном состоянии находятся многие из наших знакомых. Мы знали, как нам повезло. Я хорошо помню людей в деловых костюмах, согласных на любую работу за тарелку с едой. Что я лучше всего запомнила, так это то, что даже совершенно заношенные вещи нельзя выбрасывать».

Фото 2. Безработные мужчины соперничают за рабочие места в бюро Легиона американской занятости в Лос-Анджелесе.jpg
Безработные мужчины соперничают за рабочие места в бюро Легиона американской занятости в Лос-Анджелесе

Фото 3. В одном из крупнейших лагерей по сбору гороха в Калифорнии. Февраль 1936 года.jpg
В одном из крупнейших лагерей по сбору гороха в Калифорнии. Февраль 1936 года

Детство Френсис Джэксон прошло во Флориде. Она делится своими воспоминаниями о Великой Депрессии.

«Мне 89 лет, — рассказывает Джэксон. — Отец умер, когда ему было 35 лет. Матери пришлось одной воспитывать семерых детей. Она обшивала нас, у нее получались прелестные платья. Помню, как мы покупали двадцатичетырехфунтовые мешки с мукой и несли их домой примерно три с половиной километра. Мама шила из мешковины белье для нас. Между прочим, мать знаменитого танцовщика Джеймса Брауна делала то же самое!».

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте