Справка ОГПУ о женских акциях протеста, 1930

Документ
31 Августа 2017 // 17:06

В 1930-х гг. во главе демонстраций в деревне часто шли женщины, иногда вместе детьми. «По неполным данным за 1929 год по Союзу зарегистрировано 486 массовых выступлений с поголовным участием женщин и 67 выступлений — с большинством женщин-участниц (всего же за 1929 год по Союзу было зарегистрировано 1307 выступлений)», – значилось в справке ОГПУ от 25 августа 1930 года. За январь – июнь 1930-го из 8707 акций протеста свыше 2,8 тыс. выступлений были почти исключительно женскими. 

Справка ОГПУ «Об отрицательных моментах в настроении женской части населения города и деревни»

25 августа 1930 г.

[…]

II Деревня

За последние годы в целом ряде районов наблюдалось все более широкое вовлечение женских масс деревни в участие в массовых выступлениях. В 1928 г. это явление объяснялось, в основном, продзатруднениями, ощущавшимися довольно остро в ряде не только потребляющих, но и производственных районов. В тот период выступления с участием женщин не носили, как правило, сколько-нибудь ярко выраженного антисоветского характера: толпы или группы женщин, собираясь у сов[етских] и кооперативных организаций, требовали выдачи хлеба. Местами эти выступления сопровождались антисоветскими выкриками и угрозами по адресу местных работников. Реже фиксировались случаи избиения толпой работников, разгрома сельсоветов и кооперативов. Последнего рода выступления в большинстве случаев являлись результатом деятельности кулацко-антисоветских элементов.

В 1929 г. массовые выступления с участием женщин приобрели уже более острый характер и возникали в основном на почве хлебозаготовок и на религиозной почве. Учащались случаи выступлений на почве коллективизации. Выступления же на почве продзатруднений занимали в 1929 г. незначительное место в общем числе выступлений с участием женщин. По неполным данным за 1929 г., по Союзу было зарегистрировано 486 массовых выступлений с поголовным участием женщин и 67 выступлений — с большинством женщин-участниц (всего же за 1929 г. по Союзу было зарегистрировано 1307 выступлений). По почвам женские выступления за 1929 г. распределяются следующим образом: на почве хлебозаготовок — 190, религиозных — 223, продзатруднения — 31, коллективизация —56, прочих — 53.

Особого внимания заслуживает огромный процент выступлений с участием женщин, возникавших в защиту кулачества и духовенства (репрессии в связи с хлебозаготовками и другими кампаниями на селе).

[В] 1930 г. необычайный рост числа массовых выступлений за период январь—май 1930 г. сопровождался дальнейшей активизацией женщин — участниц выступлений. Отсутствие более или менее достаточной массовой работы вокруг проводившихся мероприятий по коллективизации, раскулачиванию и выселению кулачества при наличии грубейших искривлений при проведении этих мероприятий, обусловили успешность агитации кулачества и а/с э[лемента], открыто опиравшихся в своем противодействии на наиболее отсталые массы женщин. Наряду с количественным ростом числа выступлений сами выступления носили необычайно резкие формы, принимая в ряде случаев характер мелких повстанческих вспышек. В ряде мест отмечались выступления, вдохновлявшиеся и руководимые женщинами (жены и родственники кулаков, в отдельных случаях — беднячки и середнячки). Преобладающей почвой выступлений являлась коллективизация, сопровождавшаяся рядом искривлений и перегибов. Значительное место занимали выступления женщин в защиту кулачества (в связи с раскулачиванием, выселением и арестами). Вместе с ростом числа выступлений с участием женщин в русской деревне участились случаи активного участия в выступлениях и со стороны женских масс в восточно-национальных районах (особенно национальные области СКК, Ср[едняя] Азия, Закавказье).

Из общего числа массовых выступлений по Союзу за январь—июнь 1930 г. (8707) свыше 2,8 тыс. выступлений являлись почти исключительно женскими по составу участников. Эта цифра не может быть ни в какой мере полной, т. к. по целому ряду наиболее пораженных районов сведения не уточнены. Так, за февраль—март по Украине имело место 2 тыс. массовых выступлений, в большинстве из женщин, но эта цифра не включена ввиду отсутствия разбивки. Аналогично положение и в целом ряде других районов.

Как правило, почти во всех выступлениях, имевших место в 1930 г., женщины составляли или большинство, или значительную часть участников. Наиболее уточненные цифры по Средне-Волжскому краю распределяются следующим образом.

Всего за январь—июнь по СВК было зарегистрировано 594 выступления. Из них в 285 случаях выступали исключительно женщины (60 тыс. чел.), в 59 случаях большинство участников составляли женщины, в остальных выступлениях женщины составляли значительную часть выступавших.

Из учтенных 2897 выступлений с участием женщин за январь—июнь 1930 г., на почве коллективизации имели место в 1154 случаях, на религиозной почве — 778, в защиту кулачества в связи с раскулачиванием и выселением — 424, на почве продзатруднений — 336 и т. д. Антиколхозные выступления при активном участии женщин сводились в основном к демонстрациям против насильственного обобществления скота и семян и сопровождались самовольным разобобществлением их.

Почти во всех случаях кулацко-антисоветские элементы, используя допускаемые на местах искривления и перегибы, а также отсутствие достаточной массовой работы, делают ставку на женскую часть населения. В целом ряде случаев эта тенденция формулировалась самим кулацким активом с мотивировкой: «Женщины несут меньшую ответственность перед властью». Во многих случаях кулацко-антисоветские элементы и группировки ведут длительную обработку женских масс с целью противопоставить их проводимым на селе мероприятиям.

Выступления женщин в защиту кулачества, требование возвращения ссыльных кулаков и восстановления раскулаченных типичны в тех или иных размерах для ряда районов до самого последнего времени. Отсутствие разъяснительной и организационной работы среди женщин при наличии таких моментов, как получаемые от ссыльных кулаков провокационные письма, усиленная активность родственников раскулаченных, демагогия, рассчитанная на чувство жалости к ссыльным и особенно к кулацким детям, способствуют в ряде мест возникновению серьезных волнений (НВК, УССР, СКК). Аналогична во многих районах роль женщин и в выступлениях антиколхозного характера, а также против хлебозаготовок и других хозяйственных кампаний. Значительно сократилось за последнее время число выступлений на религиозной почве.

В целом же, с учетом проведенных моментов, настроение значительных групп женщин на селе остается отрицательным, и при отсутствии решительных мероприятий по усилению массовой работы неизбежна новая волна массовых выступлений на почве хлебозаготовок.

Нач. Информотдела ОГПУ Запорожец

Секретарь Кучеров

Приложение [№ 1 ]

Сводка массовых выступлений женщин за 1930 г.

Тамбовский округ. 12 января с. г. вечером в народном доме с. Карели Моршанского района состоялось собрание молодежи, на котором разрабатывался вопрос о закрытии церкви и использовании ее под школу-семилетку. На следующий день несколько середнячек, имеющих связь с местным духовенством, вышли на улицу и закричали «караул», на их крик сбежалось несколько женщин, которые побежали по селу с криком: «Караул! Приехали закрывать церковь!» На этот крик в лавке ПО собралась толпа женщин около 200 чел., среди которой начали вести агитацию, что «церковь закрывают по вине учителя Щербакова, члена президиума собрания молодежи — Нестеровой Агафии Степановны и жены приказчика ПО — Мишуровой».

Взбудированная этой агитацией толпа начала требовать выхода «на расправу» Мишурову и Нестерову, и когда первой не оказалось дома, а вторая заперлась в доме, то толпа начала врываться в их дома, разбивая двери. Через некоторое время численность собравшейся толпы достигла до 500 чел., среди которой появился кулак — церковный староста — Нестеров Константин Самойлович, который, обращаясь к присутствующим, говорил: «Господи, господи, что только эти коммунисты делают, мучая нас, крестьян». После чего толпа направилась к церкви, по дороге зайдя к попу «за благословением». Последний им посоветовал, говоря: «Дело ваше — отстоять храм Божий, так как вас много, и вы это можете сделать, а я с вами не пойду, ибо меня за это могут расстрелять».

Войдя в церковную ограду, толпа в возбужденном состоянии напала на школу и квартиру учителя Щербакова, где, разбив сени, погналась за учителем, который раздетый убежал на другой конец села и скрылся. Увидев жену члена ВКП (б) Челмодеева, часть толпы с криками: «Бей коммунистов!» — бросилась за ней и избила. После этого толпа также напала на общественных работников Нестерова Василия Васильевича, Грушину Анну Петровну и др. По приходу к месту сборища толпы уполномоченного райисполкома и начальника милиции и разъяснения последним, что церковь никто не закрывает, толпа успокоилась и разошлась по домам. Вечером того же дня снова собралась толпа до 600 чел. женщин в народный дом без всякого на то извещения, которая пыталась напасть на общественников.

Острогожский округ. В с. Верхний Искрец Бобровского района на почве раскулачивания кулаков и перегибов в этой работе произошло массовое выступление крестьян.

10 февраля с. г. собрались толпой женщины, которые тормозили работу бригады по раскулачиванию, бросали в нее комья снега, в отдельных случаях и камни. Наконец, собравшаяся толпа до 200 чел. женщин и детей начала не допускать раскулачивания. Закрывали бригады в хатах, а по выходе забрасывали снегом и комьями, вследствие чего были нанесены ушибы милиционеру и одному из бригады. Один из дворов кулака оказался замкнутым на замок, а сам хозяин сидел в хате через 3 двора. Когда бригада предложила ему открыть дверь, то толпа набросилась на бригаду с криками: «Уходите, грабить не дадим!» Бригада была вынуждена к вечеру бросить работу, и только тогда толпа разошлась. Всю ночь у хат кулаков, подлежащих раскулачиванию, дежурили по 5—10 чел. женщин. До вечера толпа до 200 чел. группами по 5, 10, 15 чел. ходила по деревне или сидела у дворов.

Утром 12 февраля с. г. толпа в 600 чел. набросилась на группу вооруженных коммунистов в 40 чел. и милицию, прибывших для ликвидации выступления, с криками «ура» оттеснила их от церкви. После разгона толпы снова собралось до 500 чел. и с криками «ура!» набросились на сельский совет, пытаясь разгромить правление колхоза и разобрать обобществленный семфонд.

Старо-Оскольский округ. Ястребовский район. В с. Головище 25 марта собравшаяся толпа в 120 чел., преимущественно женщин, демонстрировала по селу с красным флагом, на котором было написано: «Да здравствует Советская власть, долой колхозы!» Прибывшему в село агенту уголовного розыска, предложившему толпе разойтись, толпа предъявила требование о выдаче разрешения на разбор семенного фонда и обобществленного скота. Получив отказ, толпа повесила на склады с семфондом свои замки и, придя к сельсовету, требовала от председателя сельсовета открытия собрания для разрешения вопроса о выходе из колхоза. На заявление пред[седателя] сельсовета о том, что собрание он не откроет, из толпы послышались выкрики: «Мы изберем своего старосту!» Увеличившаяся до 300 чел. толпа, простояв около сельсовета, вечером разошлась.

На второй день, во время ареста милиционером одного из участников выступления, вторично собралась толпа женщин до 100 чел., которая арестованного освободила и направилась вместе с ним на площадь. Следовавшему за толпой милиционеру из толпы было предложено сдать оружие. Подошедшего к толпе второго милиционера толпа обыскала. На площади к толпе присоединилась группа крестьян с флагом, с которым накануне демонстрировали. Тут же на площади было открыто собрание и избран староста.

[…]

Источник: ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 679. Л. 23

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте