«Око за око и зуб за зуб» в Русско-византийских договорах

Сергей Алумов
22 Августа 2017 // 16:27

Желание мстить присуще и животным, и людям. И именно из желания мстить родились первые законы. До появления Русской Правды Ярослава Мудрого законы на Руси, конечно, были, но часто неписанные. Принцип «око за око, зуб за зуб» был ясен и без выведения на пергаменте, а руки сами тянулись его исполнять: убийцу, например, могли убить родственники жертвы, основываясь на праве мести. В Византии такое было невозможно — необходимы были суд и казнь, но два народа пришли к компромиссу в 911 году.

Договор между князем Олегом и императором Львом VI, соправителем которого был его брат Александр, интересен тем, что в нём есть компромисс между римскими законами и законами руссов, и это хорошо видно.

Право на месть и смертная казнь

Например, неважно кто кого убьёт, христианин русского или же русский христианина, то он должен умереть на месте убийства, так написано в договоре 911 года. Однако то, что сейчас бы назвали самоуправством, нужно было бы оправдать в суде.

Фото 1..jpg
Первая страница Русско-византийского договора 911 года

В 944, когда князь Игорь проиграет Византии, греки перетащать одеяло на себя. Теперь уже нельзя было убивать без суда. Но и тут была хитрость: ромея, убившего русского, судили только имперские суды, русского, только княжеские. И лишь затем уже виновный мог быть выдан семье пострадавшего для мести или для смертной казни — в зависимости от того, кому выдавали. Так договоры примирили кровную месть и смертную казнь.

Мстить только на месте преступления

Кроме ограничения судом, существовала и другая важная оговорка. Почти всегда допускалась именно месть непосредственная, только когда она совершается в момент после убийства. Если преступник убежал, то его имущество передавалось родственникам убитого и жене. Если человек был беден, то ждали его возвращения и только затем могли убить.

Фото 2. Князь Олег в Радзивилловской летописи.png
Князь Олег в Радзивилловской летописи

Замена мести имущественной компенсацией — уступка русским обычаям. У греков просто не было такой законодательной нормы: казнь не могли заменить штрафом или передачей имущества. Безграничного права мести в договорах нет, так нет и полной отмены мести.

Месть как самооброна

В одном из важных аспектов права месть дожила до наших дней, хоть и в несколько изменённом виде. Ещё в договоре Олега, а затем и в договоре Игоря и в Русской правде, и в византийских законах, за вред, нанесённый здоровью полагался штраф. За удар мечом или другим орудием виновный платит 5 литр серебра по закону русскому.

Фото 3. Лев VI перед Христом. Мозаика в соборе св. Софии.jpg
Лев VI Мудрый перед Христом. Мозаика в соборе св. Софии

И на Руси, и в Византии допускалась месть наряду с денежным штрафом — человек имел право ответить оскорблением на оскорбление, ударить в ответ. Кроме того, за тяжкие случаи нанесения увечий обидчика могли лишить свободы.

Тройное наказание за кражу

Договор Олега с Византией предполагал, что если вор что-то украл, то он мало того, что должен вернуть украденное — полагалось ещё и выплатить компенсацию потерпевшему: двойную, тройную или четверную от ценности украденного. Причём цена украденного определялась властью, а не рынком. В этом руссы не отличались от других древних народов: то же было и у римлян, и у литовцев, и у сибирских народностей.


Фото 5. Поход Олега в Царьград. Гравюра Ф. А. Бруни, 1839.jpg
Поход Олега в Царьград. Гравюра Ф. А. Бруни, 1839

В договоре Игоря также присутствует другое наказание-следствие византийского влияния на договор: вору могли отсечь одну из конечностей или же вовсе казнить. Уже в Русской Правде этого не будет. Хотя практика казни через повешенье для воров на Руси была, галичан даже упрекали, что они князей Игоревичей повесили «как злодейев», то есть как воров.

Смерть ворам

В договоре Олега также позволялось убить вора, если тот не сдаётся, будучи пойманным с поличным. Если же тот «сложил оружие», то его можно только связать. Здесь компромисс между русским и византийским правом был вовсе не нужен — законы были идентичны.

Фото 4. Олег прибивает щит свой к вратам Царьграда. Гравюра Ф. А. Бруни, 1839.jpg
Олег прибивает щит свой к вратам Царьграда. Гравюра Ф. А. Бруни, 1839

По древнейшей Русской Правде, то есть по кодифицированному обычному праву руссов, также позволялось убивать ночного вора, если того нельзя было схватить, но не позволялось убивать вора бегущего. Казнили воров и за татьбу, так иногда называли грабёж, хотя слово имело несколько иное значение. Нужна оговорка: чтобы вор отправился на плаху, он должен был ограбить кого-то во второй раз. В первый раз взимался штраф.

Люди не столь различны меж собой

То, что русская цивилизация, столь молодая, могла заключить договор с такой старой, даже дряхлой византийской цивилизацией говорит о том, что основные ценности для всех людей одинаковые независимо от «возраста» народа. Все одинаково признают, что убивать, наносить побои и красть — непозволительно и аморально. А уголовное право, как и всякие другие законы при естественном порядке вещей, имеют в корне своём физическую и психическую природу человека. Рука мстящего постепенно заменяется дланью правосудия.

Печать Сохранить в PDF

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте