«Вор и богоотступник и изменник донской казак Стенька Разин»

Документ
11 Августа 2017 // 17:26

Самым массовым и кровопролитным народным восстанием в России XVII века — а их было немало — стало восстание крестьян и казаков под предводительством Степана Разина. Разинская армия во время основного этапа восстания в 1670-1671 годах достигла 20 тысяч человек и спровоцировала восстания в Нижнем и Среднем Поволжье. Всего же в борьбу за лучшую жизнь вступило 200 тысяч человек. 

Царские войска подавили восстание решительно и жестоко. Разин был казнен как бунтовщик и вероотступник. Но его фигура, порой обраставшая явно фантастическими подробностями, осталась в памяти народа. Разину посвящали песни, поэмы, романы, фильмы. Diletant.media публикует смертный приговор Степану Разину.

Смертный приговор Степану Разину

Список с скаски, какова сказана у казни вору богоотступнику и изменнику Стеньке Разину. Имано для списку из Земского приказу.

Вор и богоотступник и изменник донской казак Стенька Разин!

В прошлом во 175-м году, забыв ты страх божий и великого государя л. 79 царя и великого князя Алексея Михайловича крестное целование и ево государскую милость, ему, великому государю, изменил, и собрався, пошел з Дону для воровства на Волгу. И на Волге многие пакости починил, и патриарш и монастырские насады, и иных многих промышленных людей насады ж и струги на Волге и под Астараханью погромил и многих людей побил.

Ты ж, вор, меж Астарахаии и Черного Яру воеводу Семена Беклемишева ограбил без остатку и вешал ево к щегле. И на море ходил, а с моря к Яицкому городку, и обманул лестию своею, Яицкой городок взял и ратных людей в Яицком городке побил многих.

Ты ж, вор, сотника московских стрельцов Микиту Сивцова, которой к вам прислан для уговору, убил до смерти и бросил в воду. А как из Астарахаии посыланы под Яицкой город воевода Яков Безобразов и с ним великого государя ратные люди, и к тебе посыланы для уговору, чтоб от воровства отстав и вину принес, астарахаиские головы стрелецкие Семен Янов да Микифор Нелюбов, и ты, вор, тех голов повесил. И выбрався из Яицкого городка и взяв с собою струги и наряд и запас, пошол для воровства на море. И с моря пришод на Волгу, учюги разорил и татарские юрты разорил же и пожег.

Ты ж, вор, приходил к Терку в ближние места и многое воровство починил, и в шахове области многое воровство учинил. А на море шаховых торговых людей побивал и животы грабил, и городы шаховы поймал и разорил, и тем у великого государя с шаховым величеством ссору учинил многую. Да по твоему ж воровскому умыслу и присылке в Яицком городке голову стрелецкого Богдана Сакмышова астараханские стрельцы в воду посадили и пошли к тебе ж на море и многое воровство чинили.

Ты ж, вор, идучи в Астарахань, бусу шаховы области пограбил и купчинова сына и иных шаховы области людей поимал и побил. И иные многие убивства и воровство на море и на Волге чинил, и великого государя казне и торговых людей в розоренье промыслы учинил многие убытки.

А во 177-м году по посылке из Астарахани боярина и воевод князя Ивана Семеновича Прозоровского стольник и воевода князь Семен Львов и с ним великого государя ратные люди на взморье вас сошли и обступили и хотели побить. И ты, вор Стенька с товарыщи, видя над собою промысл великого государя ратных людей, прислал к нему, князь Семену, дву человек выборных казаков. И те казаки били челом великому государю ото всего войска, чтоб великий государь пожаловал, велел те ваши вины отдать. А вы за те свои вины ему, великому государю, обещались служить безо всякие измены и меж великим государем и шаховым величеством ссоры и заводов воровских никаких нигде не чинить и впредь для воровства на Волгу и на моря не ходить. И те казаки на том на всем за все войско крест целовали. А к великому государю к Москве прислали о том бить челом великому государю казаков Лазарку и Мишку с товарыщи седмь человек, знатно, обманом.

А из Астарахани ты, вор Стенька, с товарыщи отпущены за уверением на Дон. И ты, забыв такую к себе государскую милость, идучи из Астарахани к Царицыну, многое воровство чинил и, будучи на Царицыне, воеводу бил и всякое разорение чинил.

А во 178-м году ты ж, вор Стенька с товарыщи, забыв страх божий, отступя от святые соборные и апостольские церкви, будучи на Дону, и говорил про спасителя нашего Иисуса Христа всякие хульные слова, и на Дону церквей божиих ставить и никакова пения петь не велел, и священников з Дону збил, и велел венчатца около вербы.

Да ты ж, вор, забыв великого государя милостивую пощаду как тебе и товарыщем твоим вместо смерти живот дан, и изменил ему, великому государю, и всему Московскому государству, пошол на Волгу для своего воровства. И старых донских казаков, самых добрых людей, переграбил и многих побил до смерти и в воду посажал. Да и жильца Гарасима Овдокимова, которой послан был на Дон с ево великого государя милостивою грамотою к атаману х Корнею Яковлеву и х казаком, убил же и в воду посадил. Да и воеводу, которой был на Дону, Ивана Хвастова, бил и изувечил и ограбил, и от тех побой умер.

Ты ж, вор Стенька, пришед под Царицын, говорил царицынским жителем и вместил воровскую лесть, бутто их, царицынских жителей, ратные [великого государя люди идут сечь. А те ратные] люди по государеву милостивому указу посланы были на Царицын им же на оборону. И царицынские жители по твоей прелести своровали и город тебе здали. И ты, вор, воеводу Тимофея Тургенева и царицынских жителей, которые к твоему воровству не пристали, побил и посажал в воду. И ходил против ратных людей, которые шли на службу великого государя на Царицын з головою стрелецким с-Ываном Лопатиным и с полуголовою с Федором Якшиным, и с ними бился, и обманом их побил. И голову стрелецкого Ивана Лопатина и сотников и десятников, муча розными муками, посажал в воду. И с насадов великого государя хлебные запасы и промышленных людей всякие товары поймал, и с Царицына пошол на Черной Яр. И на Черном Яру воеводу Ивана Сергиевского и голов стрелецких и сотников и стрельцов московских, которые посланы были для береженья насадов со князем Семеном Львовым, побил до смерти.

А как ты к Астарахани пришол, и ты товарыщей своих посылал говорить и прельщать воровски астараханских служилых и всяких чинов людей, чтоб город здали, и боярина и воевод выдали, и в город бы тебя пустили. И астараханские служилые люди своровали и изменили великому государю, похотя к твоему воровству пристать, на город вас пустили.

Ты ж, вор, сложась в Астарахани с ворами ж, боярина и воевод князя Ивана Семеновича Прозоровского, взяв ис соборной церкви, с роскату бросил. И брата ево князя Михаила, и дьяков, и дворян, и полковников, и голов стрелецких московских, и астараханских, и детей боярских, и сотников, и стрельцов, которые к твоему воровству не пристали, и купецких всяких чинов астараханских жителей, и приезжих торговых людей, муча розными муками, побил, а иных в воду пометал мучительски, и животы их пограбил. И по тому мучении церкви божий и монастыри, и великого государя казну в полате и в таможне, и домы всяких чинов людей пограбил, а в приказной полате дела государственные зжег. И такое паругательство чинил, чево нигде не ведетца, и священников и иноков и инокинь, обнажа безо всякого стыда, и всяких чинов людей из животов мучил розным томлением и муками, и самых младенцов не щадил. И шахова величества купчин и торговых людей, и индейцов, и тезиков, и армян, и бухарцов, которые жили и в Астарахань на время приезжали для торговых промыслов, многих побил и товары пограбил, и с шаховым величеством многую ссору учинил.

Ты ж, вор, не иасытясь невинных многих кровей, и незлобивых младенцов, детей боярина князя Ивана Семеновича Прозоровского, велел, взяв з двора, повесить чрез городовую стену за ноги. И сверх того мучения одново велел казнить смертью, а другово по многих муках и изувеча, отдал к митрополиту, не чая его от таких великих мук жива.

А подьячих астараханских, которые служили великому государю, а к воровству к твоему не пристали, а были в приказной полате, велел ты мучить странными муками, за ребро вешать, а которые помощию божиею обрывались, и тех велел вешать за многие ребра, чтобы скончались мучительскою томною смертью.

Ты ж, вор, в Астарахани после побитых дворян и голов стрелецких и детей боярских и сотников и всяких служилых и торговых людей жон и дочерей выдал на поругательство богоотступником товарыщем своим, таким же ворам, насильством, а священником велел их венчать по своим печатям вневолю, а не по архиерейскому благословению, ругаясь святей божий церкви и преданию святых опостол и святых отец, вменяя тое тайну святаго супружества ни во что. А которые священники тебя не послушали, и тех сажал в воду. Да ты ж государеву казну, деньги и золотые, которые в Астарахани были, у Ивана Турка поймал. А учиня такое кровопролитие, из Астарахани пришол к Царицыну, а с Царицына к Саратову, и саратовские жители тебе город здали по твоей воровской присылке.

А как ты, вор, пришол на Саратов, и ты государеву денежную казну и хлеб и золотые, которые были на Саратове, и дворцового промыслу, все пограбил и воеводу Козьму Лутохина и детей боярских побил.

А с Саратова пошол ты, вор, к Самаре, и самарские жители город тебе здали по твоей воровской присылке и умыслу и заводу. И ты государеву казну пограбил же и воеводу Ивана Алфимова и самарцов, которые к твоему воровству не пристали, побил же.

А от Самары ты, вор и богоотступник, с товарыщи под Синбирской пришел, а пришед под Синбирской, з государевыми ратными людьми бился и к городу к Синбирску приступал и многие пакости починил. И послал в розные городы и места по черте свою братью воров с воровскими прелестными письмами, и писал в воровских письмах, бутто сын великого государя нашего благоверный государь наш царевич и великий князь Алексей Алексеевич …[т.] ныне жив и бутто по указу великого государя ты, вор, идешь с низу Волгою х Казани и под Москву для того, чтоб побить на Москве и в городех бояр и думных и всяких приказных людей, и дворян и детей боярских, и стрельцов и салдат, и всякого чину служилых и торговых людей, и людей боярских, бутто за измену. А сын великого государя нашего благоверный государь наш царевич и великий князь Алексей Алексеевич …[т.] по воли всемогущего бога, оставя земное царствие, преставися в вечный покой небесного царствия. А преставление ево было в государских полатах при отце ево, при великом государе нашем во 178-м году генваря в 17-м числе, а тело его погребено на Москве в соборной церкве архистратига божия Михаила с прочими государскими родительми генваря ж в 18-м числе. А погребение было при отце ево государеве, при государе нашем царе и великом князе Алексее Михайловиче, а на погребении были святейшие патриархи Паисий Александрийский, Иоасаф Московский со всем Освященным собором. Да не токмо преставление и погребение сына великого государя нашего, благоверного государя нашего царевича и великого князя Алексея Алексеевича, ведомо на Москве в народе, и во всех в окрестных государствах про то ведомо ж. А ты, вор и изменник, забыв страх божий, такое великое дело умыслил, хотя народ возмутить и крови пролить, чего и помыслить страшно.

Да ты ж, вор, вмещал всяким людем на прелесть, бутто с тобою Никон манах, и тем прельщал всяких людей. А Никон манах по указу великого государя по суду святейших вселенских патриарх и всего Освященного престола послан на Белоозеро в Ферапонтов монастырь, и ныне в том монастыре.

Да ты ж вор и богоотступник, и единомышленники твои писали воровские многие письма в полки боярина и воеводы князя Юрья Алексеевича Долгоруково с товарыщи к ратным людем, хотя привесть на прелесть и на измену многих людей.

И будучи ты, вор, под Синбирской, [с] своим воровским собранием против воли божий ничево над Синбирском не учинил. А милостию божиею и пресвятыя богородицы, надежды християыские, помощию и заступлением, и молитвами дивного в чюдесех преподобного отца Сергия, Радонежского чюдотворца, а великого государя нашего царя и великого князя Алексея Михайловича и его государских благородных чад, благоверного государя царевича и великого князя Феодора Алексеевича, благоверного государя нашего царевича и великого князя Иоанна Алексеевича, счастием и промыслом и службою его великого государя ратных людей, под Синбирском и во многих местех ты, вор, изранен, а воровское твое собранье побиты многие, а ты с небольшими людьми ушол на низ. А по черте и в-ыных городех по твоим воровским прелесным письмам уклонились к воровству и во всех городех и местех воевод и приказных людей побили и в воду пометали.

А ты, вор Фролко, пристав к воровству брата своего и соединясь с такими ж ворами, ходил, собрався, к украинным городом и в-ыные места и многое разоренье чинил и людей побивал.

И в той своей дьявольской надежде вы, воры и крестопреступники Стенька и Фролко, со единомышленники своими похотели святую церковь обругать, не ведая милости великого бога и заступления пречистыя богородицы, християиские надежды, и московских чюдотворцов, и дивного в чюдесех преподобного отца Сергия, Радонежского чюдотворца, к царствующему граду Москве и ко всему Московскому государству, в такую мерзость пришли, что о имени великого бога, в троице славимого, и пречистыя богородицы, християиские заступницы и надежды, и слышать не хотели, уповая на дьявольскую лесть. И в том своем воровстве были со 175-го году по нынешней по 179-й год апреля по 14-е число, и невинную кровь християнскую проливали, не щадя и самых младенцов.

Апреля в 14 день милостию божиею и заступлением пречистыя богородицы, християиские надежды и заступницы, и дивного в чюдесех преподобного чюдотворца Сергия молитвы, и великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича и его государских благородных чад, благородного государя нашего царевича и великого князя Феодора Алексеевича и благородного государя нашего царевича и великого князя Иоанна Алексеевича, счастием, и за молитвами великого господина святейшаго Иоасафа, патриарха Московского и всеа Русии, и всего Освященного собора, а службою и радением и промыслом его великого государя бояр и воевод, и стольников и стряпчих и дворян московских, и жильцов, и полковников рейтарских и пехотных голов и полуголов и сотников московских стрельцов, и городовых дворян и детей боярских, и ипоземцов, и службою ж московских стрельцов и выборных полков салдат и боярских людей, а вспоможением в денежных податях тем ево великого государя ратным людем на жалованье гостей и гостиные и суконные сотый и дворцовых слобод и черных сотен жилецких людей и всех православных християн, вы, воры и крестопреступиики и изменники и губители християнских душ, с товарыщи своими под Синбирском и в-ыных во многих местех побиты. А ныне по должности к великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю службою и радением войска Донского атамана Корнея Яковлева и всево войска и сами вы пойманы и привезены к великому государю к Москве, в роспросе и с пыток в том своем воровстве винились.

И за такие ваши злые и мерские пред господем богом дела и к великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю за измену и ко всему Московскому государству за разоренье по указу великого государя бояре приговорили казнить злою смертью — четвертовать.

Воспроизведено по изданию: Крестьянская война под предводительством Степана Разина.

Сборник документов. Т. 3. М., 1962. С. 83−87.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 1

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Евгений Распопов 13.08.2017 | 22:1322:13

Когда-то предок мой Распоп,
Церковные отринув узы,
В восстания бросился потоп
Со Стенькой Разиным в союзе.

Потоп кипел народным гневом
На знать и знатных холуев,
Переложивших жизни бремя
На люд простой, как на рабов.

По Волге шел, против течения,
С желаньем выйти на царя:
Иль в нём найти успокоение
Или повесить как вора...

В России ж правили, не царь,
Нажива, жадность и мздоимство...
В душе народной жил бунтарь -
Ответ на власти лихоимство!

Но бунтари были разбиты -
Нашли покой в другом уж мире...
А их борьба за справедливость
В сердцах людей жива поныне! Это моё стихо http://www.stihi.ru/2015/11/09/11422