Китайско-воробьиная война

Константин Котельников
11 Августа 2017 // 16:40

В социалистическом мире не только СССР в 1950-е годы занялся такими колоссальными проектами в сельском хозяйстве, как поднятие целины и масштабные посевы кукурузы, но и его младший партнер Китай. Под руководством Мао Цзэдуна китайцы начали программу «Большого скачка», в рамках которой предполагалось почти вдвое увеличить урожаи, а для этого, в частности, избавиться от воробьев, стаями поедающих только что посеянное зерно. 

В 1958 г. Коммунистическая партия Китая в рамках политики «Большого скачка» к достижению индустриальных и сельскохозяйственных показателей развитых стран начала кампанию по борьбе против «четырех вредителей»: комаров, мух, воробьев и крыс. Если насекомые и крысы подлежали уничтожению по санитарным причинам, то воробьи были виновны в уничтожении посевов. Многие зоологи Китая, инициировавшие за пару лет до этого дискуссию о вреде воробьев, поддерживали идею борьбы с птицами.

Добиться быстрого эффекта в борьбе с грызунами и мухами невозможно, с небольшими птицами справиться значительно проще, и натиск на воробьев стал самым успешным. Травить полевых птиц рядом с посевами или пытаться справиться с ними огнестрельным оружием — не самые удачные идеи, так что изобретательные китайцы нашли весьма оригинальный способ их истребления. Так как воробьи не могут находиться в воздухе дольше 15 минут (затем им требуется отдых), их пугали всеми способами, заставляя летать — гремели металлической посудой и гонгами, размахивали руками и импровизированными флагами, кричали, не давая птицам приземлиться. В конце концов, изнеможенные воробьи падали на землю.

Фото 1.jpg

Фото 2.jpg

Развернулась настоящая война. Так как по мнению Мао Цзэдуна, «весь народ — солдаты», в массовой борьбе с воробьями приняли участие все — от мала до велика. Пекинское радио сообщало, что в акции по уничтожению воробьев приняли участие около 3 млн пекинцев: государственные служащие, солдаты, домохозяйки, студенты, школьники. В правительственных учреждениях, на предприятиях и в школах устраивались конкурсы: победители, приносившие наибольшее количество убитых воробьев, хвостов крыс и мертвых мух, получали различные нематериальные вознаграждения. Только за один из дней кампании, 13 декабря 1958 года, было истреблено 194 432 «врага». В некоторых провинциях население вошло в раж и уничтожало вообще всех мелких птиц.

Китайский эмигрант Куан Ю Чен писал: «Я помню один день, когда все население не делало ничего иного, кроме бега с гонгами и кастрюлями, и всеми возможными предметами, которыми можно звенеть, по улицам и дворам, чтобы пугать воробьев. Целый день стояло громкое постукивание, и птицы не могли нигде опуститься и, наконец, падали с неба замертво. В тот день были убиты миллионы птиц, и мы все были очень горды этим. Разве это не фантастика, что Мао Цзэдуну удавалось мобилизовать все население для общей цели? Лишь позже мы узнали, что птицы, которые жили в городе, всегда оставались в городе и поэтому не могли причинить ущерб полям. Кроме того, из-за того, что не только полевые воробьи были подвергнуты уничтожению, у нас потом начались проблемы с насекомыми».

Фото 3.jpg

Фото 4.jpg

Один проинтервьюированный Ю. Шапиро свидетель принимал участие в кампании как школьник. Дети строили лестницы, чтобы сбивать гнезда и били в гонги вечером, когда те возвращались к ним для отдыха. Другая свидетельница вспоминала, как большая часть населения ее района несколько дней вечером отправлялась на холмы: там били в кастрюли и сковороды, не давая птицам опуститься, пока те не падали. После этих мероприятий многие люди не видели воробьев годами.

В первый год «Великой воробьиной войны» казалось, что достигнут большой успех: воробьев стало гораздо меньше, был собран урожай, местные администрации завышали показатели, и Мао объявил, что «зерновая проблема в основном решена». Публиковались фотографии с горами поверженных воробьев. Однако вскоре оказалось, что все не так радужно: через несколько месяцев стала ощущаться нехватка продовольствия, а летом 1960 г. уже не хватало посевного зерна. Вскоре начался голод. Прежде воробьи, хотя и съедали какую-то часть зерна, но также защищали поля от саранчи и гусениц. Избавившиеся от этой угрозы насекомые уничтожили куда больше растений.

Фото 5.jpg

Фото 6.jpg

Вредители, засуха, отвлечение крестьян от сельского хозяйства для других мероприятий правительства (выплавка стали, добыча угля и политпросвещение), наводнения привели к катастрофе. В 1960—1961 гг. продолжался сильный голод, по официальным данным, унесший жизни 20 млн китайцев (по другим, — до 30 млн). Жертвами голода стали и жители плодородных областей (Сычуань и др.). Уже в марте 1960 г. от борьбы с воробьями отказались, заменив их в «четверке вредителей» постельными клопами. Академия наук выпустила доклады о пользе воробьев в деле защиты от насекомых. Мао писал: «Не надо бить воробьев, как результат мы лишь получили клопов». За год воробьиной войны было уничтожено около 2 млрд птиц. Правительству пришлось закупать за границей не только продовольствие, но и живых воробьев из СССР и Канады. Прошло еще несколько лет, прежде чем их популяция адаптировалась и начала постепенно восстанавливаться.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте