• 18 Июля 2017
  • 30927

«Сталин, вы объявили меня вне закона»

В июле 1939 года советский дипломат Федор Раскольников, находившийся за границей, был заочно объявлен вне закона. Это означало, что государственного деятеля должны были расстрелять в течение 24 часов после удостоверения личности, вернись он в СССР. О том, как убежденный большевик стал врагом народа, – в нашем материале. 

Происхождения Федор Федорович Ильин был отнюдь не пролетарского: его отец был протодиаконом. Правда, мальчик родился вне брака и посему носил фамилию матери — Антонины Васильевны Ильиной. Местом, в котором Федор получил начальное образование, стал приют принца Ольденбургского: в этом заведении обучали и воспитывали преимущественно сирот.

Псевдоним Раскольников юноша выбрал уже после того, как серьезно увлекся революционной деятельностью. Восемнадцатилетний Федор вступил в партию и вскоре начал работать в газетах «Правда» и «Звезда». К моменту завершения Февральской революции он дорос до заместителя председателя Кронштадтского совета, некоторое время провел в тюрьме, затем принимал активное участие в Гражданской войне.

В 1923 году в журнале «Пролетарская революция» были размещены воспоминания Раскольникова. Он рассказывал о том, что происходило в стране накануне Октября. Большевик упоминал и о Троцком: «Мы все, старые ленинцы, почувствовали, что он — наш».

Позже подобные заявления сыграли против Раскольникова. В конце 1930-х партийного деятеля причислили к разряду «троцкистов». Происходило все следующим образом. Раскольников после окончания Гражданской войны занимался решением дипломатических вопросов — он успел побывать в Дании, Бельгии, Афганистане. Последним местом работы полномочного представителя СССР Раскольникова стала Болгария. В 1938 году дипломат был в ультимативной форме вызван в Москву. Раскольников уже находился в пути вместе с супругой и ребенком, когда прочитал в газете, что его сняли с должности посла. Это сигнализировало лишь об одном — о скором расстреле.

фото 1.jpg

Бывшему дипломату пришлось экстренно вносить поправки в маршрут: о возвращении в Советский Союз не могло быть и речи. Выбор Раскольникова пал на Париж. Некоторое время новоиспеченный «враг народа» отправлял руководству партии сообщения, в которых пытался объяснить причины задержки, но вскоре стало ясно, что приезд в СССР больше не входит в планы Раскольникова. В июле 1939 года стало известно, что убежденный революционер и активный партийный деятель объявлен вне закона.

Находясь во Франции, Раскольников начал работу над материалами, обличающими репрессивную политику. Широко известны две его публикации: «Как меня сделали «врагом народа»» и «Открытое письмо Сталину».

«Вы растоптали конституцию как клочок бумаги, выборы превратили в жалкий фарс голосования за одну единственную кандидатуру, а сессии Верховного Совета наполнили акафистами и овациями в честь самого себя», — обращался он к генсеку. Кроме того, Раскольников был уверен, что Сталина непременно ждет возмездие: «Рано или поздно советский народ посадит вас на скамью подсудимых как предателя социализма и революции, главного вредителя, подлинного врага народа, организатора голода и судебных подлогов».

Работа над письмом была окончена в середине августа 1939 года, однако в прессе оно появилось лишь в октябре, уже после смерти Раскольникова. Обстоятельства его гибели достоверно неизвестны, однако существует несколько противоречивых версий. Согласно одной из них, Раскольников потерял рассудок после того, как узнал о пакте Молотова — Риббентропа. Известие настолько его потрясло, что Раскольников оказался в психиатрической больнице, где вскоре покончил с собой. По другой версии, озвученной его вдовой, Раскольников скончался в клинике от воспаления легких. Но существует и третий вариант: «врага народа» могли ликвидировать сотрудники НКВД.