«Нам сообщали, чтобы мы приготовились быть похищенными»

Документ
17 Июля 2017 // 15:28

Николай II и его жена вели личные дневники практически до самой гибели. На тетрадных страницах они фиксировали мелкие бытовые подробности, чувства и переживания. Последние строки, записанные бывшим императором, относятся к 30 июня 1918 года, а Александра Федоровна сделала заключительную запись 16 июля, за несколько часов до расстрела.

Из дневника Николая II

«Очень теплый день. В сарае, где находятся наши сундуки, постоянно открывают ящики и вынимают разные предметы и провизию из Тобольска. И при этом без всякого объяснения причин. Все это наводит на мысль, что понравившиеся вещи очень легко могут увозиться по домам и, стало быть, пропасть для нас! Омерзительно! Внешние отношения также за последние недели изменились: тюремщики стараются не говорить с нами, как будто им не по себе, и чувствуется как бы тревога или опасение чего-то у них! Непонятно».

28 мая 1918 г.

«Дорогой Анастасии минуло уже 17 лет. Жара и снаружи и внутри была великая. Продолжаю чтение Салтыкова [-Щедрина]— занимательно и умно!

Гуляли всей семьей перед чаем. Со вчерашнего Харитонов готовит нам еду, провизию приносят раз в два дня. Дочери учатся у него готовить и по вечерам месят муку, а по утрам пекут и хлеб! Недурно!»

5 июня 1918 г.

«Провели тревожную ночь и бодрствовали одетые… Все это произошло от того, что на днях мы получили два письма, одно за другим, в кот. нам сообщали, чтобы мы приготовились быть похищенными какими-то преданными людьми!

Но дни проходили, и ничего не случилось, а ожидание и неуверенность были очень мучительны».

14 июня 1918 г.

«Алексей принял первую ванну после Тобольска; колено его поправляется, но совершенно разогнуть его он не может. Погода теплая и приятная. Вестей извне никаких не имеем».

Последняя запись в дневнике Николая II. 30 июня 1918 г.

Из дневника Александры Федоровны

«Провели день как обычно. Коменд[ант] пришел с нашими драгоценностями, в нашем присутствии их запечатал и оставил на столе и будет приходить каждый день, чтобы удостовериться, что мы не вскрывали пакет».


5 июля 1918 г.

«Внезапно снаружи появились рабочие и стали ставить железную ограду перед нашим единственным открытым окном! Всегда испуганы, кто-нибудь перелезет или вступит в контакт с караулом».

11 июля 1918 г.

«Ирины 23-й день рождения.

+11°. Пасмурное утро, позже — хорошая солнечная погода. У Бэби легкая простуда. Все выходили гулять утром на ½ часа. Ольга и я готовили наши лекарства. Т<атьяна> читала мне Дух<овное> чтение. Они вышли гулять, Т<атьяна> оставалась со мной, и мы читали: Кн<игу> пр<орока> Амоса и пр<орока> Авдии. Плела кружева. Каждое утро к нам в комнаты приходит коменд<ант>, наконец, через неделю принес яиц для Бэби.
8 ч<асов>. Ужин. Совершенно неожиданно Лику Седнева [поваренка, которому удалось спастить] отправили навестить дядю, и он сбежал, — хотелось бы знать, правда ли это и увидим ли мы когда-нибудь этого мальчика!

Играла в безик с Н<иколаем>. 10 ½ [часа]. Легла в постель. +15 градусов».

Последняя запись в дневнике Александры Федоровны. 16 июля 1918 г.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте