«Европа», «Саратов» и все-все-все против османского флота

Максим Новичков
05 Июля 2017 // 12:58

24 июня (5 июля) 1770 года начался бой в Хиосском проливе. Через два дня русская эскадра под командованием графа Алексея Орлова уничтожила отступивший в Чесменскую бухту турецкий флот. Сражению предшествовало путешествие из Балтийского в Средиземное море и высадка десанта на Пелопоннесе, где против османской власти восстали греки. Чесменские события стали кульминацией морского противостояния во время Русско-турецкой войны 1768 – 1774 гг. На задней стороне медалей, изготовленных в память о сражении, изобразили горящий вражеский флот с надписью «БЫЛЪ».   

Архипелагская экспедиция

Чесменское сражение произошло во время Русско-турецкой войны 1768 — 1774 гг. И хотя та война велась за контроль над Черным морем, бой состоялся в Эгейском море у берегов Малой Азии. А все благодаря смелому морскому предприятию, вдохновителем которого стал граф Алексей Григорьевич Орлов. Им был составлен план отправки балтийской экспедиции к берегам Греции, где во время войны с Османской империей предполагалось поддержать восстание греков и соседних славянских народов, не желавших жить под гнетом турок. Осуществить идею помог брат Алексея Григорий Орлов — тогдашний фаворит Екатерины II.

Одиссея вошла в историю как Первая Архипелагская экспедиция (Вторая экспедиция имела место в 1806 — 1807 гг.). Важная ремарка: Архипелагом с большой буквы в России в то время назывался конкретный архипелаг из многочисленных греческих островов в Эгейском море. Это был первый случай в отечественной истории, когда двинувшийся в Средиземноморье русский флот отправился в плавание вокруг Европы.

фото1.jpg
«Русская эскадра у берегов Катании» (Якоб Филипп Гаккерт)

К плаванию подготовили две эскадры. Одной командовал адмирал Григорий Андреевич Спиридов, другой — контр-адмирал Джон Эльфинстон. По происхождению Эльфинстон был англичанином. До перехода на русскую службу он был капитаном в Королевском флоте (и побывал на Кубе, где участвовал при взятии принадлежавшей испанцам Гаваны во время Семилетней войны). Обе эскадры вышли из Кронштадта в 1769 году. Общее командование над ней досталось Алексею Орлову. Незадолго до Чесменского сражения его подчиненные Спиридов и Эльфинстон разругались. Орлов объединил эскадры и стал лично руководить действиями нового формирования.

Первоначальный план (поддержать восстание греков на Пелопоннесе) провалился. Русский десант высадился в Морее, но турки имели превосходство на море и легко перебрасывали в очаги сопротивления новые подкрепления. После поражений под Модоном и Триполицей Орлов решил заняться непосредственно османским флотом. Именно тогда и были объединены силы Спиридова и Эльфинстона. В поисках вражеских кораблей эскадра двинулась к берегам Малой Азии.

Бой в Хиосском проливе

Преследование турок закончилось 23 июня (4 июля) 1770 года, когда корабли неприятеля были обнаружены стоящими на якоре в проливе, отделяющем Малую Азию от острова Хиос. Османский флот, включавший 16 линейных кораблей, 6 фрегатов и еще около 60 малых судов (всего 1400 орудий), выстроился в две линии. В своем донесении граф Орлов писал: «Увидя такое сооружение, я ужаснулся и был в неведении: что мне предпринять должно?». Под его командованием было 9 линейных кораблей, 3 фрегата, 1 бомбардирский корабль и еще 17 малых судов (всего 740 орудий). Соотношение человеческих сил было 15 тысяч против 6,5 тысяч в пользу турецкого флота, которым командовал известный своей смелостью Джейзайрмо-Хассан-бей (когда-то он был кавказским рабом, но снискал славу во время службы в Алжире).

В ночь на 24 июня (5 июля) на военном совете был принят план предстоящей атаки. Стратегически Хиосское сражение примечательно: Орлов, Спиридов и Эльфинстон отказались от общепринятых в то время правил линейной тактики и решили использовать смелый прием: двинуться на противника в кильватерной колонне под почти перпендикулярным углом к его построению и атаковать суда неприятеля с короткой дистанции около 60 метров.

В 11 утра корабли экспедиции пришли в движение. Головным шел линейный корабль «Европа» (вскоре его место занял «Святой Евстафий»). В начале сражения турки владели преимуществом — они силами всей своей артиллерии обстреливали русский флот, в то время как тот намеренно не отвечал на огонь противника. Залпы последовали только после того, как дистанция между неприятелями стала составлять 50 метров (что соответствовало пистолетному выстрелу).

фото2.jpg
«Бой в Хиосском проливе» (Иван Айвазовский)

В разгар боя к турецкому флагману «Бурдж-у-Зафер» подошел «Св. Евстафий». На его борту в парадной форме распоряжался адмирал Спиридов. О состоянии боевого духа команды свидетельствовал четкий приказ музыкантам «играть до последнего». «Св. Евстафий» продолжал давать залпы, даже несмотря на поврежденные паруса и перебитый такелаж. Наконец на «Бурдж-у-Зафере» вспыхнул пожар, а когда суда вплотную приблизились друг к другу, русские моряки перебежали на неприятельский корабль и завязали там отчаянный рукопашный бой. Пожар перекинулся и на «Св. Евстафий». Огонь добрался до крюйт-каюты, где хранился порох, после чего оглушительный взрыв уничтожил оба флагманских корабля. На «Св. Евстафии» погибло до 620 человек. Адмирал Спиридов в числе немногих сошел на шлюпку. Это был самый напряженный момент боя.

Тем временем пламя быстро охватывало все новые османские корабли (все они стояли в плотной линии). Турки в панике стали обрубать якорные канаты и направили уцелевшие суда вглубь Чесменской бухты. Отступали в беспорядке, некоторые корабли сталкивались друг с другом. Остаток дня, а также утро и день 25 июня (6 июля) бомбардир «Гром» методично расстреливал противника из гаубиц и мортир. Турки были деморализованы. Противный ветер не позволял им хотя бы попытаться прорваться через занятый пролив.

Чесменское сражение

Окончательный разгром турецкого флота был отложен на одни сутки, так как было решено снарядить из старых греческих промысловых фелюг четыре брандера, нагруженных легковоспламеняющимися и взрывчатыми веществами. В сложившейся обстановке атака брандерами оказалась как нельзя кстати. Османские суда битком забили небольшую Чесменскую бухту — в случае повторного пожара флот был бы обречен.

Помогать брандерам отправили 4 линейных корабля («Европа», «Ростислав», «Саратов» и «Не тронь меня»), 2 фрегата («Африка» и «Надежда») и бомбардирский корабль «Гром». В ночь на 26 июня (7 июля) суда вошли в Чесменскую бухту. Завязался второй бой. Когда сражение было уже в разгаре, на «Ростиславе» подали сигнал, по которому в атаку пошли брандеры. Первый сел на мель, второй турки взяли на абордаж, третий угодил в корабль, уже загоревшийся от зажигательного снаряда с «Грома».

фото3.jpg
Чесменское сражение

И только четвертый брандер под командованием лейтенанта Дмитрия Ильина (предка Федора Раскольникова) сцепился с нужным судном. Ильин не только зажег свой брандер и эвакуировался на шлюпке, но и отойдя на безопасное расстояние, остановился посмотреть на развернувшееся зрелище. 84-пушечник взлетел на воздух, а пылающие обломки угодили на соседние суда. Атаки русских кораблей завершили разгром противника. Взрывы продолжались до 10 часов утра. Вода в бухте превратилась в густую смесь грязи, крови, пепла и обломков.

Турки потеряли 11 тысяч человек убитыми, пожар уничтожил 15 кораблей, 6 фрегатов и еще 50 мелких судов. Ни один из кораблей русского флота не вышел из строя, погибло несколько человек, а «Европа» получила 14 пробоин.

фото4.jpg
Чесменская колонна в Царском Селе

После триумфальной победы русский флот полностью взял под контроль Архипелаг. Дарданеллы подверглись блокаде. Успеху на море вторили победы на суше (при Ларге, Кагуле и Козлуджи, где блистали Румянцев и Суворов). Все эти победы позволили заключить в 1774 году Кючук-Кайнарджийский мирный договор. Россия по нему получила Азов, Керчь и другие важные крепости в Причерноморье. Османская империя признала независимость Крымского ханства. Это была первая война Екатерины II с Турцией. После победы во второй Крым окончательно стал частью России.

Известно, что за присоединение полуострова Григорий Потемкин официально получил титул Таврического. Но еще раньше него граф Алексей Орлов за победу в Чесменском сражении стал официально зваться Орловым-Чесменским. В память о бое в Петербурге построили Чесменский дворец, в Царском Селе воздвигли колонну, а в Гатчине — обелиск. По указу Екатерины отлили золотые и серебряные медали. На одной стороне был портрет императрицы, на другой — изображение горящего турецкого флота с подписью «БЫЛЪ». С 2012 года 7 июля — один из дней воинской славы России.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте