VALIE EXPORT и Петер Вайбель как художники настоящего (18+)

Сергей Алумов
03 Июля 2017 // 15:02

По улице Вены разгуливают мужчина с громкоговорителем и красивая молодая девушка. На ней коробка со шторкой. Напоминает телевизор. Мужчина призывает каждого прохожего независимо от пола получить то, что телевизоры и популярные тогда порно-кинотеатры дать не могут. А именно потрогать женскую грудь. Это перформанс «Tapp- und Tast-Kino» (Кино нажми и потрогай) Вали Экспорт (правильно всё же VALIE EXPORT, как буквенный логотип) и Петера Вайбеля, на дворе 1968 год. 

Вали до художественного перевоплощения — Вальтрауд Хёллингер, примерная жена и мать, домохозяйка. Идеал женщины. Петер — врач и математик (непосредственно изучал логику), человек с блестящим, особенно по сравнению с другими венскими акционистами, образованием. Этот перформанс хоть и стал отправной точкой их славы, но далеко не самое интересное действие, а для Вали Экспорт ещё и не самое скандальное. А за скандалом и эпатажем скрывается две судьбы ярких личностей.

Пара перформансов перед биографией

Перформанс, отражающий вульгарность отношения публики к женщинам и кино, наделал много шума. Экспорт даже обозвала ведьмой одна из австрийских газет. Перформанс был проведён в 10 европейских городах.

Фото 1..jpg

Сама Экспорт так говорила об этом перформансе: «Как обычно, фильм «показан» в темноте. Но кино несколько сократилось — в него вошли только две руки. Чтобы увидеть (то есть почувствовать, потрогать) фильм, зритель (пользователь) должен протянуть руки через вход в кинотеатр. Наконец, занавес, который раньше поднимался только для глаз, теперь поднимается для обеих рук. Тактильный прием — это противоположность обмана вуайеризма (сексуальная девиация, характеризующаяся желанием подглядывать за людьми в интимные моменты — прим. ред.). До тех пор, пока гражданин удовлетворен воспроизведенной копией сексуальной свободы, государство избавляется от сексуальной революции. «Tap and Touch Cinema» — пример того, как повторная интерпретация может активировать публику».

Перформанс разрушает модель типичного взаимодействия человека с медиа: в привычной ситуации человек только слушатель / зритель / соглядатай (вуайерист, если хотите), а тут ему предлагают действовать! Шок! Можно вместо девичьей груди взять простой пример с передачами на ТВ: вот рассказ о политике, а вот тебе предлагают митинговать, или голосовать, или самому участвовать в политической деятельности. Обсуждать на кухнях увиденное все горазды, а действовать?

Фото 2..jpg

Кроме того, данный перформанс — попытка раскрепостить замкнутую, полную комплексов, стыда и внутренних (между желаниями и моралью) противоречий публику, обывателей. Именно с помощью таких фейков, как порно-кинотеатры тогда господствующая мораль пыталась закрепостить людей. Кажется, что это несерьёзная проблема, надуманная, однако противоречия, вскрытые перформансом, кое-что говорят об обществе (речь о пост-нацистской Австрии), в котором к женщинам предъявляют неадекватные требования и считают правильным в чём-то поражать в правах. И не потому, что «мужчины ужасные», просто мораль устарела и требуются новые правила игры.

Фото 3. «Из личного дела неудачника», 1969.jpg
«Из личного дела неудачника», 1969

Другой известный перформанс художников — «Из личного дела неудачника» (или «Из досье собачьей жизни»), 1969. В этом перформансе Вали Экспорт выгуливала Петера Вайбеля. Оба одеты очень прилично. Особенно Вайбель — примерный офисный сотрудник, мелкий чиновник. Перефразируя классика, проснувшись однажды утром после беспокойного сна, Петер Вайбель обнаружил, что он у себя в постели превратился в послушную собаку. Здесь важно отметить две вещи: во-первых, это не феминистический перформанс. Во всяком случае сами Экспорт и Вайбель его таковым не задумывали. Во-вторых, это совсем не тот разъярённый пёс Олега Кулика, очень точно отражавший дикого постсоветского нового русского. Собака Вайбеля и Экспорт — послушная, смирная, милая домашняя зверюшка. Очень красивый маленький человек (ну или пёс). В центре внимания тут именно проблемы общества и положения молодого среднестатистического человека в этом обществе. Как и в случае с первым перформансом (где в центре положение молодой девушки в частности и культуры медиа-потребления вообще), описанным в данной статье, это, наверное, очень жизненная ситуация для среднестатистических сотрудников офисов.

Фото 7. Фото из серии «Конфигурация тел», 1972-1976.jpg
Фото из серии «Конфигурация тел», 1972−1976

«Как эти чудаки дошли до такого?»

Выше — вполне закономерный вопрос. Начнём с феминистки Экспорт. До 14 лет Вальтрауд Ленер воспитывалась в католическом женском монастыре. Она училась рисовать и изучала дизайн в Национальной школе текстильной индустрии в Вене. Работала какое-то время в кино сценаристом, редактором и на каких-то мелких должностях. Тогда уже у Вальтрауд Хёллингер были муж и ребёнок.

Фото 5. Обратите внимание на левую ногу и татуировку на ней.jpg
Обратите внимание на её левую ногу и татуировку на ней

Контекст, в котором жила Вальтрауд был тоже достаточно специфичным. 1960-е годы по всей Европе — это студенческие бунты. Поколение детей разочаровано делами своих отцов. В ФРГ это привело к появлению Фракции Красной Армии, отвергавшей поколение стариков — экс-нацистов, во Франции — к Красному маю и уходу Де Голля, в США — к движению Яппи и пацифистскому движению. В Чехословакии — Пражская весна, на которую приехали незваные советские танки. В СССР — пикеты на Красной площади и рост диссидентства.

Фото 8. Фото из серии «Конфигурация тел», 1972-1976.jpg
Фото из серии «Конфигурация тел», 1972−1976

Но нам интересна Австрия в разрезе с Западной Германией. После поражения Третьего Рейха ФРГ пережила денацификацию. Поражение Третьего Рейха — победа Германии. Гитлер — враг немецкого народа, а нацисты — уроды. Полный запрет национал-социализма. В Австрии всё было немного проще, скорее, на ментальном уровне. Итак, к 1970-му отношение к женщинам в Австрии всё ещё строится на нацистской идеологии. Как и в Германии, молодёжь Австрии должна была жить с тем фактом, что их родители существовали внутри нацистского режима.

Фото 4..jpg

В 1967 году Вальтрауд Хёллингер сменила имя на VALIE EXPORT — заглавными буквами, как буквенный логотип, прямо как пачка популярных сигарет EXPORT. Больше ей не хотелось иметь ни имени отца, ни имени мужа. На Экспорт, как она сама говорила, очень повлиял не столько сам венский акционизм и акционистская тусовка, а всё контркультурное движение в Вене 1960-х годов. Как и другие акционисты из Вены, Экспорт не боялась исследовать телесность: татуировки, порезы, катания по битому стеклу.

Фото 9. Фото из серии «Конфигурация тел», 1972-1976.jpg
Фото из серии «Конфигурация тел», 1972−1976

«Дистанционный пульт», 1973 год

Вали Экспорт, как уже было сказано, некоторое время работала в кино. А кино и вообще видео, и сейчас мы можем это сказать с ещё большей уверенность, — язык совершенно особенный. Тут сочетаются сюжет, монтаж, цвет. В 1973 году публике представлен видео-арт «Дистанционный пульт» («…Remote … Remote»). Экспорт с болезненной прямотой выводит во вне внутренние переживания человека. Находясь перед полицейской фотографией двух детей, подвергшихся сексуальному насилию со стороны родителей, Экспорт режет свои кутикулы, кровь капает в миску с молоком у неё на коленях. Поверх символического плана крови и молока на зрителя влияет физический эффект её разрушительного чрезвычайно экстремального акта самоизлечения.

Сама Экспорт так говорила об этой работе: «Поведение человека — в отличие от машин (животных) — зависит от прошлых событий, независимо от того, как давно они произошли. Это привело к существованию духовного пара-времени, которое проходит параллельно объективному времени и постоянно подвержено влиянию молитв страха и вины, невозможности преодолеть деформации, которые разрывают кожу, и их визуальных проявлений. Я делаю акцент на том, что представляет прошлое и настоящее человека».

Фото 6. Вали Экспорт в наши дни Фото Екатерина Рицкая The Art Newspaper Russia.jpg
Вали Экспорт в наши дни / Фото: Екатерина Рицкая, The Art Newspaper Russia

С Экспорт всё ясно. А что с зазывалой Вайбелем?

Петер Вайбел родился 5 марта 1944 года в Одессе, в Советском Союзе. Как раз в это время разворачивалась Одесская наступательная операция Красной армии. Родители Вайбеля успели вовремя вернуться в Австрию. Первое образование, которое получил Вайбель, было кинематографическим. Заодно он выучил французский. Кино и язык он изучал во Франции. Вместе с будущими деятелями Новой волны, просиживал дни в кино-архивах, смотря старые ленты. В 1964 году вернулся в Вену, чтобы изучать медицину, но скоро сменил специальность. Стал изучать математическую логику, то, что скоро станет частью уже междисциплинарной кибернетики. Таких студентов, прямо скажем, тогда было не так много.

Творческий путь Вайбеля начался в 1965 году с изучения семиотики и лингвистики. Здесь он опирается на работы философов Остина, Якобсона, Пирса и Витгенштейна. Вайбель затем разработал художественный язык, который привёл его от литературы (был какое-то время поэтом) к перформансу. И тут он раскрылся в полном соответствии с духом времени: использовал не только медиа-язык и тело, но и кино, видео, телевидение и аудиозаписи. А также интерактивные элементы. В этом плане он был одним из первых, сейчас любой уважающий себя музейщик пытается применить в музее мультимедийные практики. Вайбель же критически анализировал мультимедийные методы с точки зрения их функции как конструкторов нашей реальности. И это опять же было вполне в духе времени, если учесть контекст развития теории медиа (но это отдельная и очень длинная история, с которой лучше ознакомиться здесь).

Фото 11. Петер Вайбель.jpg
Петер Вайбель

И вот в этот самый момент он знакомится с венскими акционистами. Позже Вайбель без скромности шутил, что он прописал теоретическую подоплёку для сделанного ими. Они были больше про действие, он же отвечал за теорию.

Дальнейший путь Петера Вайбеля не менее интересен, чем тот, что был уже кратко описан выше. Вайбель преследовал несколько художественных целей и использовал множество способов выражения замысла: тексты, скульптура, инсталляции, фильмы и видео. В 1978 году он прибавил к этому музыку. Вместе с Лойсом Эггом он основал «Hotel Morphia Orchestra».

В 1980-х он же использовал возможности компьютерной обработки видео, в следующем десятилетии уже включил интерактивную составляющую в свои инсталляции. В 1990-х! До некоторых, не самых бедных российских музеев, такое чудо техники как компьютер до сих пор не дошло как способ донести знание. Меж тем, Вайбель опять обратился к тому, как медиа конструируют реальность. Стоит ли говорить, что Петер Вайбель много где преподавал, а также стал одним из известнейших кураторов? Наверное, нет.

«Бесконечный сэндвич», 1969

В ролике 1969 года Вайбель представил концепцию, сфокусированную на вопросе о роли зрителя как привязанного к медиа сознания. В «Бесконечном сэндвиче» (1969) Вайбель представил замкнутую систему, в которой цепочка повторений создавала отражение петли обратной связи наблюдателя. Таким образом, цепочка событий из экрана могла прекратиться только в реальной реальности, когда телезритель полностью ощущал непосредственную связь между реальным и технологической репликой. Обратная связь зрителя вызывалась в тот момент, когда копии реальности больше не отражали реальной реальности. А именно, когда ошибки, происходящие в спирали, влияли на другие состояния реальности как на цепную реакцию. И так ровно до тех пор, пока действие не вступит в реальность.

Вайбель так описывал эту идею: «Ошибка в первой Вселенной. Человек должен встать, чтобы исправить ошибку, и, пока он это делает, он прыгает в следующую Вселенную. В конце концов, каждый австрийский телезритель должен был встать, чтобы скорректировать собственный телевизор. Итак, это первая модель мульти-вселенных и именно так работает обмен информацией и трансформация этой информации. Телевидение — это своего рода интерфейс».

Фото 10..jpg

Эта петля для Вайбеля — концептуализация самонаблюдения, которая не может быть до конца выполнена. В этой самопрезентативной петле Вайбель описывает искажение, которое происходит, когда информация проходит через каждый интерфейс, а также, что наиболее важно, когда она доходит до сознания зрителя. Таким образом, «Бесконечный сэндвич» пытается моделировать самосознание, способное испытать только себя, поскольку никто не может войти в это видение. Поэтому все остальные «я» в видео — это интерпретации первого «я» (сознание зрителей), реплики, которые вытягивают образцы обратной связи. В этом отношении первичная художественная концепция Петера Вайбеля глубоко характеризует привязанность сознания зрителей через петлю обратной связи, которая в каждом отдельном фрагменте порождает другое искажение себя.

*****

Вали Экспорт и Петер Вайбель чуть ли не самые нерадикальные представители венского акционизма. Но эпатаж это не главное, главное — идеи и способы их подачи. Идеи Вайбеля и Экспорт для своего времени были прорывом в духе времени, прорывом, который тянул культуру вперёд. Для нашего же они являются в некотором смысле обыденностью, особенно для продвинутых горожан.


Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте