Письмо Александра III цесаревичу Николаю

Документ
18 Июня 2017 // 22:08

Инцидент в Оцу, произошедший незадолго до 23 дня рождения Николая,  не на шутку встревожил российское общество.  Во время своего восточного путешествия цесаревич Николай Александрович возвращался с греческим принцем Георгом и японским принцем Арисугавой с озера Бива в Киото. Когда они проезжали по японскому городу Оцу к коляске, в которой сидел Николай, кинулся полицейский Цуда Сандзо и саблей нанес цесаревичу два удара. Император Александр III был встревожен, но послание Николая о не серьезном характере ран успокоило государя, однако программа пребывания цесаревича в Японии была сокращена.

Александр III. Письмо Цесаревичу Николаю Александровичу, 6 мая 1891 г. Гатчина.

От всей души благодарим Господа, милый, дорогой Ники, за Его великую милость, что Он сохранил Тебя нам на радость и утешение. До сих пор еще не верится, чтобы это была правда, что действительно ты был ранен, что все это не сон, не отвратительный кошмар. Никогда не забуду, когда получил первое сообщение об этом ужасном происшествии, из японской телеграммы я узнал в чем дело, потому что твоя, хотя и была первая, но в ней не было подробностей и мы не знали, в чем дело. Боже, что это был за день; ждали с нетерпением телеграммы Барятинского и получили ее только в 3 ч (аса) дня, тогда как твою уже получили в 8 ч (асов) утра. Только после телеграммы Барятинского мы немного успокоились и, действительно, видели, что все идет хорошо и что ты бодр и лихорадки нет. Как достаточно благодарить Господа, что он тебя сохранил и что ты мог уже через день вернуться на фрегат к эскадре и быть снова по среди своих и дома! С каким нетерпением ждем мы первых писем от тебя и Барятинского с подробностями об этом происшествии, это ужасно, что кроме коротких, а иногда и не ясных телеграмм мы ничего раньше месяца не получим, а тут всякая мелочь, всякая подробность дорога и интересна. Что мы получили и продолжаем получать телеграммы, это ужасно и сочувствие огромное и искренное, конечно, что касается до России. Что меня очень тронуло, это одна из первых телеграмм, которую я получил еще в тотже вечер поздно от Адмирала Лазарева и всех офицеров 8 Флотского Экипажа, которые узнали из прибавления к «Правит (ельственному) Вестнику», напечатанного и разосланного в тот-же вечер. Даже раньше некоторых членов семейства моряки уже мне телеграфировали и в таких теплых и искренних выражениях.

Я воображаю отчаяние Микадо и всех сановников японских, и как жаль для них, и все приготовления и празднества все пропало и не к чему! Но Бог с ними со всеми, радуюсь и счастлив, что благодаря всему этому, ты можешь начать твое обратное путешествие скорее и раньше, Дай Бог, вернешься к нам! Что за радость будет снова быть всем вместе и дома, дождаться этого не могу от нетерпения.

Ни о чем другом не могу сегодня писать, так мы за эти дни мучились и беспокоились. Следующее письмо надеюсь будет для тебя интереснее, а теперь от всей души обнимаю тебя, милый, дорогой Ники, и вместе с тобой еще и еще раз благодарю Господа, спасшего тебя и сохранившего тебя нам и России!

Сегодня день твоего рождения, а я так увлекся, что и не поздравил тебя, но все письмо — поздравление и благодарение Всемогущего за все Его милости! Христос с тобою, мой дорогой Ники! (Истинно Он был с тобою!)

Твой Папа.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте