• 11 Июня 2017
  • 13046

«Обезглавливание РККА»

До сих пор идут споры вокруг репрессий в рядах Красной армии. Кто-то считает, что Сталин «обезглавил» РККА, другие же полагают, что «чистка» принесла пользу. Одним из первых и громких дел в отношении высших чинов армии стало «дело Тухачевского», по которому помимо самого молодого маршала проходили еще восемь человек. 

На самом деле Михаил Тухачевский всегда вызывал некоторые подозрения, поскольку не был похож на большинство современников-военачальников. Он был дворянином и офицером царской армии, который сам перешел на сторону большевиков. Его отличал профессионализм в военном деле, он принес победу большевикам над Деникиным и Колчаком, подавил восстание на Тамбовщине. На фоне других маршалов, которые были выходцами из народа, Тухачевский резко выделялся своим интеллектом, он не стеснялся прямо указывать Ворошилову на его некомпетентность. Вообще в рядах Красной армии офицеры часто критиковали наркома обороны и считали, что его деятельность в условиях надвигающейся войны только мешает модернизации армии.

Первое дело против Тухачевского начали разрабатывать еще в 1930 году. В ОГПУ утверждали, что группа военачальников во главе с Тухачевским готовит убийство Сталина и захват власти. Сталин не дал делу хода, Тухачевского признали невиновным, но вождь продолжал следить за маршалом. Вызывала обеспокоенность и популярность Тухачевского в военных кругах, он был талантливым стратегом и полководцем, умел быстро организовать работу в армии. Он был заместителем наркома Ворошилова, но его авторитет был значительно выше, чем у наркома. «Все мы чувствовали, что главную, руководящую роль в наркомате обороны играет он», — вспоминал маршал Георгий Жуков. Его любили и в эмигрантской среде, даже называли «советским Наполеоном» и надеялись, что он, как и Бонапарт, разгонит революционеров и восстановит империю, пусть и в измененном виде. В 1929—1936 гг. поступала информация о наличии в РККА оппозиционных настроений во главе с Тухачевским, однако начальству спецслужб об этом стало известно только после записки Артузова в январе 1937 года.

Маршалы.jpg
Первые пять маршалов (слева направо):Тухачевский, Ворошилов, Егоров (сидят), Будённый и Блюхер (стоят)

Первыми фигурантами дела стали военный атташе при полпредстве СССР в Великобритании Витовт Путна и замкомандующего войсками Ленинградского ВО Виталий Примаков. Они были арестованы в 1936 году по другому делу — Антисоветского объединённого троцкистско-зиновьевского центра, но до мая 1937 года не называли никаких имен, Карл Радек также отрицал связь Тухачевского с оппозицией. На пленуме ЦК ВКП (б) Ворошилов заявил, что в армии «вскрыто пока не так много врагов» и отметил, что в РККА партия посылает лучших людей.

После записки Артузова начались первые перестановки. 15 февраля Борис Фельдман был переведен с поста начальника Управления по командному и начальствующему составу РККА на должность помощника командующего Московским ВО, затем Политбюро отменяет поездку Тухачевского за границу. Показания на группу Тухачевского дают некоторые арестованные руководители НКВД. Перестановки и аресты продолжаются, за день до своего ареста, после отстранения с поста, кончает жизнь самоубийством комиссар 1-го ранга и начальник Политуправления РККА Ян Гамарник. Все это происходит со 2 по 31 мая. Также по делу проходили командующий войсками Киевского ВО Иона Якир, командующий войсками Белорусского ВО Иероним Уборевич, начальник Военной академии им. Фрунзе Август Корк и председатель Центрального совета Осоавиахима Роберт Эйдеман.

Тухачевский.jpg
В первом ряду: Хрущёв, Жданов, Каганович, Ворошилов, Сталин, Молотов, Калинин, Тухачевский

2 июня Сталин выступает на расширенном заседании Военного Совета, где заявляет: «Товарищи, в том, что военно-политический заговор существовал против Советской власти, теперь, я надеюсь, никто не сомневается. Факт, такая уйма показаний самих преступников и наблюдения со стороны товарищей, которые работают на местах, такая масса их, что несомненно здесь имеет место военно-политический заговор против Советской власти, стимулировавшийся и финансировавшийся германскими фашистами».

Группу Тухачевского обвинили в насильственном захвате власти в обстановке военного поражения, подготовке терактов против членов Политбюро, разработке в 1935 году плана поражения РККА на направлениях наступления немецкой и польской армий, передача немецкому Генштабу секретных данных, план по захвату Кремля и арест руководителей ЦК ВКП (б), вменялись связи с Троцким и его сыном Седовым, а также Бухариным и Рыковым. Обвинение в шпионаже должно было скомпрометировать высшие чины армии в глазах товарищей из РККА, однако Тухачевский не признал себя шпионом.

Уже 7 июня вышел Приказ НКО СССР № 072 «Обращение к армии по поводу раскрытия НКВД предательской контрреволюционной военно-фашистской организации в РККА». 9 июня было вынесено обвинительное заключение, а уже через 2 дня состоялся закрытый суд без защитников и права на обжалование приговора. Поражает скоротечность суда, следствие заняло не больше месяца, а приговор был приведен в исполнение через несколько часов после вынесения. Примечательно и то, что решение было вынесено только на основании признательных показаний обвиняемых. Доподлинно неизвестно, пытали ли Тухачевского, но дочь маршала Светлана якобы утверждала, что ее привели к арестованному отцу и угрожали изнасилованием, если Тухачевский не подпишет признания. Маршал признал себя виновным по всем пунктам, кроме шпионажа.

признание.jpg
Признание маршала Тухачевского от 26 мая 1937 года о возглавлении военно-троцкистского заговора. На листе есть бурые пятна, которые позднейшая судмедэкспертиза идентифицировала, как пятна крови

Из приговора неясно, что стало основным мотивом дела — «бонапартистские» наклонности Тухачевского, «троцкистско-зиновьевско-бухаринский» заговор или заговор враждебных СССР государств. Но 11 июня 1937 года Верховный суд СССР в составе армвоенюриста Ульриха, маршалов Блюхера, Будённого, командармов Алксниса, Шапошникова, Белова, Дыбенко, Каширина и комдива Горячева приговорили обвиняемых к расстрелу с конфискацией имущества и лишением военных званий. Приговор привели в исполнение в ночь на 12 июня под руководством коменданта НКВД Блохина в здании Военной коллегии Верховного суда СССР.

«Дело Тухачевского» стало началом широкомасштабных «чисток» и репрессий в рядах РККА, в которых погибли почти все, кто вынес смертный приговор маршалу и другим военачальникам. НКВД получили самые широкие полномочия на разоблачение заговоров по всей стране. Все подсудимые по делу были реабилитированы только в 1957 году в связи с отсутствием состава преступления. Было признано, что признательные показания были получены путем «преступных методов проведения следствия». Даже противники Тухачевского признавали, что дело против него и остальных офицеров было сфабриковано.