Письмо Николая Рожкова Зиновьеву

Документ
23 Мая 2017 // 11:02

В 1919 году историк и политик Николай Рожков написал два письма Ленину, в которых призывал отказаться от военного коммунизма, и ввести рыночные отношения. Позднее он последовательно развивал и поддерживал идею НЭПа в своих трудах. В 1921 году его арестовали, но вскоре отпустили. В 1922 году было решено выслать Рожкова за границу, но тот вышел из меньшевистской партии и согласился сотрудничать с советской властью. Тогда Ленин заменил ему высылку на ссылку в Псков. Но даже там Рожков не оставил попытки убедить членов Политбюро в ошибочности их плана экономического развития.

Григорий Евсеевич!

Я пишу это письмо с единственной целью успокоить свою собственную совесть, вселить в нее сознание, что я сделал в меру своего разумения все для спасения дела революции и социализма в России. Имейте терпение ради этого дела и ради нашей прошлой дружбы дочитать его до конца.

По моему мнению, революция в России опять приближается к критическому моменту. Если немедленно не повернуть руль, как он был повернут Лениным в апреле 1921 года, — дело погибнет. Как повернуть руль, — вот об этом я и хочу Вам высказать свое мнение. Годится ли оно, — судить Вам, но мне надо быть спокойным, что я сделал все, что мог.

Никто, я думаю, не будет оспаривать, что объективно и субъективно социалистическая революция в России не была достаточно подготовлена. Вы, коммунисты, встав у власти, сделали очень многое для того, чтобы подвинуть вперед субъективную подготовку: из анархистов и элементарных максималистов, какими были русские рабочие в массе, Вы своей агитацией, организацией и тем, что поставили рабочих близко к руководству предприятиями, сделали из них марксистов в очень значительной мере. Это великая Ваша заслуга.

Но преодолеть объективную неподготовленность хотя бы даже в той мере, в какой преодолена субъективная, оказалось труднее. Отсюда и «ножницы», и Ваши внутренние несогласия, отсюда продолжающийся хозяйственный кризис. Вы пробуете его лечить устранением маленьких недостатков механизма — неправильности калькуляции, слишком больших накладных расходов и т. д. все это необходимо, но еще более необходимо нащупать ту точку опоры, которая даст возможность не симптоматически, а радикально излечить болезнь.

Ведь объективная неподготовленность социалистической революции в России заключалась в слабости нашего капитализма. И самой яркой и первостепенной по своему значению чертой этой слабости было отсутствие у нас производства средств производства хорошо развитого промышленного машиностроения. Именно поэтому у нас страшно отстала сейчас промышленная техника, ухудшилось строение капитала /по Марксу/, отчего главным образом и произошли огромные издержки производства и дороговизна фабрикантов. Техническое оборудование наших фабрик вдвое хуже, чем в Европе и Америке. Если бы ввести новейшие американские или европейские машины, издержки производства и цены понизились бы вдвое, и проблема ножниц была бы разрешена. Вот корень вопроса, вот самый чувствительный нерв положения.

Что же делать?

Очевидно, надо позаботиться о насаждении и развитии русского машиностроения. Это огромной важности задание для русской социалистической государственности. Но оно для своего осуществления требует времени. Поэтому, не отказываясь от него и напротив прилагая все усилия к его осуществлению, надо сейчас, немедленно во что бы то ни стало достать из-за границы хорошее по последней степени техники оборудования государственных фабрик и заводов.

Если государство может это сделать для всех фабрик и заводов, которые у него имеются, — тем лучше. Но сомневаясь в этом. Тогда надо сузить поле государственной промышленности до тех пределов, в каких это техническое обновление для государства посильно. Остальные фабрики надо отдать в частные руки.

Я думаю, что и развитие машиностроения неосуществимо одними средствами государства, что и здесь должен действовать отчасти частный капитал. Значит, проблемой является вопрос, как привлечь частный капитал. Способ один: надо формально гарантировать тем, кто его будет прилагать, что в случае экспроприации государством их предприятий, им и их наследникам будет обеспечен выкуп, рента. Конечно, эту гарантию надо давать только тем, кто будет действительно полезен.

Я здесь намечаю только главные свои мысли. Развивать и детально их обосновывать боюсь, потому что и без того письмо вышло длинным, а времени у вас, конечно, мало. К тому же, может быть, вам все это покажется ненужным и излишним, и письмо мое Вы попросту бросите в корзину. Но если бы понадобилось, я готов сделать это в будущем.

Пока существовала «Новая жизнь», я считал себя обязанным давать Советской власти посильные советы печатно. Когда она перестала существовать, я два раза писал Ленину. Первый раз это было в январе 1919 г.: я тогда советовал новую экономическую политику, но Ленин ответил мне: нет, прямо к социализму. Во второй раз я писал из тюрьмы в 1921 г. Петербургской ГПУ обещало мне доставить письмо, но я не знаю, было ли оно доставлено; во всяком случае, ответа я не получил. Теперь пишу в третий раз, — к Вам. Может быть, ни к чему это не поведет, но я должен писать я буду знать, что сделал все от меня зависящее.

Привет. Н. РОЖКОВ

Январь 1924 г.

Печать Сохранить в PDF

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте