• 11 Мая 2017
  • 11153

«Черный барон» Врангель

125 тысяч разгромленных белогвардейцев, полное фиаско в переговорах с зарубежными союзниками и смелые реформы, которые крестьяне после преобразований большевиков не оценили по достоинству. Врангель возглавил войска на юге России в самый тяжелый для Белого движения момент. Чтобы спасти положение дел, Врангель из военачальника переквалифицировался в политика.  

После отъезда в Европу генерал стал одной из центральных фигур Белой эмиграции. В общевоинский союз под его руководством вступили до 100 тысяч человек; они ожидали удобного момента, чтобы с оружием в руках вернуть России корону.

Элита Ливонского ордена

Примкнуть к Белому движению Врангелю предписывала родословная. Представители этой состоятельной дворянской семьи, начиная с XII столетия, выбирали для себя военное ремесло. Слава о них распространилась в Ливонии, Дании, Голландии, Германии и Швеции. Два десятка генералов, парочка губернаторов, дипломаты, сенатор, министр и мореплаватель — талантов у фамилии было не меньше, чем денег. После присоединения Прибалтики к России семья перешла на службу к российскому императору. В разных точках страны теперь высились особняки Врангелей — величественные, выполненные в европейском стиле постройки. После скрупулезных исследований ученые выяснили, что в одном только Бородинском сражении участвовали восемь Врангелей, из них трое погибли.

Когда Япония и Россия вступили в войну, Петру Николаевичу было 26 лет. Успехи на поля боя заставили начальников смотреть на барона Врангеля благосклонно. Спустя два года после окончания войны его призвали в одно из самых элитных подразделений, где традиционно служили Врангели, — лейб-гвардии Конный полк — в чине поручика. К началу Первой Мировой он дослужился до ротмистра конной гвардии. Отчаянная кавалерийская атака — «визитная карточка» Врангеля. В бою под Каушеном он вместе со своим эскадроном атаковал артиллерийскую батарею противника в конном строю. Немцы отступили, однако эта победа стоила огромных человеческих потерь — русские потеряли 81 человек убитыми и 293 ранеными. В бою полегли представители самых известных дворянских семейств.

Однополчане отмечали удивительную работоспособность барона, утомлявшую даже его самого. Врангель не мог сидеть без дела и не давал покоя никому вокруг, даже если полк неделями стоял в резерве. Кроме того, Петр Николаевич отличался импульсивным нравом — однажды он, вспылив, выбросил в окно человека. Благо, это был первый этаж.

Война двух самолюбий

Отречение Николая II от престола для армии ознаменовалось хаосом, и в этом барон Врангель видел серьезный просчет военных руководителей. «В эти решительные минуты не было ничего сделано для разъяснения армии происшедшего, никакой попытки овладеть психологией армии. На этой почве неизбежно должен был произойти целый ряд недоразумений. Разноречивые, подчас совершенно бессмысленные толкования отречений Государя и Великого Князя (так, один из командиров пехотных полков объяснил своим солдатам, что «государь сошел с ума»), еще более спутали и затемнили в понятии войск истинное положение», — пишет Петр Николаевич в своих мемуарах. Демократизация армии, по мнению Врангеля, окончательно развалила российские вооруженные силы.

фото2.jpg

Начало гражданской войны барон встретил в Ялте. В Крыму о революции ничего не напоминало — все то же спокойное море, размеренный ритм жизни и безлюдные улицы. По воспоминаниям Петра Николаевича, полуостров был будто отрезан от России, сюда даже не доходили большевистские газеты. Однако уже в декабре 1917-го у власти в Севастополе оказались Советы.

Врангель со своей семьей чуть не оказался жертвой самосуда. Военачальнику удалось освободиться и бежать в Киев — сюда стекались антибольшевистские силы из разных уголков страны.

фото1.jpg
Александр Кривошеин, Петр Врангель и Павел Шатилов

Врангель вступил в Добровольческую армию. Характер «черного барона» остался таким же деятельно-беспокойным — если он отсутствовал на фронте, то ездил по Крыму и за один день проводил с десяток встреч с представителями политических организаций, коммерсантами и священнослужителями. Об Антоне Ивановиче Деникине барон отзывался следующим образом: «Генерал Деникин производил впечатление вдумчивого, твердого, кряжистого, чисто русского человека.

Он имел репутацию честного солдата, храброго, способного и обладавшего большой военной эрудицией начальника». В своих мемуарах Врангель обрушился с критикой на ОСВАГ — пропагандистский орган Добровольческой армии, созданный по инициативе Деникина. Во-первых, ОСВАГ стоил правительству сумасшедших денег; во-вторых, его сотрудники составляли секретные сводки о ближайших сподвижниках Антона Ивановича. В ответ на это Врангель распространял едкие памфлеты, изобличающие белого генерала. Словом, отношения не заладились с самого начала.

Реформам «черного барона» не было веры

Под руководством Петра Николаевича Белые части вели успешные бои на Кубани и Северном Кавказе, был взят Новороссийск и Царицын. «Царицын оказался в ужасном состоянии. Зимой в городе свирепствовали страшные эпидемии, умерших не успевали хоронить. По словам жителей, в овраге свалено было до 12 тысяч трупов. Улицы представляли собой свалочное место… Уже через несколько дней по нашем приходе город начал оживать. Постепенно стали открываться магазины», — вспоминал военачальник.

В апреле 1920-го, после ухода Деникина с поста главнокомандующего Вооруженными силами Юга России, Врангель остался один на один с поредевшими белыми войсками. Число добровольцев сократилось примерно в 7 раз: в строю остались около 25 тысяч человек. Как и предугадывал Петр Николаевич, казаки по мере освобождения своих земель отказывались от дальнейшей борьбы. Врангель озаботился восстановлением частей регулярной конницы и сурово наказывал солдат за мародерство. Ощущался недостаток в опытных офицерах. В своих воспоминаниях Врангель передает атмосферу хаоса, охватившего армию. «Плохо снабженные части питались исключительно за счет населения, ложась на него непосильным бременем. Несмотря на большой приток добровольцев из вновь занятых армией мест, численность ее почти не возрастала. Тыл был набит уклоняющимися, огромное число которых благополучно пристроилось к невероятно разросшимся бесконечным управлениям и учреждениям».

фото3.jpg
Белогвардейцы

Чтобы привлечь сторонников, Врангель инициирует в Крыму земельную реформу. Он обещает крестьянам землю за выкуп. Засеяны зерном все свободные участки. На полуострове заработало производство, появились рабочие места. В 1920-м Крым был единственной территорией Европы, которая экспортировала зерно на внешний рынок. Аграрная реформа «сработала», хоть крестьяне и восприняли ее с недоверием — не даст ли барон обратный ход преобразованиям?

Русская армия под руководством Врангеля заняла Северную Таврию. В октябре 1920-го между Польшей и Россией было заключено перемирие, и красные подразделения ушли с польского фронта. Спустя месяц они прорвались в Крым. Врангель начал подготовку эвакуации в Константинополь.

В Европе Петр Николаевич создал Русский общевоинский союз, численность которого достигала 100 тысяч человек. Деятель Белого движения скончался от туберкулеза в Бельгии в 1928-м году.