Триумф Юлиана. Аргенторат, 357

Владимир Шишов
20 Апреля 2017 // 13:00

Битва при Аргенторате, произошедшая в конце лета 357 года стала важным событием в истории поздней Римской империи. Армия галльского цезаря Флавия Юлиана одержала верх над кратно превосходящей ее армией германцев и добыла славу для римского оружия и своего полководца, а германцы были отброшены от границ империи. Как выглядела армия поздней империи, почему алеманны считали Галлию своей, и чем обернулась победа для триумфатора в материале Владимира Шишова.

Наследство Константина

В 312 году император Константин одержал победу при Мульвиевом мосту над Максенцием, а после объединил империю, победив последнего соперника Лициния. При Константине Римская империя переживала эпоху расцвета, а сам император продолжил курс реформ, начатых Диоклетианом. Несмотря на это, после смерти Константина в 337 году, империя снова погрузилась в пучину междоусобных войн между сыновьями и наследниками Константина.

Рис.1.jpg
Римская империя в IV веке

В 350 году Констант, правившей всей западной частью Империи был предательски убит, а императором на западе провозглашен Магненций. Брат убитого императора Констанций (вообще, Константин Великий отличался большой оригинальностью в выборе имен для своих сыновей: Констант, Константин и Констанций), разбил узурпатора и в 353 году стал единоличным правителем Империи.

Германские войны

Во время войны с Магненцием обе стороны призывали германские племена, жившие за Рейном и Дунаем, вторгаться на территории соперника, а ведение постоянных войн внутри Империи потребовали от правителей ослабить оборону Галлии, чем не преминули воспользоваться варвары. Земли по берегам Рейна были разграблены, германцы проникали во внутренние районы Галлии и даже решались осаждать города (так была сожжена Колония Агриппина, совр. Кельн). Часть племен и вовсе воспринимала прирейнские земли как новые земли для поселения. Особенно отличились в этом франки и алеманны, ставшие головной болью для Констанция.

Рис.2.jpg
Император Констанций II

Для решения целого ряда задач в Галлии и Германии, являвшихся важными провинциями западной части империи, потерю которых нельзя было допустить, Констанций объявляет в 355 году своим младшим соправителем (цезарем) Флавия Юлиана — своего двоюродного брата, человека образованного и талантливого, но молодого (ему было всего 23 года) и неопытного. К новоиспеченному цезарю император приставил целый сонм советников и помощников, которые помогали Констанцию следить за действиями младшего брата.

Первые успехи цезаря

Остаток 355 года Юлиан провел в Виенне (совр. Вена), планируя кампанию следующего года. В 356 году Флавий Юлиан добился первых успехов в борьбе с германцами. Еще по дороге в Галлию цезарю удалось снять блокаду Августодума — важного города в центральной Галлии (рядом с современным Дижоном, сейчас город Отён). Чуть позже произошло боевое крещение Юлиана: у Брутомага он с небольшими силами разбил отряд германцев, а после занял Колонию Агриппину и принудил франков к миру.

Главными врагами Юлиана на Рейне оставались племена алеманнов — рослых людей и храбрых воинов. Основой войска алеманнов была пехота, состоявшая из ополчения всех взрослых мужчин, вооруженная мечами (спатой или скрамасаксом), копьями и луками. В бою они часто не имели хорошего защитного вооружения (обычно ограничиваясь щитом), а доспехи добывали с убитых римских солдат. Конница германцев была слабее римской и уступала ей в организации.

Рис.3.jpg
Алеманнский воин

Несмотря на первоначальные успехи Юлиана, положение в Галлии оставалось непростым, ведь алеманны продолжали совершать набеги вглубь римских территорий, а земли к западу от Рейна они и вовсе уже считали своими (римская провинция Германия I или современный Эльзас). Дошло до того, что сам полководец был осажден в Сеноне, всего в нескольких переходах от Ремов (совр. Реймс) и Паризиума (совр. Париж) — главных городов северо-восточной Галлии. С этим нужно было что-то делать.

Кампания 357 года

В кампании следующего года Флавий Юлиан должен был действовать совместно с армией магистра пехоты Барбациона (франка по происхождению), направленной из Италии. План заключался в том, чтобы одновременно ударить по алеманнам с двух сторон (перейдя Рейн и Дунай соответственно), разбить их и выжечь их земли, чтобы у варваров больше не возникало желания вторгаться на римские земли. Однако Барбацион действовал вяло и неудачно, в конце концов, его обоз был захвачен, часть сил разбита, а сам он с остатками армии поспешил уйти на юг на зимние квартиры, оставив Юлиана один на один с алеманнами.

Рис.4.jpg
Карта Германской войны

Победа над дунайской армией только раззадорила германцев, которые потребовали от цезаря освободить их территории и не мешать им селиться на прирейнских землях, честно захваченных силой оружия. Однако Флавий не только не планировал отдавать земли алеманнам, но и разработал план, как убедить германцев уйти из римских провинций.

Он решил сосредоточить против варваров максимум полевых войск, разгромить значительные силы противника на поле битвы, чтобы так же силой оружия отобрать у алеманнов территории и не дать им спокойно уйти за Рейн. Для этого он стянул основные силы к Табернам (совр. Саверн), где получает известие о том, что большая армия алеманнов переправилась через Рейн и расположилась в районе Аргентората (совр. Страсбург). Юлиан выступает к Рейну, чтобы на поле боя доказать право римлян владеть этими землями. Алеманские вожди, узнав о подходе римлян, вышли навстречу противнику и расположились в 3 км от города.

Легион или турма?

В IV веке облик римской армии уже далек от славных времен Цезаря и Августа. При Диоклетиане все военные силы Империи были разделены на приграничные войска и подвижные полевые армии. Задачей первых было лишь удержание границ в спокойствии, в то время как, полевые армии занимались активным маневрированием и играли роль этаких «пожарных команд», перебрасываясь на самые опасные участки.

Для более эффективной работы таких армий в них появляется разнообразная и качественная кавалерия: от легких всадников и конных стрелков до сверхтяжелых катафрактов-клибанариев, заимствованных у персов. Кавалерия теперь используется не только для преследования противника и фланговых обходов, но и для разгрома вражеской кавалерии и борьбы с пехотой.

Рис.5.jpg
Римские катафракты

От века в веку в римской армии все больше возрастает значение местных и варварских элементов, влиявших как на военную машину империи, так и на ее политику (императоры нередко провозглашались из «своих» префектов, поднимавших мятежи). Недостаток рекрут пришлось восполнять, нанимая и обучая отряды из варваров, в империи распространяется рекрутская повинность (накладывалась на крепостных-колонов), так же обязаны служить потомственные солдаты. Знаменитый легион «ужимается» до 1000 солдат (некогда легионы насчитывали 5000 человек), причем никакого различия в выучке и боеспособности обычных легионов и ауксилариев нет — такое разделение остается скорее данью традициям, в отличие от эпохи принципата, когда ауксилариями, прежде всего, комплектовалась легкая пехота и лучники, значение которых, кстати, так же серьезно возросло.

Рис.6.jpg
Римские воины IV век

В целом, римская армия была профессиональной организацией с большим влиянием варварского элемента, основной опорой которой, все же оставалась тяжелая линейная пехота, отличавшаяся превосходной выучкой, дисциплиной в бою, храбростью и организацией. Кавалерия становится полноправным родом войск, которой, однако, нужно действовать с опорой на пехоту.

Силы сторон

Юлиан имел при себе около 13 тысяч человек, из которых не более 3000 составляла конница (катафрактов было и вовсе около 500), остальную часть армии составляла тяжелая линейная пехота, в том числе элитные подразделения гвардии, и стрелки. Алеманны, по сообщению римского историка и участника событий Аммиана Марцеллина, выставили 35 тысяч человек, большую часть из которых составляли пехотинцы-общинники. Даже если Марцеллин преувеличил число германцев, они, тем не менее, вероятно, обладали кратным превосходством над Юлианом, которому оставалось надеяться на выдержку и опыт своих солдат.

Поле боя и план сражения

Место сражения представляло собой равнину со значительным количеством препятствий, особенно в северной части, где протекали болота, и начиналось редколесье. К югу поле наоборот становилось все более ровным и пригодным для действий конницы.

Юлиан рассчитывал, сосредоточив всю конницу на правом фланге, рассеять всадников врага на равнине, охватить его с фланга и разгромить. Алеманнский вождь Хнодомар (один из семи вождей, предводителей германцев) первоначально надеялся, что Юлиан испугается численного превосходства его войска, а когда стало ясно, что Юлиан сам атакует, Хнодомар сделал ставку на прорыв римского центра массой варварской пехоты, сковав римскую кавалерию своей конницей, усиленной отрядом легкой пехоты, которая должна была действовать в одном строю с всадниками, поддерживая их в борьбе с катафрактами — страшным оружием римлян.

Подход к полю сражения

Римский полководец вышел из лагеря под Табернами к Аргенторату, римлянам предстояло пройти почти 30 км, постоянно подвергаясь опасности нападения германцев. Подойдя к расположению алеманнов, Юлиан планировал разбить лагерь и только на следующий день атаковать противника, однако, как сообщает Марцеллин, легионеры так рвались в бой, что потребовали полководца в тот же день вести их в бой. Таким образом, после 5-часового марша, солдаты выстраивались на поле боя, где их уже ждали германцы. Это противоречило правилам военного искусства римлян, но Флавий Юлиан рискнул начать сражение.

Позиция армий

Войско алеманнов расположилось в восточной части равнины. Центр состоял из глубокой фаланги варварской пехоты, на правом фланге в лесу расположился засадный отряд, который должен был атаковать войска Юлиана, если они прижмут германцев к краю поля боя. На левом крыле сосредоточена варварская кавалерия и легкая пехота.

Рис.7.png
Схема сражения при Аргенторате

Флавий Юлиан по традиции выстроил в центре пехоту, причем легионы пришлось сильно растянуть, чтобы они не были охвачены противником с флангов. Легионы построились в две линии (по 5 легионов в каждой). Весь расчет был на то, что пехота сумеет продержаться до того момента, когда кавалерия правого фланга врубится в ряды вражеской пехоты. Левый фланг был слабо укреплен, но впоследствии туда были отправлены дополнительные силы.

Бой конницы

В начале боя основные события разыгрались на правом фланге: римская кавалерия не только не смогла опрокинуть германцев, но, видя, что один из командиров ранен, а соратники терпят урон, римские всадники дрогнули и отхлынули назад. В этой ситуации только харизма и талант Юлиана спасли положение: он с небольшим отрядом сумел остановить бегущих и отвести кавалерию в порядке. В это же время силы левого крыла сумели разгромить германцев, выскочивших из засады прежде времени и прикрывавших фланг своего войска.

Бой пехоты

Тем не менее, положение в центре римского построения было тяжелым — алеманны напирали изо всех сил. Их плотная фаланга несла чудовищные потери, разбиваясь о стену копий и щитов римлян, но раз за разом они продолжали давление. После поражения правого фланга, удар конницы противника пришлось принимать правому крылу пехоты. Подобно сражению при Фарсале, легионеры развернулись лицом к противнику и отбросили его, заставив обратиться в бегство.

Рис.8.jpg
Сражение при Аргенторате

Наиболее тяжелое положение было в самом центре боя, где клин тяжелой пехоты алеманнов, составленный из вождей и их гвардии (вожди спешились, подчеркивая свою готовность биться до конца со своей пехотой), грозился прорвать построение римлян. На помощь пришли солдаты второй линии из легиона Приманов — одной из элитных частей войска.

Конец боя и его последствия

После того как и эта атака алеманнов была отражена, их боевой дух быстро иссяк и они бросились бежать. Многих из них переколола вернувшаяся кавалерия, многие утонули в бурных водах Рейна, пытаясь спастись на том берегу. Аммиан говорит о 6000 убитых на поле боя и во время преследовании и многих, кто погиб, пытаясь переплыть реку. Сам Хнодомар попытался скрыться, но был обнаружен небольшим римским отрядом и пленен. Юлиан отправил непокорного варвара к императору в Медиолан (совр. Милан).

Несмотря ни на что, вряд ли римские историки преувеличивают потери алеманнов: те или понесли такие ужасные потери, или так были деморализованы, что во время зарейнских рейдов Юлиана, последовавших за его победой при Аргенторате, они просто бежали с насиженных мест, сжигая жилища и уходя подальше от Рейна и Дуная.

Из цезарей в августы

Юлиан рискнул вступить в бой против превосходящей его армии и не проиграл. Он доверился своим войскам и римской организации и одержал столь уверенную победу, что алеманны надолго перестали тревожить Империю своими набегами. Конечно, при дворе сразу же поползли слухи, что Юлиан хочет сам стать императором и даже убить старшего брата, который упорно присваивал все успехи молодого цезаря себе.

Рис.9.jpg
Флавий Юлиан

Вопреки обычной тогда практике, полководец не был убит или отравлен: сыграли ли свое семейные узы или сам цезарь так умело себя вел, но Флавий Юлиан не только не стал жертвой зависти императора, но даже сам сумел захватить власть, которая к нему перешла фактически бескровно: Констанций умер в 361 году в Малой Азии, готовя поход на Юлиана, а в конце того же года Юлиан вступил в Константинополь как законный император. В истории император Юлиан останется как Юлиан Отступник и станет последним в истории языческим императором…

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 1

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Рост Александров 24.04.2017 | 14:0214:02

Интересный рассказ, особенно re армии - много нового узнал