Москвы энергичный лорд-мэр

Надежда Чекасина
19 Апреля 2017 // 10:45

Он был высокий, могучего телосложения, громогласный и решительный – так современники описывали Николая Александровича Алексеева. Происходил из знаменитого купеческого рода и был успешным предпринимателем. Казалось бы, ну что этот представитель «золотой молодежи» может дать городу, однако именно под руководством Алексеева жизнь Москвы кардинально преобразилась. Он стал настоящим реформатором городского хозяйства, чьи преобразования для города даже сравнивают с петровскими для всей России.

Миллионщик Алексеев

Сейчас имя Алексеева едва ли многие вспомнят, чему немало поспособствовала советская власть. Однако Николай Александрович остался в истории как один из крупнейших преобразователей московской жизни. Миллионщики Алексеевы были известными купцами и покровителями искусств, из их рода происходил Константин Станиславский, двоюродный брат Николая. Будущий городской голова получил прекрасное домашнее образование благодаря преподавателям из Московского университета. Борис Чичерин так вспоминал об Алексееве: «Он соединил в себе хитрость и утонченность грека с разнузданностью русской натуры». К этому присовокупилась и турецкая кровь его бабушки. Его дед, знаменитый торговец табаком грек Михаил Бостанжогло, выкрал свою будущую жену из гарема турецкого султана и привез в Россию в ящике для перевозки табака.

Алексеев.jpg
Николай Александрович Алексеев

К 30 годам Николай стоял во главе Правления торгового и промышленного Товарищества «Владимир Алексеев» и был владельцем крупнейшей в России канительной фабрикой, чья продукция шла на обшивку облачений духовенства и военных мундиров. В это же время он входит в городскую политику. В 1881 году Алексеев становится гласным Московской городской думы, а в 1885 году он был избран городским головой. Многие не любили Алексеева за его жесткую позицию, безустанную работу и требовательность к другим. Иногда он мог позволить себе даже грубость и отличался авторитарных характером управления. Но также современники отмечали и его прекрасное чувство юмора. Во время напряженных обсуждений в думе Алексеев мог разрядить атмосферу яркой шуткой и рассмешить гласных.

Канализация и водопровод

Придя к власти, он проявил свой талант управленца в полной мере. В то время Москва представляла из себя не город, а рассадник антисанитарии: отходы нередко выливались на улицы, выгребные ямы были переполнены; по воспоминаниям М. Салтыкова-Щедрина, «вонь стояла коромыслом». Кроме того, в черте города были скотобойни, которые также не сильно заботились утилизацией отходов. Все это способствовало распространению среди жителей таких болезней как дифтерит, тиф и скарлатина. Смертность была высокой. Именно на борьбу с антисанитарией Алексеев бросил свои силы.

башни.jpg
Водонапорные башни у Крестовской заставы (не сохранились)

Важнейшей постройкой того времени для Москвы стала канализация. До введения ее убыль населения составляла около 2,5 тысяч человек в год. Но сразу после постройки канализации прирост населения составил 3300 человек. Также при Алексееве все скотобойни города, а их было 20, были выведены за Покровскую заставу. В 1886 — 1888 годах на муниципальный займ там было построено 50 зданий, целый скотобойный комплекс, который включал в себя холодильники, канализацию и водопровод, специальные помещения для свежевания, отдельную железную дорогу, чтобы доставлять туши. Теперь там находится Микояновский мясокомбинат.

Еще одним знаковым нововведением стало усовершенствование городского водопровода. Воды в городе не хватало, екатерининский водопровод давал только полмиллиона ведер в день, Алексееву удалось увеличить это число втрое. Вода из Мытищинского водопровода поступала самотеком к водозаборным фонтанам, Алексеев же решил построить насосные станции. Он лично спонсировал строительство двух водонапорных башен у Крестовской заставы, чтобы вода была доступна в каждом доме города. Водопровод был запушен в 1892 году.

Дума.jpg
Московская городская дума

Кстати, Алексеев был сторонником каменного строительства и борцом с деревянными постройками, которые постоянно горели. Поэтому при нем вышел закон, который запрещал постройку и ремонт деревянных построек в черте Садового кольца. Кроме того, при нем были построены такие каменные памятники архитектуры, как Канализационно-насосная станция в Крутицах (ныне музей Мосводоканала) и здание Московской городской думы (ныне Музей Ленина), завершена постройка Исторического музея.

Также Николай Александрович реформировал финансирование городского хозяйства, что позволило городу встать на путь независимости от имперской власти. С 1887 года муниципальные предприятия города строились на заемные деньги. В 1892 году Москва выпустила облигационный займ на 7 млн рублей, однако на прибыль муниципальные предприятия смогли выйти только во второй половине 1890-х, уже после смерти Алексеева. Алексеев был успешным предпринимателем, и от своего годового жалованья в размере 12 тысяч рублей он отказался.

Алексеевская больница

Кроме того, Алексеев был известным меценатом и благотворителем. С его поддержкой в городе стоились школы и училища, Николай Александрович был директором Русского музыкального общества, почетным членом Общества для пособия нуждающимся студентам Московского университета, казначеем Дамского комитета Общества Красного Креста. При нем Третьяков передал городу свою галерею и коллекцию картин.
Алексеев всячески побуждал купцов и помещиков жертвовать деньги на улучшение жизни города. С одним из таких случаев связано строительство знаменитой московской психиатрической лечебницы № 1, известной всем как больница им. Кащенко.


больница.jpg
Психиатрическая больница им. Н. А. Алексеева на Канатчиковой даче

Побывав в Преображенской больнице, он поразился ужасному содержанию душевнобольных: мест остро не хватало, а методы обращения с пациентами были не самыми гуманными. Тогда Алексеев решил построить отдельную больницу, а деньги на нее собирать по подписке с московских благотворителей. Когда купец Ермаков сказал Алексееву: «Поклонись при всех в ноги — дам миллион (по другим источникам — триста тысяч) на больницу», то Алексеев снял с себя цепь городского головы и молча поклонился ради страждущих. На деньги Ермакова был позже построен Ермаковский корпус.

Но волею случая именно душевнобольной, которым так стремился помочь Алексеев, стал его убийцей. 9 марта 1893 года он как городской голова принимал просителей в Думе. И вот один из них, Василий Андрианов, достал пистолет и выстрелил Николаю Александровичу в живот. После в кармане Андрианова была найдена записка: «Прости, мой жребий пал на тебя!». Алексеева оперировал сам Склифосовский и даже давал положительные прогнозы, но у пациента случился перитонит, и Алексеев скончался. Перед смертью он сказал, что умирает «как солдат на своем посту». Алексеев завещал 300 тысяч на содержание больницы.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте