• 27 Марта 2017
  • 13571

Как Мусин-Пушкин «Слово о полку Игореве» украл

Происхождение «Слова о полку Игореве» многие годы вызывало споры и было окутано тайной. Но одно ясно точно, что если бы не любовь графа Мусина-Пушкина к коллекционированию и историческим исследованиям, возможно, мир никогда бы так и не увидел ценнейший памятник древнерусской литературы.

Азартный коллекционер

Граф Алексей Иванович Мусин-Пушкин был известным коллекционером, впоследствии ставшим владельцем крупнейшей в России частной коллекции древностей. В 1791 году он приобрел часть архива петровского чиновника П. Н. Крекшина. Помимо документов времен царствования Петра I в коллекции оказались древнерусские манускрипты, такие как летопись князя Кривоборского, летопись патриарха Никона с его собственноручными правками, летопись с примечаниями Татищева и др. Позднее Мусин-Пушкин получит еще одно собрание бумаг Крекшина непосредственно от его наследников. Среди этих документов будет обнаружена Лаврентьевская летопись. Ценнейшие документы, практически случайно попавшие в руки графа, в скором времени сделали его имя и его коллекцию широко известной в кругу видных ученых и исследователей.

Мусин-Пушкин.jpg
Парадный портрет графа Мусина-Пушкина кисти И. Б. Лампи. 1790-e гг.

Екатерина II, ознакомившаяся с коллекцией Мусина-Пушкина, не могла оставить его работу без внимания. Императрица подарила графу несколько старинных рукописей и книг. Кроме того, она назначила Мусина-Пушкина в 1791 году обер-прокурором Синода, а всего через пару недель приказала собрать в Синоде все древние рукописи и старопечатные книги всех церквей и монастырей империи. В первый же год было получено до ста рукописей. Таким образом, граф Мусин-Пушкин получил неограниченные возможности для своих исторических исследований и пополнения личной коллекции.

Среди полученных им документов иногда были целые библиотеки, например, библиотека профессора Московского университета А. Барсова, библиотека архимандрита Иоиля Быковского, большая часть рукописей и книг В. Татищева, даже Гавриил Державин подарил ему несколько рукописных сочинений. Также большую коллекцию ростовских и ярославских древностей Мусин-Пушкин получил благодаря архиепископу Арсению (Верещагину), который возглавлял Ярославскую епархию с 1787.

Тайна происхождения «Слова…»

Среди старинных документов было обнаружено и «Слово о походе Игоревом, Игоря, сына Святославова, внука Олегова», известное нам как «Слово о полку Игореве». Находка и публикация этого бесценного памятника древнерусской литературы принесли Мусину-Пушкину мировую известность. Считалось, что документ хранился в ризнице соборного храма Спасо-Ярославского монастыря. Сам граф утверждал, что получил манускрипт от бывшего архимандрита монастыря Иоиля Быковского. Исследователи действительно обнаружили в описях ярославского монастыря упоминание о хронографе «в лист», а именно так выглядела основная часть рукописи, по словам очевидцев. Как известно, коллекция Мусина-Пушкина вместе со «Словом…» сгорела в московском пожаре 1812 года. И поскольку данный хронограф был помечен как уничтоженный, то версия о Спасо-Ярославском происхождении была основной. Но в 90-х хронограф неожиданно нашелся в фондах Ярославского музея-заповедника и никакого «Слова» в нем не было.

Страница.jpg
Страница первого издания «Слова о полку Игореве»

После того, как Мусин-Пушкин был уволен с поста обер-прокурора Синода, ему предоставили список пропавших рукописей, которые были в его распоряжении. Сам граф утверждал, что передал все Екатерине II. Императрица, которая к тому времени уже скончалась, не могла ни подтвердить, ни опровергнуть слова графа, однако манускрипты так и не нашлись. Поэтому бытует мнение, что Мусин-Пушкин, бывший коллекционером, мог просто присвоить недостающие рукописи себе. Одним из документов, если верить сотруднику Пушкинского Дома Александру Боброву, предположительно был тот самый описанный свидетелями «хронограф в лист».

Согласно архивным данным, данный хронограф хранился в 1766 году в Кирилло-Белозерской обители. Осенью 1791 по велению императрицы документ вместе с другими рукописями был отправлен в Синод. После чего следы хронографа теряются. Интересно, что описание этого документа соответствует описаниям рукописной книги, в которой было обнаружено «Слово». Согласно передаточным описям, у Кирилло-Белозерского хронографа были прибавления в виде «баснословных повестей», а именно так Николай Карамзин назвал произведения, которые окружали «Слово». Кроме того, Карамзин настаивал, что документ происходил из архивов одного монастыря, а не из коллекции частного лица. Поэтому с большой долей вероятности можно предположить, что «Слово о полку Игореве» находилось именно в этой рукописи.

Дворец.jpg
Дворец графа Мусина-Пушкина на Разгуляе

Как сокрытие рукописи привело к ее потере навсегда

Кирилло-Белозерский Хронограф стал известен в науке под названием Мусин-Пушкинского сборника и вместе с основной частью библиотеки графа хранился в его дворце на Разгуляе в Москве. Несмотря на то, что из-за пожара 1812 года ценнейший документ, да и большая часть богатой коллекции безвозвратно утеряны, не будем так критичны к графу Алексею Ивановичу за то, что он присвоил монастырское имущество себе. Ведь именно Мусин-Пушкин при помощи своих ученых коллег смог подготовить первое издание «Слова». По словам очевидцев, рукопись относилась в XVI веку, была писана скорописью без разделения слов, без букв i, с использованием надстрочных букв, содержала ошибки и описки. Мусин-Пушкин разобрал манускрипт, ввел разделение слов, заглавные буквы и пр. Благодаря его кропотливой работе удивительный памятник древнерусской литературы дошел до наших дней и понятен нам. На сегодняшний день сохранилось два полных воспроизведения текста «Слова». Первое издание 1800 года, подготовленное графом. И снятая для императрицы в 1795 копия, известная как «Екатерининская копия». Она была издана академиком Пекарским в 1864 году.