Сперанский XVII века

Максим Новичков
22 Февраля 2017 // 11:00

В биографии Никиты Ивановича Одоевского воплотилась вся история России при первых Романовых. Последние отголоски Смутного времени, войны с Польшей, составление Соборного уложения, конфликт царя Алексея Михайловича и патриарха Никона — ко всему этому влиятельный князь имел самое прямое отношение. Он занимал первостепенные государственные должности при пяти монархах, а троих из них и вовсе проводил в могилу.

На службе Царю и Отечеству

Никита Иванович Одоевский родился около 1605 года в семье боярина Ивана Никитича по прозвищу Мниха. Детство ребенка пришлось на мытарства Смутного времени. Его отец в те непростые годы был новгородским воеводой. Князья Одоевские являлись потомками черниговских князей (то есть происходили от Рюрика). Поэтому служба на важных государственных должностях в их роду считалась данью семейной традиции. Сын, пробираясь через тернии чинов и званий, даже превзошел своего отца.

Никита Одоевский.jpg
Никита Одоевский

Никита Иванович с самой ранней юности находился на государственной службе. Первые сведения о стольнике относятся к 1618 году: отрок находился в царской свите во время последней польской осады Москвы. Одоевский умел ладить с Михаилом Федоровичем — он присутствовал на обеих свадьбах первого самодержца из династии Романовых.

1633 год, вновь война с поляками: Никиту Ивановича назначают ржевским воеводой. Он должен был повести войско к Смоленску, но из-за недостатка ратных людей ему так и не удалось добраться до захваченного Речью Посполитой русского города. Впрочем, тридцать лет спустя Одоевский триумфально вернется под стены древней крепости. Пока же, в 1640 году потомственный князь за выслугу наконец получает чин боярина.

В 1646-м Одоевский отправился в Ливны, где под его началом были собраны значительные силы, необходимые для отражения возможного набега татар. Накануне крымский хан Ислам-Гирей получил от своего сюзерена, турецкого султана Ибрагима, кафтан и саблю — символическое разрешение начать набег на Россию. Одоевский выехал на юг после того, как о подготовке набега в Москве сообщили греческие информаторы. В Белгороде и Ливнах ратные люди воеводы укрепили самые уязвимые участки засечной черты. Так и не дождавшись крымцев, но позаботившись о валах и рвах, через год боярин вернулся в Москву. В благодарность новый царь пригласил его в качестве первого дружки на свою свадьбу с Марией Милославской — матерью Федора III и Ивана V.

Засечная черта.jpg
Засечная черта

Соборное уложение

При дворе Одоевскому приходилось маневрировать между двумя аристократическими партиями. Одну возглавлял царский «дядька» Борис Морозов, другую — «обиженные» при Алексее Михайловиче Черкасские и бояре из других менее знаменитых семей. Никите Ивановичу удалось перехитрить все группировки знати. Царедворец заслужил доверие Тишайшего и дистанцировался от мелочных аристократических конфликтов.

Взлет карьеры Одоевского начался довольно поздно — когда ему было уже за сорок (почтенный возраст для того времени). Но он оказался долгожителем и вопреки всему добился первенствующего положения в Думе. Ключевым эпизодом его службы стало назначение главой Уложенной комиссии. Этот орган по поручению государя занялся зубодробительной работой — кодификацией всего на тот момент существовавшего российского законодательства и добавлением новых статей, требуемых «бунташными временами».

Составление Соборного уложения.jpg
Составление Соборного уложения

Составлять Уложение Одоевский стал вместе со своими верными товарищами. Один из них, Федор Федорович Волхонский, носил прозвище Мерин. Другой, Семен Васильевич Прозоровский, был вызволен Никитой Ивновичем из незавидного Ямского приказа, куда его отправил воспитатель царя Морозов. Эти трое возглавили работу над составлением Уложения, к которой подключились земские выборные, приехавшие в Москву со всех уголков страны.

Свод середины XVII века заметно отличался от своих предшественников. Он оказался систематичнее и полнее судебников Ивана III и Ивана IV. Соборное уложение включило в себя государственное право, гражданское и уголовное законодательство. Оно было издано в 1649 году и действовало еще почти два столетия, пока его не заменило Полное собрание законов Российской империи, составленное комиссией Михаила Сперанского в эпоху Николая I (именно благодаря этой исторической параллели Одоевский получил прозвище «Сперанского XVII века»).

Десница государя

Подготовка Соборного уложения закрепила Одоевского в статусе государственного небожителя. Он стал верным приближенным Алексея Михайловича. Характерная деталь: когда царь отлучался на свою любимую охоту, присматривать за Москвой оставался проверенный и умудренный опытом Никита Иванович.


В 1650-ые Одоевский некоторое время занимал должность казанского воеводы. Когда в очередной раз обострились отношения с Польшей, он вошел в свиту отправившегося в поход царя. На шестом десятке боярин вновь (как в молодости) побывал под стенами Смоленска. На этот раз древний русский город был окончательно воссоединен с родиной. По завершению войны князь входил в делегацию на переговорах с Речью Посполитой.

Обвинитель патриарха

На своей долгой службе Одоевский дюжину раз менял обличья. Он был военачальником, законодателем, дипломатом. В 1663 году Никита Иванович получил новое деликатное поручение. Царь вступил в конфликт с патриархом Никоном, покусившимся едва ли не на саму самодержавную власть монарха. Ссора происходила на фоне церковной реформы и преследования старообрядцев. Клубок противоречий оказался настолько запутанным, что государь не нашел никого, кто бы мог разобраться с этой проблемой — никого, кроме Одоевского.

Еще составляя Уложение, Никита Иванович ввел некоторые новые порядки, ограничившие привилегии духовенства. Во-первых, был создан исключительно государственный Монастырский приказ. Во-вторых, служителям Церкви было запрещено приобретать вотчины. После такого вызова властолюбивому патриарху отношения между ним и боярином едва ли могли остаться добродушными.

Одоевский не только руководил следствием, но и стал обвинителем Никона на суде. На процессе последовало требование низложить главу Церкви, что и было сделано. Формальной причиной стало неосторожное признание патриарха в том, что он собирался «отчесть от христианства великого государя». Так царь с помощью своей правой руки избавился от постоянной головной боли в лице амбициозного противника.

Суд над патриархом Никоном (Сергей Милорадович 1885 г.).jpg
Суд над патриархом Никоном (Сергей Милорадович, 1885 г.)

Последние годы

У Никиты Одоевского и его супруги Евдокии Шереметевой было пятеро детей, в том числе четыре сына. Они и их внуки (так же как глава семьи) попали в Думу и стали видными государственными деятелями. Тот факт, что престарелый Никита Иванович заседал на важных церемониях вместе с детьми своих детей, уже был исключительным.

При преемниках Алексея Михайловича, Федоре III, Софье и малолетнем Петре I, Одоевский постепенно отходил от дел. Тем не менее, он и напоследок успел поруководить Аптекарским приказом и Судным приказом, а затем возглавить Земский собор 1682 года, согласно решению которого была уничтожена система местничества. По иронии судьбы седовласый боярин отменил порядок назначения на государственные должности в зависимости от знатности происхождения — порядок, когда-то возвысивший самих родовитых Одоевских. Никита Иванович скончался в 1689 году на девятом десятке. Его похоронили в семейной усыпальнице в Троице-Сергиевской лавре.

Печать Сохранить в PDF

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте