• 15 Января 2017
  • 19260

Идейные бандиты

Убийства, налёты, взрывы военных и гражданских учреждений — с терроризмом нынче ассоциируется только ислам, однако совсем недавно по историческим меркам «Банда Баадера – Майнхоф», при некоторой доле одобрения среди западных немцев, наводила ужас на полицию и политиков ФРГ. Террористы, впрочем, видели себя идейными борцами с «системой».

Фон возникновения «Фракция Красной армии» (RAF, РАФ), её первое поколение, о котором и пойдёт речь, появилась в бурное время — в 1960 годы: не спокойно везде, особенно под конец десятилетия, в 1968, когда и появилась «Фракция». К тому же идёт война во Вьетнаме — повод протестовать. В Германии ситуация особая во многом в силу недавнего прошлого страны: молодые немцы приходили к осознанию того, что их родители поддерживали нацистов или просто им никак не мешали. К размышлениям над прошлым и настоящим страны, живущей в условия Холодной войны, прибавляется политический фактор: раскол парламентской оппозиции. В результате выделилось множество группировок, и RAF была наиболее милитаристски и радикально настроенной. Было чему сопротивляться, впрочем: Германия ремилитаризуется, принимаются реакционных поправки в конституцию, а также «чрезвычайные законы».


Фильм «Молодёжь Германии» снят только с использованием архивной съёмки. Назвать его полностью объективным нельзя — снять тренировку членов RAF на базе движения ФАТХ в Палестине было невозможно, например. Однако фильм даёт некоторое представление о героях событий и их мотивах

В это же время война во Вьетнаме усугубила неприязненное отношение некоторых слоёв немецкого населения к США. В крупных университетских городах Западной Европы прошли антиамериканские студенческие демонстрации. На территории ФРГ возникли внепарламентская оппозиция и Социалистический союз немецких студентов, выступавшие с мирными протестами.

По собственному определению, RAF являлся революционным авангардом внутри обозначившейся оппозиции государственной власти и был призван осуществить мировую революцию. Свою задачу группа видела в ведении вооружённой борьбы с американским империализмом, в том числе и в Западной Европе. Из 3 поколений RAF только первое пользовалось некоторой поддержкой населения. Немалая заслуга в этом лежит на Ульрике Майнхоф, журналистке и соосновательнице «Фракции». В 1959 году Ульрика начинает работать в журнале Konkret. Вскоре становится его главным редакторов, способствует росту популярности журнала. Тираж леворадикального молодёжного издания достигает 200 тысяч. В первой половине 1960-х годов Майнхов становится одной из самых известных западногерманских журналисток, приобретает репутацию «самого блестящего пера ФРГ», получает огромные гонорары.

Фото 1. Ульрике Маинхоф (примерно 1964).jpg
Ульрике Майнхоф (примерно 1964)

Симпатии со стороны населения выражались в акциях солидарности и организации разветвлённой системы полулегальной поддержки тылового обеспечения, в первую очередь благодаря деятельности «Красной помощи». О популярности идей RAF может говорить и тот факт, что судебными защитниками террористов RAF первого поколения выступили известные юристы. Второе поколение RAF утратило имевшуюся ранее популярность: с одной стороны, этому способствовало усиление полицейского режима в Западной Германии, с другой — более жестокие методы действия нового поколения RAF.

Идеи RAF

Работы, написанные членами РАФ (в основном первого поколения), позволяют судить о РАФ как о радикальной революционно-социалистической группе. Идеология группы частично основывается на неомарксизме «Франкфуртской школы», хотя её представители никогда не пропагандировали терроризма.

Члены РАФ испытывали ненависть к государственному аппарату ФРГ, к «системе», как они его называли. Они приписывали развитию западноевропейского общества нацистские тенденции, как это делали до них представители студенческой внепарламентской оппозиции, и считали, что национал-социалистское прошлое продолжает оказывать прямое влияние на современность ФРГ.

С точки зрения РАФ после конца войны Германия ничего не выиграла: наоборот — после 1945 года положение немецкого народа скорее ухудшилось, так как американская оккупационная власть завладела Западной Германией в качестве колонии.

Фото 2. Андреас Баадер и Гудрун Эслин.jpg
Андреас Баадер и Гудрун Эслин

Представители первого поколения во главе с начинавшей свой профессиональный путь в качестве журналистки Ульрикой Майнхоф разработали теорию революционного радикализма. Ульрика Майнхоф написала следующие строки в оправдание запуска в 1967 г. агитационных ракет на территорию расположения американских военных частей, имевшего целью призвать солдат к дезертирству и отказу от участия в войне во Вьетнаме:

«Развязывание войны во Вьетнаме осенью 1967 г. стало сигналом к эскалации насилия для левых движений по всему миру… Война, которую ведут США, носит подчёркнуто империалистический характер и должна служить подтверждением их мирового господства: в Азии, Африке, Европе и Южной Америке. Встаёт вопрос: может ли простое выражение протеста против этой войны говорить о демократическом самосознании? Убийства женщин и детей, снос больниц и школ, уничтожение посевных площадей и важнейших отраслей промышленности, которые будут происходить «до тех пор, пока они не взмолятся о пощаде» — всё это ставит вопрос об эффективности устраиваемых с разрешения полиции демонстраций, полиции, которая посылает свои вертолёты во Вьетнам и ни в коем случае не допустит того, чтобы демонстрации действительно повлияли на политику принятия решений…»

Теракты

История RAF начинается в 1968 году совершением первого террористического акта. Первый акт Баадер планировал провести в Западном Берлине 2 апреля (годовщина покушения на Руди Дучке), осуществив этим акцию протеста «против общества потребления, которое оболванивает сознание масс», но Энслин настояла на проведении диверсии в «столице капитала» Франкфурте-на-Майне. Прибыв во Франкфурт, и остановившись на квартире у своей знакомой, заговорщики (Баадер, Энслин, Проль, Зейнлен) 2 апреля 1968 в 16:30 осмотрели один из городских универмагов, в 18.30 вернулись и заложили бомбы, которые взорвались в 23:53. Арестованы террористы были через день по доносу приятеля домохозяйки террористов. Суд прошёл 14 апреля 1968, террористы получили по 3 года. Малер, защищавший террористов на суде, чтобы поддержать миф о разветвлённой террористической организации, проводит 11 апреля 68 взрыв в здании издательства Шпрингера.

Фото 3. Верховныи суд Штутгарта 12 февраля 2007 года принял решение о досрочном условном освобождении 57-летнеи Бригитты Маргарет Иды Монхаупт.jpg
Верховный суд Штутгарта 12 февраля 2007 года принял решение о досрочном условном освобождении 57-летней Бригитты Монхаупт

Впрочем, часто датой создания RAF называют день побега Баадера, что соответствовало точке зрения самой группы. 14 мая 1970 года Андреас Баадер был доставлен в Берлинский институт социальных исследований для встречи с журналисткой Ульрикой Майнхоф, которая добилась разрешения на интервью с ним под предлогом написания книги о лицах, находящихся под домашним арестом. Применив оружие и тяжело ранив сотрудника института Георга Линке, Майнхоф и Баадер скрылись.

С этого момента начинается сотрудничество четырёх самых известных немецких террористов: Баадера, Майнхоф, Энслин и Малера. В течении более чем двух лет «Банда Баадер — Майнхоф» осуществляла нападения на чиновников, полицейских, капиталистов, военнослужащих; грабила банки, магазины, похищала автомобили и оружие. 15 мая 1970 террористами ограблен «Банк фюр Индустри унд Хандель», где взято 200.000 DM, что позволило совершить поездку на Ближний Восток в тренировочный лагерь палестинских террористов (Андреас Баадер, Гудрун Энсслин, Ульрика Майнхоф, Хорст Малер, Петер Хоманн, Бригитта Асдонк и ещё десяток членов).

Фото 4. Ганнс-Мартин Шлеиер находящиися в заложниках у РАФ.jpg
Ганнс-Мартин Шлейер, находящийся в заложниках у РАФ

Через 60 дней они вернулись в Западный Берлин. К этому времени организация была полностью готова к террору, насчитывает 30 человек в 3 группах. Последующая деятельность рафовцев проходит в условиях конспирации: жизнь по поддельным документам, передвижение на украденных автомобилях, ночлег в снятых подставными лицами квартирах. 27 августа 1970 Баадером ограблен универсам, спустя несколько дней — банк. 22 сентября 1970 — одновременное ограбление в Западном Берлине тремя группами трёх банков — на 220.000 марок. Террористы решили некоторое время не встречаться в целях безопасности, но полицией выслежена квартира, где арестованы Малер и ещё 4 террористки.

В 1972 году группа впервые совершила покушение с применением бомб. В результате серии взрывов военных и государственных объектов США, располагавшихся на территории ФРГ, были убиты 4 человека, более 30 были ранены. Весной 1972 полицией была проведена грандиозная операция, задействовавшая 150000 агентов, 15000 из которых находились во Франкфурте-на-Майне. Здесь на Хофекштрассе, ¾ была обнаружена явка Баадера. 1 июня 1972 в 7:00 арестованы Распе, Баадер и Майнс. 7 июня 1972 в магазине модной одежды арестована Энслин, 15 июня 1972 в Ганновер-Лангенхаген, на квартире школьного приятеля арестована Майнхоф. В 1974 (Штаммхаймский процесс) основатели RAF Баадер, Майнхоф и Энслин, а также Распе были осуждены (Майнс, проходивший по делу вместе с ними, объявил голодовку протеста и умер). Обвиняемым было предъявлено обвинение в 5 убийствах, 55 покушениях, серии поджогов и похищений (всего совершено до 100 покушений, 39 человек убито, 75 ранено при взрывах).

Тюрьма «Штаммхайм»

17 января 1973 года 40 членов РАФ, находившихся под стражей, начали первую коллективную голодовку в знак протеста против условий содержания. Заявление о начале голодовки, сделанное Андреасом Баадером в знак протеста против ведения уголовного процесса против Хорста Малера, стало и требованием «прекратить применение мер изолирования в отношении политических заключённых ФРГ». Требование выведения заключённых из системы «коридоров смерти» в первую очередь относилось к Ульрике Майнхоф. 9 февраля она была переведена в одиночную камеру в мужское отделение тюрьмы «Кельн-Оссендорф», и 16 февраля голодовка была прекращена. Террористы жаловались на невыносимые условия тюремного содержания. Называя его пыткой одиночеством и требуя её прекращения, среди прочего они пытались получить статус военнопленных. Свои требования они подкрепляли голодовками, в результате одной из которых в тюрьме «Виттлих» 9 ноября 1974 г. умер Хольгер Майнс.

Фото 6. Тюрьма Штаммхаим в Штутгарте.jpg
Тюрьма Штаммхайм в Штутгарте

Рассказ Хорста Бубека, охранника, работавшего в одной из тюрем, где содержались террористы РАФ, и фотоснимки, сделанные самими заключёнными с помощью тайно переданной им фотокамеры, поставили под сомнение утверждения о чрезмерной строгости их содержания под стражей и проведения над ними пыток одиночеством. В дело террористов РАФ вмешалась мировая общественность в лице французского философа-экзистенциалиста Жана-Поля Сартра, который попытался выступить посредником в споре между заключёнными и правительством ФРГ. 4 декабря 1974 г. Сартр навестил Баадера в штутгартской тюрьме «Штамхайм». В мае 1975 г. задержанные были признаны виновными в совершении предъявленных им преступлений, и в апреле 1977 г. после 192 дней судебного разбирательства каждый из них был приговорён к пожизненному заключению. Ранее, 29 ноября 1974 г., Ульрика Майнхоф уже была приговорена к наказанию в виде лишения свободы сроком на 8 лет.

Лидеры первого поколения РАФ умерли в течение 1976−77 гг. в штутгартской тюрьме «Штаммхайм», в зоне, предназначенной для содержания особо опасных преступников. 9 мая 1976 Ульрика Майнхоф, согласно официальной версии, совершила самоубийство: из лоскутков носового платка она сплела веревку и повесилась на раме окна в собственной камере. Впрочем, есть сомнения в том, что Ульрика Майнхов покончила с собой. Она «повесилась» в своей камере непонятно как (потолок был в 4 метрах от пола) и неизвестно когда (в одних официальных документах сказано, что 8 мая 1976 г., а в других — что 9 мая; это при том, что Майнхоф проверяли каждые 15 минут и обыск в камере проводился 2 раза в сутки). Абсолютно все понимали, что Ульрика не могла покончить с собой именно 8 мая (считающегося днем победы над нацистской Германией в Западной Европе) или 9-го (эту дату левые в ФРГ — так же, как и в СССР — праздновали как День победы над фашизмом). Ещё более показательно то, что церковь отказалась признать Ульрику Майнхоф самоубийцей — и похоронила её в церковной ограде (Александр Тарасов. «Вьетнам близко, или Партизанская война на берегах Рейна»).

Фото 7..jpg

После серии неудавшихся попыток вызволить из тюрьмы оставшихся террористов (похищение Шлейера, угон самолёта группой арабских экстремистов из четырёх человек), предпринятых представителями второго поколения РАФ, Андреас Баадер, Гудрун Энслин и Ян-Карл Распе были найдены мёртвыми в своих камерах. По версии следствия, Баадер и Распе застрелились из пистолетов, пронесённых в их камеры адвокатами.

Как стало известно позднее, Баадер «застрелился» из пистолета, якобы стреляя сам себе в затылок, да ещё и с правой руки, хотя был левшой. Кроме того, Бригитта Монхаупт, освободившись, рассказала, что в тюрьме, где содержались лидеры RAF были приняты беспрецедентные меры безопасности («С освобождением, Бригитта Монхаупт!»). Таким образом, пронести внутрь тюрьмы пистолет, да ещё и не один, представляется абсолютной фантастикой.

Проведённое правительством вскрытие тел не подтвердило версию о насильственной смерти. В 1977—78 гг. Европейская комиссия расследовала обстоятельства гибели заключённых «Штамхайма» и не смогла найти доказательств, опровергающих факт коллективного самоубийства. Результаты экспертизы были рассекречены в конце 1990-х гг. С тех пор версия о коллективном самоубийстве является официально признанной.

***

Так погибло первое поколение «Фракции Красной армии». Было ещё два. Третье самороспустилось. «Почти 28 лет назад, 14 мая 1970 г., в ходе освободительной борьбы возник РАФ. На сегодняшний день проект можно считать завершенным. Партизанская война в той форме, в которой её вёл РАФ, уже история», — сказано в присланном в полицию документе. Текст сопровождает список из 26 имен погибших членов РАФ и их соратников из «Движения 2 июня» и «Революционных ячеек». Заявление завершается словами Розы Люксембург: «Революция говорит: «Я была, есть и буду продолжаться»».