Процесс. Три суда над Сонькой Золотой Ручкой

14 Января 2017 // 17:00

Некогда она была чрезвычайно популярна в преступном мире. В 1903 году журналист Влас Дорошевич назвал ее «всероссийски, почти европейски, знаменитой», а Антон Чехов, побывавший на Сахалине в 1890 году, не поленился заглянуть в глазок одиночной камеры, где томилась преступница, и упомянул ее в своей книге. Так кем же на самом деле была эта легендарная авантюристка — Сонька Золотая Ручка? На этот и другие вопросы отвечает историк, гость передачи «Не так» радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Кузнецов. Эфир провел Сергей Бунтман. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

А. Кузнецов: Соньке Золотой Ручке было суждено стать преступницей. Почему? Давайте разбираться. В ее деле не сохранилось метрического свидетельства о рождении, но, судя по всему, она появилась на свет в местечке Повонзки Варшавского уезда в 1846 году и была записана по фамилии отца, мелкого торговца и ростовщика, как Шейндля-Сура Лейбовна Соломониак.

Детство нашей героини прошло в среде торговцев, скупавших краденое, ростовщиков и контрабандистов. Она видела сбыт фальшивых денег, была свидетелем многих воровских сделок, посещала «хавиры» (квартиры), где преступники общались с «блатыкайными» (скупщиками краденого), и выполняла поручения этих людей.

Одним словом, семейка Соньки была еще та. Кстати, ее старшая сестра Фейга тоже была воровкой, сменившей трех мужей, но до нашей героини ей, конечно, было далеко.

Слава Соньки Золотой Ручки складывалась из нескольких слагаемых. Легенды приписывают ей неземную красоту и гипнотический взгляд. Есть фотографии. Есть полицейское описание: «Рост 153 сантиметра, худощавая, лицо рябоватое, волосы русые, карие подвижные глаза, нос умеренный с широкими ноздрями, губы тонкие, подбородок овальный, бородавка на правой щеке».

Нет, полицейские не хотели обидеть нашу героиню — это для идентификации. Сонька действительно не была красавицей, но…

С. Бунтман: Чертовски мила.

А. Кузнецов: …обладала редкостным гипнотическим обаянием — не в чертах, в чем-то другом. Об этом говорит и то немалое количество мужчин, которые окружали ее, помогали ей в ремесле.

Говорят, что Сонька была талантливой актрисой. Даже есть версия (она, правда, не подтверждается), что, будучи 12-летней девочкой, наша героиня попала в услужение к известной артистке, у которой, якобы, и переняла умение вживаться в роли.

С. Бунтман: Слишком просто.

А. Кузнецов: Более того — в ее биографии этого просто нет. Это часть легенды.

И хотя Сонька не была профессиональной артисткой, человек она — совершенно выдающийся, интуитивный психолог. Наша героиня прекрасно понимала, что, когда и как произведет впечатление. Вот, например, одно из самых известных, хорошо описанных ее дел. Под видом богатой аристократки Сонька является в ювелирную лавку, набирает на несколько тысяч рублей драгоценностей, после чего выясняется, что она (такая вот рассеянная дама) забыла деньги дома. И вместе с драгоценностями Сонька отправляется домой за деньгами. Почему ее выпускают прожженные приказчики ювелирного магазина? А потому, что в лавке ее остаются ждать ребенок и пожилой папаша. И только через два часа выясняется, что подросток и старик наняты по объявлению в газете за рубль. С Хитровки люди: они за рубль и не такое могут сыграть. Все предельно просто.

ФОТО 1.jpg
Софья Блювштейн «Золотая Ручка»

Когда Сонька Золотая Ручка впервые попадает под суд, достоверно неизвестно, поскольку вся ее биография — это постоянные столкновения с полициями нескольких держав. Но вот такое первое, абсолютно отчетливо описанное судебное дело — это февраль — март 1877 года, когда наша героиня…

С. Бунтман: Ей 31 год?

А. Кузнецов: Да.

…оказывается таким, ну, по обвинительному заключению, второстепенным, даже можно сказать третьестепенным участником очень громкого дела, которое сегодня, кстати, очень хорошо описано в литературе. Это дело так называемого «клуба червонных валетов». Что произошло? Существовало несколько шаек мошенников…

Вообще, 70-е годы — это начало расцвета российского мошенничества. Понятно почему. Завершается промышленный переворот: это бурное развитие капиталистических отношений, это быстрые и легкие (иногда, правда, не очень) деньги, это «новые русские», которые всячески стараются эти деньги продемонстрировать, это стремление нового богатого класса войти в один круг с родовитой аристократией. И вот на это все замечательно клюют различные, как это называется в уголовном мире, лохи.

Так вот, существовало несколько хорошо организованных группировок мошенников, которые периодически между собой в разных делах пересекались. То есть они не были единой организацией, но, скажем так, иногда становились союзниками. Например, две, максимум три, шайки могли какое-то время работать вместе, а потом опять разбегались. Что они делали? К примеру, изображали из себя аристократов, причем некоторые из них таковыми действительно являлись. Самая яркая фигура — это один из руководителей «клуба» Дмитриев-Мамонов.

Но вернемся к нашей героине. Вот как описывается ее участие в этом деле (в отчете Сонька Золотая Ручка фигурирует под фамилией Соколова): «Соколова, еврейка, известная в Москве под кличкою «Золотая ручка», была любовницей Мамонова, который проживал у ней за неимением собственных средств. В квартире Соколовой началось пьянство, Артемьева напоили…»

Кто такой Артемьев? Артемьев — это тот самый лох, уже немолодой человек, отставной коллежский асессор, который более 20 лет работал чиновником в различных губерниях, накопил небольшую сумму денег (в его распоряжении было билетов на сумму три с половиной тысячи рублей) и хотел на них купить маленькое именьице, дачку.

Не правда ли, в чем-то напоминает героя чеховского «Крыжовника», который на закате жизни мечтал о собственном…

С. Бунтман: Да.

А. Кузнецов: …кусочке земли с крыжовником на ней?

И вот этот Артемьев к своему несчастью познакомился с одним из активных участников этой шайки, неким Засецким, который тут же начал подыгрывать, изображать из себя помещика средней руки, который попал в стесненные материальные обстоятельства. Он (Засецкий) предложил Артемьеву купить его имение, свозил его куда-то, показав, безусловно, не свою усадьбу. Но она Артемьеву не понравилось. Тогда мошенники решили зайти с другой стороны: имение Артемьеву начал впаривать Дмитриев.

Вернемся к отчету: «Артемьева напоили, а затем вывели его под руки и отвезли домой. При нем был ключ от сундука, в котором хранились его деньги. Артемьев решительно не помнит, каким образом его привезли, как он заснул, помнит только, что ключ от сундука брали на хранение для передачи Соколовой. Проснулся Артемьев на другой день в своей квартире и увидел беспорядок: бутылки на столе, рюмки под столом и т. д.; при этом Артемьев обнаружил, что деньги его, находившиеся в сумке в сундуке, пропали. Отправился он к Мамонову, и заставши там Калустова и Засецкого, рассказал им о случившемся, восклицая: «Если вы надо мной подшутили, отдайте ради Бога!» Они снова напоили его и уложили спать. Только к вечеру успел он заявить полиции о краже. Мамонов и Калустов между тем в трактире «Саратов» разделили между собой 8 билетов, а сумку с остальными бумагами бросили и отправились кутить в «Стрельну», где Мамонов разменял 2 билета. Заехав из «Стрельны» за Соколовой, они отправились ночевать в «Роше-де-Канкаль», где Мамонов разменял оставшиеся у него 2 билета и вырученные деньги передал Соколовой. Калустов же 4 билета, доставшиеся на его долю, продал в конторе Юнкера. Засецкий, устроивший составление новой запродажной записи, и вообще за участие в деле получил от Мамонова и Калустова по 50 рублей…»

Ну, и что это? Великая афера? Мошенничество века?

С. Бунтман: Ну, так себе.

А. Кузнецов: Нет. Это просто учебник для начинающего мошенника, как не надо делать. И когда говорят, что величайшим талантом Соньки Золотой Ручки был невероятный ум комбинатора, то либо ошибаются, либо сильно преувеличивают, либо в этом деле Сонька действительно проходит стороной.

С. Бунтман: Ну, наверное. Здесь у нее все-таки второстепенная роль.

А. Кузнецов: В принципе, благодаря этому она и выкрутилась. По этому делу проходило более 40 обвиняемых; чуть меньше половины, 19 человек, были оправданы, в том числе и наша героиня. Почему так получилось? Дело в том, что помимо расцвета вот этой молодой буржуазии, расцвела и российская адвокатура, которая вышеупомянутых обвиняемых защищала. А полиция, еще не привыкшая к тому, что процесс состязательный…

С. Бунтман: Знакомое дело. Да.

А. Кузнецов: …погнавшись…

С. Бунтман: Как же так? Мы же работали? Почему?

А. Кузнецов: Да, да.

…за желанием, за целью устроить грандиозный процесс почти с 50 обвиняемыми, с громкими подробностями и так далее, в результате сама все развалила. К делу «червонных валетов» были пристегнуты другие дела, которые имели к преступной шайке совершенно косвенное отношение. Например, одно дело об убийстве, которое полиция пыталась выставить делом «валетов», чуть ли не центральным, адвокатура легко доказала. Великий Федор Никифорович Плевако как раз на этом строил свою главную защитительную речь: смотрите, мол, полиция явно пытается изобразить кровавыми убийцами людей, которые совершенно не по этой части. И в результате даже те, кого осудили, 20 с небольшим человек, получили совсем небольшие сроки; а с учетом того, что некоторые уже несколько лет перед судом сидели в тюрьме, многие практически сразу вышли на свободу. Ну, а наша Софья Блювштейн (фамилия последнего официального мужа Соньки), вообще отделалась легким испугом.

ФОТО 2.jpg
Заковка Соньки Золотой Ручки в кандалы, 1881 год

Впервые в систему российского правосудия Золотая Ручка, скажем так, результативно попадает в 1880 году: в декабре в Московском окружном суде начинается процесс, на котором она — главная обвиняемая. Блювштейн была взята с поличным, что называется, на кармане. Но, несмотря на это, в зале суда наша героиня обнаружила совершенно колоссальное присутствие духа, достаточно талантливо защищалась. У нее был собственный адвокат, но и сама она очень активно работала в свою защиту. При этом Соньку опознавали пострадавшие. То есть действительно попалась.

И очень интересные замечания по этому процессу составил один из его участников, присяжный поверенный Шмаков. Он был адвокатом нескольких потерпевших. Надо сказать, что сегодня Алексея Семеновича Шмакова практически не помнят, ну, кроме горячих его сторонников и поклонников. А это ярчайший представитель российского антисемитизма рубежа XIX — XX веков. Шмаков был не просто зоологическим антисемитом, он был антисемитом-теоретиком, философом. Его библиография насчитывает несколько монографий, посвященных еврейскому вопросу. При этом всю свою жизнь Алексей Семенович занимался не только теорией, но и практиковал. Во всех мало-мальски заметных юридических коллизиях, связанных с евреями, он выступает в том или ином варианте. Шмаков был адвокатом (причем работал бесплатно, за идею) организаторов кишиневских погромов в 1903 году, гражданским истцом в деле Бейлиса (естественно, на стороне, скажем так, православной общины). Это был человек, который просто физически не переносил иудино племя.

Так вот, в 1880 году на судебном процессе Шмаков назвал Соньку Золотую Ручку «женщиной, которая заткнет за пояс добрую сотню мужчин». То есть очень высоко оценил ее способности. А дальше, как человек научного склада ума, сделал обобщение: «Софья Блювштейн — выдающийся образец того, что может поставить на уголовную сцену еврейство». Вот такой вот…

С. Бунтман: …образец продукции.

А. Кузнецов: Да. Продукции высочайшего качества и, следовательно, высочайшей опасности.

Ну, и резолютивная часть приговора: «Варшавскую мещанку Шейндлю-Суру Лейбову Розенбад, она же Рубинштейн, она же Школьник, Бреннер и Блювштейн, урожденную Соломониак, лишив всех прав состояния, сослать на поселение в отдаленнейшие места Сибири».

Напомним, что выражение, которое мы используем до сих пор, «места не столь отдаленные» тогда было простой юридической формулой. То есть когда ссылали на поселение, то это были либо отдаленнейшие места…

С. Бунтман: …либо не столь.

А. Кузнецов: Да.

И Соньку отправили в небольшое, Богом забытое село в Иркутской губернии. Вскоре ей удалось бежать оттуда. И снова вся Россия заговорила о ней, известной авантюристке.

В следующий раз Золотая Ручка попадается в Смоленске в 1885 году. И опять на кармане. Не совсем понятно, по какому именно делу она оказалась в тюрьме: то ли действительно в карман залезла, то ли ее опознал в ювелирном магазине человек, которого она годом ранее обворовала. Так или иначе, Соньку приговаривают к трем годам каторжных работ в Смоленской тюрьме.

Но и там наша героиня не теряет времени даром: она влюбляет в себя охранника унтер-офицера Михайлова, который передает ей гражданское платье и выводит из тюрьмы на волю.

Только четыре месяца Сонька наслаждалась свободой… После нового ареста она оказывается в Нижегородском тюремном замке, где теперь уже за побег с каторги и новые преступления ее приговаривают к каторжным работам на Сахалине.

О сахалинской каторге можно прочитать у Чехова, который оставил невероятно точное, в высшей степени научное описание всего того, что происходило на острове в 1890 году. Антон Павлович не преминул заглянуть в глазок одиночной камеры, где томилась Сонька Золотая Ручка. Вот как он описывает встречу с нашей героиней: «Из сидящих в одиночных камерах особенно обращает на себя внимание известная Софья Блювштейн — Золотая Ручка, осужденная за побег из Сибири [за побег из Смоленской тюрьмы] в каторжные работы на три года. Это маленькая, худенькая, уже седеющая женщина с помятым, старушечьим лицом. На руках у нее кандалы; на нарах одна только шубейка из серой овчины, которая служит ей и теплою одеждой и постелью. Она ходит по своей камере из угла в угол, и кажется, что она все время нюхает воздух, как мышь в мышеловке, и выражение лица у нее мышиное. Глядя на нее, не верится, что еще недавно она была красива до такой степени, что очаровывала своих тюремщиков, как, например, в Смоленске, где надзиратель помог ей бежать и сам бежал вместе с нею. На Сахалине она в первое время, как и все присылаемые сюда женщины, жила вне тюрьмы, на вольной квартире; она пробовала бежать и нарядилась для этого солдатом, но была задержана. Пока она находилась на воле, в Александровском посту было совершено несколько преступлений: убили лавочника Никитина, украли у поселенца еврея Юровского 56 тысяч. Во всех этих преступлениях Золотая Ручка подозревается и обвиняется как прямая участница или пособница. Местная следственная власть запутала ее и самое себя такою густою проволокой всяких несообразностей и ошибок, что из дела ее решительно ничего нельзя понять. Как бы то ни было, 56 тысяч еще не найдены и служат пока сюжетом для самых разнообразных фантастических рассказов».

Вот такой добросовестный отчет.

ФОТО 3.png
Памятник Соньке Золотой Ручке на Ваганьковском кладбище

Как минимум трижды наша героиня пыталась бежать с Сахалина. После первой попытки ее заковали в кандалы, после второй — подвергли публичной порке: под поощрительное улюлюканье арестантов сахалинский палач Комлев, мерзейший персонаж, нанес ей 15 ударов плетью, после чего Сонька была закована в ручные кандалы и помещена в одиночную камеру, где просидела почти три года. Об этом, кстати, можно прочитать у Власа Михайловича Дорошевича, известного журналиста того времени.

О последних днях жизни знаменитой Соньки Золотой Ручки достоверно не известно. Судя по всему, она скончалась от простуды в 1902 году, о чем свидетельствует сообщение тюремного начальства, и была похоронена на местном кладбище в посту Александровском. В июле 1899 года Софья Блювштейн крестилась в православие, приняла имя Мария. Что ее подвигло на этот шаг, сказать трудно.

То есть слухи о том, что Золотая Ручка дожила чуть ли не до Великой Отечественной войны — это обычная легенда. Раз. Во-вторых, образ великой авантюристки семимильными шагами пошел в народ. Например, Ольга фон Штейн, урожденная Ольга Зельдовна Сегалович, сознательно копировала почерк Соньки, нередко называя себя ее именем.

Кстати, интересный факт: прозвище нашей героини — Золотая Ручка, которое обычно приводят в качестве доказательства, что Блювштейн — королева российского преступного мира, совершенно не уникальное. Это, если угодно, аналог почетного звания «Заслуженный вор Российской империи», «Заслуженный вор-карманник». В уголовной среде этим прозвищем награждали преимущественно мужчин, которые достигли выдающихся результатов на ниве карманной тяги. То есть Золотая Ручка — это невероятный мастер…

С. Бунтман: Да, да.

А. Кузнецов: … работать рукой. Тем не менее, Софья Блювштейн — дама незаурядная.

Возвращаясь к легендам. Говорят, что Сонька блестяще, чуть ли не без акцента, говорила на нескольких европейских языках. Нет. По-французски она изъяснялась плохо. По-немецки — да, но идиш был одним из ее родных языков. То есть говорила, но с акцентом. Польский, естественно, знала. Русский тоже.

> С. Бунтман: Но она не этим работала, по-моему.

А. Кузнецов: Нет. Языки Сонька использовала для создания образа дамы света. Она не выдавала себя за иностранку, понимая, что на этом может очень легко попасться.

Что касается могилы Золотой Ручки, то в Москве на Ваганьковском кладбище есть памятник (женская фигура из шикарного белого мрамора под огромными черными пальмами). Кем он заказан, непонятно. Называют питерских и одесских мошенников. Несколько лет назад памятник пострадал: говорят, что лихие уральские парни, напившись, полезли с ним целоваться и случайно оторвали у изваяния голову. Пьедестал памятника покрыт надписями: «Соня, помоги, иду на дело», «Пошли фарт», «Мать, дай счастья жигану» и так далее.

По словам некоторых экскурсоводов, могила сооружена не то ради потехи, не то для поклонения, на самом же деле она пуста. То есть это такой вот памятник неизвестному вору, честной марухе, как угодно назовите.

С. Бунтман: На самом деле Сонька Золотая Ручка похоронена на Сахалине.

А. Кузнецов: На Сахалине, конечно.

За три года до смерти, в 1899 году, вышеупомянутый Дорошевича встречался с ней. После отбытия срока в одиночке и перевода на поселение, Сонька стала содержательницей квасной в Александровском посту. Она организовала оркестр, построила карусель, устраивала представления, танцы. Из-под полы Золотая Ручка торговала водкой, что было строго запрещено на Сахалине, открыла игорный дом-избу. При этом она была уже весьма больна. Дорошевич это описывает. Кроме этого, ее постоянно избивал сожитель, чуть ли не самый страшный персонаж тогдашней сахалинской каторги, человек чудовищной физической силы. Но она оставалась с ним, поскольку, видимо, в ее деле без такого вот громилы было просто невозможно.

То есть представить себе, что столь изможденная, больная женщина смогла потом перебраться и прожить еще ту долгую жизнь, которую ей подарила воровская легенда, достаточно сложно.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте