Плетнёв и его «Современник»

Сергей Алумов
10 Января 2017 // 14:19

Трудно более точно определить свойства личности Петра Александровича Плетнёва, чем это сделал Александр Пушкин в «Посвящении», назвав его человеком «души прекрасной, святой исполненной мечты, поэзии живой и ясной, высоких дум и простоты». Впрочем, Плетнёв не только друг Пушкина, но ещё талантливый литературный критик, издатель и ректор Петербургского университета. Иначе — важная часть литературного процесса первой половины XIX века.

«Современник»

Пётр Александрович Плетнёв — один из многочисленных поэтов пушкинской эпохи, критик и издатель. А ещё друг Пушкина и первый помощник его в литературных делах. Познакомились они еще до окончания Пушкиным Лицея; в годы михайловской ссылки поэт постепенно передал ему посредничество в издании своих произведений. Переписка их насыщена делами литературными, издательскими, финансовыми, практическими и проч. Плетнёв, по собственному признанию, был для Пушкина «всем: и родственником, и другом, и издателем, и кассиром». Он выпустил в свет — то есть нашел издатели и книгопродавца, решил типографские, материальные и иные проблемы, более 20 книг Пушкина, причем делал это совершенно бескорыстно. Пушкин называет Плетнёва «кормильцем», «благодетелем» и признается, что независимостью своей он «обязан Богу и тебе».

Пётр_Александрович_Плетнёв.jpg

Связь с опальным поэтом привела к возникновению секретного следствия о Плетнёве. Он принимал участие в издании «Литературной газеты», затем журнала «Современник». Актом признательности со стороны Пушкина явилось посвящение Плетнёву IV и V глав «Евгения Онегина» (1828) — а затем — и всего романа (в 1833, при его отдельном издании).

Sovremennik.jpg

Плетнёв был «правой рукой» Пушкина в журнале «Современник», а после гибели поэта продолжил издание, по определению Ивана Тургенева, «унаследовав» журнал от Пушкина. В то время Плетнёв — профессор Санкт-Петербургского университета. Вступать в разгоревшуюся полемику между западниками и славянофилами он не желал и избрал для «Современника» исключительно литературное направление, что выключило журнал из актуальной повестки. Стремление занять нейтралитет в разгоревшейся полемике славянофилов и западников не способствовали популярности.

Долгое время издателя не смущало постепенное уменьшение числа сотрудников в его журнале. «Ужели вы, Александра Осиповна [Ишимова], да я не наполним чем-нибудь четырех книжек?» — писал он Гроту 8 октября 1840 г. Но вместе с писателями не стало у «Современника» и читателей. Количество подписчиков колебалось в 1840-е годы между 300−400, а в 1846 г. упало до 233.

Наконец, Плетнёв решил отказаться от журнала и в сентябре 1846 г. передал право на издание «Современника» Некрасову и Панаеву. Близкие к Белинскому литераторы давно хотели иметь свой независимый орган, в котором они чувствовали бы себя хозяевами. «Отечественные записки», где им приходилось сотрудничать, с каждым годом вызывали у них все большее недовольство, так как беспринципное поведение Краевского сказывалось на содержании и направлении журнала. Первый номер преобразованного «Современника» вышел в свет 1 января 1847 г. Фиктивным редактором стал профессор Петербургского университета Александр Васильевич Никитенко.

Групповой портрет членов редколлегии журнала, 1856 год, фотограф Сергей Левицкий.jpg
Групповой портрет членов редколлегии журнала, 1856 год, фотограф Сергей Левицкий

Плетнёв и «Мёртвые души»

Оставшись до конца дней своих мирным эстетиком, придававшим первенствующее значение вопросам формы и языка, Плетнёв не мог избежать разлада с дальнейшим развитием литературы; но выйдя из кружка Пушкина, где неоклассик Батюшков мирно уживался с романтиком Жуковским, а последний горячо приветствовал реалиста Гоголя, Плетнёв всегда сохранял объективность, любовно следил за успехами литературы и вообще признавал права новых литературных форм и течений, если только вестником их являлся сильный талант, удовлетворявший эстетическим требованиям. Он умел понять Гоголя с его сильными и слабыми сторонами: Центральной статьей Плетнёва в пору издания «Современника» стал его разбор «Чичиков, или «Мертвые души» Гоголя» (1842).


Плетнёв Пётр Александрович. Гравюра Эйссенгардта..png
Плетнёв Пётр Александрович. Гравюра Эйссенгардта

Плетнёв, введший Н. В. Гоголя в начале 30-х в литературные круги Петербурга, становится к концу 30-х его помощником в литературно-издательских делах: он помогает цензурному «прохождению» «Мертвых душ», позднее редактирует и издает «Выбранные места из переписки с друзьями». В статье о поэме Гоголя Плетнёв подчеркнул погруженность писателя в мир действительной жизни, указал на приоритет жизни над вымыслом («не вымысел важен, а жизнь»). В разборе прозвучала мысль и о том, что первый том поэмы лишь начало, «вступление к великой идее о жизни человека, увлекаемого страстями жалкими»). В пору, когда за Гоголем установилась прочная репутация чисто комического писателя, это акцентирование «серьезности» и глубинной философичности поэмы было весьма актуально. Не случайно статья понравилась Гоголю более всех других разборов поэмы.

*****

Надгробие на Тихвинском кладбище.jpg
Надгробие на Тихвинском кладбище

Пётр Александрович Плетнёв скончался после продолжительной болезни 29 декабря 1865 г. (10 января 1866 г.) в Париже, и был погребён в Петербурге в Александро-Невской лавре. С осени 1861 года, оставив ректорство, Плетнёв был членов двух комиссий: участвовал в управлении Университетом, а также занятостью людей, оставшихся за штатом.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте