Следствие вели

Маргарита Взнуздаева
28 Ноября 2016 // 17:00

Дедуктивный метод Шерлока Холмса, пытливый ум Пуаро, наблюдательность мисс Марпл — имена этих сыщиков знакомы нам едва ли не с самого детства. Сегодня diletant.media расскажет о тех, кто затерялся в тени своих ярких коллег, но на деле также заслуживает пристального внимания.

<p><p style="text-align: justify;"> Детективный жанр по-настоящему заявил о себе 20 апреля 1841 года со страниц филадельфийского Graham’s Magazine. «Отцом» первой детективной истории стал американский романтик Эдгар Аллан По с рассказом «Убийство на улице Морг». Его герой Огюст Дюпен, французский аристократ, не является профессиональным сыщиком: его не приглашают на место преступления, ему не платят деньги за удачно раскрытые дела. Он — сыщик-любитель, его метод — холодная аналитика и логические выводы, основанные на чтении газет с описанием деталей совершенного преступления.</p><p style="text-align: center;"> <img width="299″ alt="по.jpg" src="/upload/medialibrary/e8e/e8e86b849bba4e9996e64ed31f6badce.jpg" height="427″ title="по.jpg"><br></p><p style="text-align: justify;"> Сам автор описал однажды метод столь полюбившегося публике героя на примере игрока в карты: «Объём полученной информации заключается не столько в достоверности выводов, сколько в точности наблюдения». Акцентируя наибольшее внимание на этой самой точности, Дюпен использовал при «решении задачи» (раскрытии преступления) ассоциативные ряды: он пытался поставить себя на место подозреваемого и таким образом проследить логику его поведение. «Мыслить как преступник» — знакомое Вам по американским детективным сериалам кредо, не так ли?</p><div class="twitter"> Метод Огюста Дюпена — холодная аналитика и логические выводы</div><p style="text-align: justify;"> Считается, что именно По проложил дорогу для «новых» детективов, ввел в литературную традицию уникальный жанр и открыл публике образ героя-детектива.</p><p style="text-align: justify;"> Однако у всех сыщиков, как литературных, так и реально существующих, был живой прототип. Его звали Эжен Франсуа Видок. В прошлом — бандит и преступник, этот француз, впоследствии занявший пост первого главы Главного управления национальной безопасности</a>, стал одним из первопроходцем частного сыска и уголовного розыска в современном его виде… И написал о своих похождениях и жизненных перипетиях мемуары, которые увидели свет в 1828 году (есть также версия, по которой автобиография, на самом деле, была написана «литературным негром").</p><p style="text-align: center;"> <img width="267″ alt="видок.jpg» src="/upload/medialibrary/63f/63fa344ef79a19db72075cc9799aaf8e.jpg" height="394″ title="видок.jpg"></p><p style="text-align: justify;"> Еще одним интересным моментом в истории детективного жанра стала «пинкертоновщина». Так стали называть детективно-приключенческую литературу начала двадцатого века, отвергнутую критиками, но крайне востребованную среди читателей. Это явление было названо в честь Ната Пинкертона, одного из наиболее ярких персонажей-сыщиков в массовой литературе того периода.</p><div class="twitter"> Эжен Видок в прошлом был бандитом и преступником</div><p style="text-align: justify;"> У него был реальный прототип — Алан Пинкертон, основатель «Национального детективного агентства Пинкертона», прославленный американский сыщик и разведчик, во время Гражданской войны действовавший на стороне Союза (Севера).</p><p style="text-align: center;"> <img width="600″ alt="пинкертон.jpg" src="/upload/medialibrary/625/62597839b853d486edf903ec69a1e3a9.jpg" height="349″ title="пинкертон.jpg"></p><p style="text-align: justify;"> «Пинкертоновщине» предшествовали и ньюгейтский английский роман, получивший свое название от самой известной лондонской тюрьмы, и французский роман-фельетон, и грошовый американский роман. Такого рода произведения стремительно быстро распространились по Европе, они нашли своего читателя и в России. Помимо Ната Пинкертона, в качестве главного героя представали и другие персонажи: например, Ник Картер и Шерлок Холмс (последний, кстати говоря, не имел ничего общего с героем Артура Конан Дойла).</p><div class="twitter"> Прототипом Ната Пинкертона был сыщик Алан Пинкертон</div><p style="text-align: justify;"> Минуя героев Конан Дойла и Агаты Кристи, обратимся к образу еще одного сыщика — отца Брауна. Этот герой — католический священник, образ, запечатленный на страницах детективных историй Г. К. Честертоном. Патера Брауна далеко не назовешь красавцем: низкорослый, пухлый и неприметный, забавный и кажущийся недалеким, он, на деле, обладает пытливым умом и невероятной наблюдательностью. Бледнеет при виде трупов, опирается на законы христианского смирения, пытается разглядеть частицу божественного в каждом человеке, даже если он — преступник. Аналитический метод священника похож на подход к раскрытию преступлений Огюста Дюпена: для того, чтобы понять, кто мог совершить то или иное деяние, нужно попытаться поставить себя на место человека и понять ход его мыслей.</p><p style="text-align: center;"> <img width="600″ alt="браун.jpg" src="/upload/medialibrary/361/3617901b2b5c0ac771279be486c3ad15.jpg" height="866″ title="браун.jpg"></p><p style="text-align: justify;"> У патера Брауна был реальный прототип: этого человека звали Джон О’Коннор и он сыграл немаловажную роль в жизни Честертона, принявшего благодаря нему католичество. Именно от своего духовника писатель почерпнул одну из наиболее интересных и загадочных черт своего героя — умение заглядывать в самые темные уголки души и в то же время не озлобляться на весь мир, оставаться человечным.</p><div class="twitter"> Прототипом патера Брауна был священник Джон О’Коннор</div><p style="text-align: justify;"> Есть и более классические примеры сыщиков, завоевавших читательские любовь и доверие. Например, комиссар Мегрэ Жоржа Сименона. «Родился» герой на страницах французского детективного романа в 1929 году: к тому времени Сименон написал около двухсот романов и огромное количество новелл. Его персонаж поначалу кажется совершенно заурядным — сын управляющего имением, человек без высшего образования. Но всё это — только на первый взгляд. Мудрый полицейский Мегрэ виртуозно раскрывает дела, сваливающиеся на его плечи, а по числу раскрытых преступлений даёт фору самому Шерлоку Холмсу: французский сыщик стал героем нескольких десятков новелл и семидесяти шести романов.</p><p style="text-align: center;"> <span><img width="591″ alt="мегрэ.jpg" src="/upload/medialibrary/f7c/f7c9cced32be67c884c035f083763d11.jpg" height="751″ title="мегрэ.jpg"> </span></p><p style="text-align: justify;"> Ниро Вульф и Арчи Гудвин — нью-йоркские частный сыщик и его помощник и герои Рекса Стаута. Большинство раскрытых ими дел посвящено сложному переплетению любовных/семейных отношений с криминалом…</p><div class="twitter"> Мегрэ превосходит Холмса по количеству раскрытых дел</div><p style="text-align: justify;"> Тридцать три романа и тридцать девять повестей о полноватом детективе, предпочитающем не выходить из дома из-за своей патологической ненависти к путешествиям и боязни поездов и автомобилей, так захватили публику, что сделали Вульфа одним из культовых героев американской детективной литературы двадцатого века.</p><p style="text-align: center;"> <img width="500″ alt="вульф.jpg" src="/upload/medialibrary/eb8/eb84ede34908197046b0442d746a346d.jpg" height="375″ title="вульф.jpg"></p><p style="text-align: justify;"> «У меня странный организм. Я не помню случая, чтобы работа утомляла меня. Зато безделье меня изнуряет," - сказал однажды Шерлок Холмс. Работа сыщика — как источник вдохновения, раскрытие дел — как источник жизни и вечная «интеллектуальная подпитка»…</p><div class="twitter"> О Ниро Вульфе было написано 33 романа и 39 повестей</div><p style="text-align: justify;"> Не в этом ли заключается наибольшая притягательность профессии детектива? Не это ли заставляет нас тонуть в хитросплетениях неизвестных сюжетов и становиться невольными свидетелями злодеяний и разоблачения их виновников?</p></p>

Печать Сохранить в PDF

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте