Кому был невыгоден греческий проект Екатерины II?

Елена Бухтеева
03 Ноября 2016 // 16:58

Успехам Екатерины Великой в области внешней политики, казалось, не будет конца. Территориальные приращения после победы в русско-турецкой войне и разделов Речи Посполитой воодушевили императрицу на грандиозный по своему замыслу греческий проект. Владения могущественной Османской империи предполагалось разделить между Россией, Венецианской республикой и Священной Римской империей. Озлобленные соседи, греки, загоревшиеся идеей реставрации Византии, упущенная выгода для российской короны и другие аспекты масштабного геополитического проекта – в новом материале diletant.media.

Головокружение от успехов

Екатерина II питала слабость ко всему греческому. Дарования древних греков позволили им создать выдающиеся литературные произведения, памятники архитектуры, шедевры живописи; превосходство греческой культуры, по мнению императрицы, было неоспоримо. Восхищала ее и афинская демократия. В России все чаще печатались авторы греческого происхождения. В письмах к Вольтеру Екатерина отмечала — в шутку или всерьез — что с удовольствием выучила бы греческий язык. Помимо писем, она отправляла французскому мыслителю милые подарки; однажды даже отослала шубу, пошитую на греческий манер. Таков был ее ироничный ответ философу, который «подбивал» императрицу на завоевание Константинополя. Фаворит Григорий Потемкин, кстати, тоже испытывал головокружение от внешнеполитических успехов и поддерживал правительницу в ее глобальных планах.

Культурная преемственность России и Древней Греции через Византийскую империю, считала Екатерина, возлагала на Россию определенные обязанности. Именно Россия должна была протянуть руку помощи грекам, находящимся под Османским игом. Это стало идеологическим обоснованием масштабного проекта: с одной стороны — варвары-турки, без всякого сожаления уничтожающие христианские ценности, с другой — гениальные греки. Императрица была не чужда драматизации. В ярких красках она описывала жестокость турецких правителей по отношению к христианским подданным, коррупцию и беззаконие, ставшие нормой в Османской империи.

В реальности за призывом освободить угнетенные народы скрывалась внешнеполитическая стратегия, которая должна была изменить баланс сил в Европе.

Правила дипломатического торга

Греческий проект определял судьбу всей Юго-Восточной Европы. Бессарабия, Валахия и Молдавия должны были образовать независимое государство Дакия (даже название Екатерина II выбрала античное). На руинах Османской империи возродилась бы Греческая империя. Независимость последней оставалась под вопросом, так как на престол Екатерина собиралась посадить своего внука Константина. Чтобы обозначить его предназначение с самого рождения, к нему даже приставили кормилицу-гречанку. Поэты слагали пространные оды, смысл которых сводился к следующему: греки должны ликовать, хотя будущему великому правителю не исполнилось и трех месяцев.

фото1.jpg
Константин Павлович, сын Павла I и Марии Федоровны

Проект сулил территориальные приращения Австрии. В 1781 году был заключен русско-австрийский союз. Австрия гарантировала России выступить на ее стороне в случае конфликта с Османской империей. В свою очередь, Россия гарантировала территориальную целостность Австрии. В 1782-м Екатерина II в красках расписала греческий проект императору Австрии Иосифу II. Свою руку к письму приложил и Григорий Потемкин. Император ответил расплывчато: вроде бы идея хорошая, а вроде и нет. Но все же перечислил территориальные приращения, на которые рассчитывала Австрия на Балканском полуострове.

фото2.jpg
Иосиф II

Александр Безбородко — личный секретарь Екатерины, занимавшийся разработкой греческого проекта, — писал императрице: приобретение Россией Очакова, Крыма и «одного или двух островов в архипелаге» не означает, что Вена может рассчитывать на что-то большее, чем территории, потерянные после войны с турками (1735−1739). О других территориальных аппетитах Австрии «однако же, много еще изъясняться надлежит». К вопросу о том, можно ли вообще было доверять Австрии: во время русско-турецкой войны (1744−1768) Вена обещала оказать туркам военную и финансовую помощь, запросив крупный аванс. В итоге поддержку Австрия не оказала, а деньги не вернула.

Торг по греческому проекту шел полным ходом, но был ли у него шанс на жизнь? Реализовав этот амбициозный план, Россия значительно усилила бы свое влияние на Балканском полуострове и обеспечила свободный проход своих торговых судов в Средиземноморье. Англия и Франция не могли допустить такого развития событий — в том числе, из-за коммерческих отношений с турками. Торговый оборот Франции и Османской империи составлял до 70 миллионов ливров в год. Французские и английские купцы имели возможность беспрепятственной торговли, англичане открыли фактории по всей Османской империи. Менять турецкое господство на абы какое было невыгодно с коммерческой точки зрения, поэтому Великобритания и Франция не стремились поддержать освободительное движение народов, входящих в состав империи. А если бы она и исчезла с лица земли, Россия и Австрия были бы не единственными претендентами на турецкое наследство.

Впрочем, Екатерина II все же попыталась заручиться поддержкой Версаля: Франции было предложено заключить союз с Россией, Австрией и Испанией. Людовик XVI, конечно, отказался (70 миллионов ливров в год — это не шутки).

Союзников российская императрица так и не нашла. В 1790-м скончался Иосиф II. Его преемник Леопольд II годом позже заключил сепаратный мир с Турцией. Но отчасти греческий проект все же был претворен в жизнь, и заключалось это в присоединении Крыма. После русско-турецкой войны (1768−1744) Крымское ханство формально было объявлено независимым от Османской империи, однако борьба за полуостров продолжалась. Присоединение Крыма стало идеей фикс Григория Потемкина; на необходимость приобретения полуострова он указывал в меморандуме к Екатерине (декабрь 1782 года). Императрица ответила согласием. В 1783-м Крым вошел в состав России.


фото3.jpg
Григорий Потемкин

Хотя греческий проект и был снят с повестки дня, Екатерина не оставляла надежд на его реализацию. В ее кратком завещании от 1792 года содержится фраза о намерении возвести Константина на престол Греческой империи. Сами греки к идее возрождения Византийской империи под покровительством России отнеслись с необычайным воодушевлением. В 1770—1780 годах началась их массовая эмиграция на юг России. Здесь им оказывали теплый прием и предоставляли множество льгот; слухи о гостеприимстве России постоянно циркулировали среди греков в Османской империи. Проект Екатерины II перекликался с так называемой «Великой идеей» греков, подразумевавшей реставрацию Византии. Особенно популярной эта концепция стала в начале XIX столетия.

От турецкого ига Греция освободилась только в 1830 году.


Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 1

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Александр Федотов 07.11.2016 | 16:4416:44

в 1830 году было создано государство Греция, до этого никогда не существовавшее, а греками в старину называли опостольских христиан (если по современному выражаться), проект Византия это иное - придуманное название Ромейской империи...