• 26 Сентября 2016
  • 24118

Восставшие из мертвых

Восстания мертвецов и зомби-апокалипсис – излюбленные темы режиссеров фильмов ужасов. Разгуливающие среди бела дня покойники на широком экране – зрелище не из приятных. Но что, если такое происходило на самом деле? Во время Первой мировой войны в России нередки были случаи, когда солдаты в прямом смысле слова восставали из мертвых.

От поля боя до лазарета

К началу Первой мировой войны основная проблема военной медицины состояла в той самой неискоренимой бюрократии — ведомства росли как грибы после дождя. Это зачастую мешало работе простых врачей на местах. Согласно официальным данным, к началу войны больше половины российский врачей уже были призваны на службу. Вскоре началась проблема с кадрами — к концу 1916 года армии не хватало почти 3000 врачей, а к середине 1917-го нехватка достигла почти 30%.


Путь от поля боя до врача у солдата был долгий. Сначала санитары оказывали раненым первую помощь прямо на поле брани, оттуда солдаты отправлялись на передовые перевязочные пункты, и лишь потом — в подвижной госпиталь или лазарет. Отсюда эвакуировали в тыл, но далеко не всех. Например, умирающих, тяжелораненых, инфекционных больных и легкораненых оставляли в местных медицинских пунктах. На этом этапе «отбора» чаще всего и происходили ошибки. Кадров не хватало: зашивающиеся, сонные и уставшие врачи не всегда могли определить действительно безнадежные случаи. Случалось, что солдаты, которых считали умершими и еще не успели унести с поля боя, вдруг «оживали» и добирались до перевязочных пунктов сами — ползком, через многие километры. Удавалось это, конечно, единицам — многих раненых добивали немцы.


Немецкие зверства

Среди документов Центрального государственного исторического архива есть, например, бумаги «о немецких зверствах». Они показывают, что раненые русские солдаты оставались лежать на поле брани. «Рядовой 82-го Дагестанского полка Порфирий Олиферовский, после боя 3 октября 1914 г. под Ивангородом, раненный ружейной пулей и лишенный возможности двигаться, остался в окопе вместе с другими ранеными и убитыми. Ворвавшиеся, после отступления наших сил, в окоп германские солдаты, на глазах Олиферовского, перекололи штыками всех раненых. Сам Олиферовский не был добит лишь потому, что германцы сочли его мертвым».

Фото 1.jpg

Подобная ситуация произошла и с рядовым 102 Вятского полка Павлом Крещенко-Кравченко: «…после боя 26 августа 1914 года, раненный, остался лежать на поле сражения; на его глазах германские солдаты, взяв в плен остаток роты, к которой принадлежал и Кравченко, выстроили пленных и расстреляли всех. Лежа на поле в течение почти двух суток, Кравченко был свидетелем того, как германские солдаты разыскивали среди раненых русских тех несчастных, которые были еще живы, и закалывали их штыками».

Похоронки на живых людей

К подсчету раненых и погибших во время Первой мировой войны вообще относились не слишком внимательно. В официальное число убитых попадали лишь те люди, в чьей смерти не было сомнения. Так что оставались огромные списки пропавших без вести, о чьей участи ничего не было известно. К тому же многие отчеты терялось еще до поступления в вышестоящие инстанции. В итоге в разных официальных источниках приводятся разные данные о потерях со стороны России во время Первой мировой. Числа колеблются от 500 до почти 800 тысяч убитых.

Фото 3.jpg

Иногда случалось и наоборот — в число погибших записывали еще живых солдат. Например, известный редактор и филолог Аркадий Мильчин в своей книге описывает историю своего отца. Во время Первой мировой войны его родители получили похоронку на сына. Как оказалось, отец будущего филолога в суматохе перепутал шинели и надел чужую. Солдат, надевший его шинель, погиб, а извещение о смерти отправили семье Мильчина. В 1918-м он «восстал из мертвых» — вернулся из немецкого плена живым и здоровым.


Атака мертвецов

Одно из самых известных событий Первой мировой войны — так называемая «атака мертвецов». История, достойная лучших голливудских фильмов, произошла 6 августа 1915 года во время обороны крепости Осовец на Восточном фронте. На рассвете германские войска выпустили хлор, который распространился на 12 километров в глубину и около 12 метров в высоту. Средств химической защиты у оборонявшихся не было, что привело к печальным последствиям. Большая часть солдат отравилась, многие погибли.

Фото 4.jpg

Еле живая 13 рота бросилась в атаку. Офицер Свечников якобы прокричал: «Други мои, не помирать же нам, как пруссакам-тараканам, от потравы. Покажем им, чтобы помнили вовек!»

Журналист Владимир Воронов в своей статье пишет: «Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки». Интересно, что в воспоминаниях немецких военачальников, сражавшихся на Восточном фронте, об «атаке мертвецов» нет ни одного упоминания. Историки сходятся на том, что атака вполне могла быть, но воодушевляющие крики и выхарканные легкие, скорее всего, придумали для красного словца журналисты.