Карл Вайно

Юрий Эхасалу, Елена Бухтеева
20 Сентября 2016 // 19:17

В августе 2016 года главой президентской администрации был назначен Антон Вайно. Он сменил на этом посту Сергея Иванова. Для многих назначение стало большим сюрпризом; Вайно – новая фигура в российской политике,  неизвестная широкой публике. Этого нельзя сказать о его дедушке Карле Генриховиче, который в 1980-е годы на протяжении десяти лет руководил советской Эстонией. Какую политику проводил в жизнь Карл Вайно на посту первого секретаря ЦК компартии Эстонии? Diletant.media побеседовал об этом с членом Союза журналистов Эстонии Юрием Эхасалу.

Карл Вайно

Потомственный большевик

Герой нашей статьи родился в семье эстонского большевика Генриха Вайно, который бежал в Россию после провала Эстляндской трудовой коммуны. Семья осела в Томске. Здесь родился и провел свое детство Карл. После окончания Томского электромеханического института он был направлен в советскую Эстонию, где трудился в городе Тапа инженером-железнодорожником.

Эта работа довольно быстро наскучила амбициозному юноше — мир политики оказался гораздо интереснее. Начиная с 1948-го Карл Генрихович совершает уверенное восхождение по партийной лестнице. Окончательно определившись со сферой своих интересов, в 1957-м он заканчивает заочно Московскую высшую партийную школу.

Как Карл Вайно оказался «у руля» в Эстонии? Первым секретарем ЦК компартии Эстонии с 1950 года был Иван Кэбин, придерживавшийся в отношениях с Москвой политики умеренного лавирования. На руководящие должности он выдвигал эстонские кадры, а потому часто выслушивал от советского руководства упреки в пособничестве националистическим настроениям. С Артуром Вадером, председателем президиума Верховного Совета Эстонской республики, его связывали напряженные отношения. Вадер сам мечтал получить должность первого секретаря — этот пост сулил реальные, а не мифические властные полномочия. Но занять высокую должность ему не удалось: у Кэбина были влиятельные покровители в Москве, включая членов Политбюро ЦК КПСС Михаила Суслова и Алексея Косыгина.

Карл Вайно

Карл Вайно

25 мая 1978 года Артур Вадер скоропостижно скончался. В Политбюро ЦК КПСС, оценив обстановку в Эстонии, решили произвести рокировку. Кэбина, проявлявшего излишнюю самостоятельность, назначили председателем президиума Верховного Совета Эстонской республики. Полномочия на этом посту были номинальными.

На должность первого секретаря претендовали Карл Вайно и Вайно Вяльяс. Карты оказались в руках Карла Генриховича. Во-первых, у Москвы не было ни единого нарекания к его работе секретарем ЦК компартии Эстонии по вопросам промышленности. Во-вторых, он родился в России, в отличие от коренного эстонца Вяльяса. Дело было решённое, и 25 июля 1978-го Вайно избрали первым секретарем.

Вайно Вяльяс

Вайно Вяльяс

После Карла Генриховича в 10-этажном здании ЦК не нашлось ни одной пишущей машинки с латинским шрифтом.

Вступив в должность, Вайно отдал распоряжение: рабочим языком в аппарате ЦК партии станет русский. Чтобы продемонстрировать свою лояльность новому руководителю, многие сотрудники ЦК — эстонцы общались между собой на русском языке, порой нещадно его коверкая.

Карла Генриховича в Эстонии неоднократно упрекали в политике русификации республики. Однако надо понимать реалии того времени: подобные решения принимались в Москве, и Вайно был вынужден с ними считаться. Так, спустя месяц после его избрания ЦК КПСС принял постановление «О дальнейшем совершенствовании изучения и преподавания русского языка в союзных республиках». Первый секретарь действовал, руководствуясь партийными директивами. И признавался, что чувствует себя представителем Москвы в Эстонии, а не наоборот.

Стоит отметить: действий, направленных на ущемление эстонского языка, не предпринималось. Проблема возникала в процессе интеграции русскоязычных рабочих из РСФСР и их семей. В медицине, торговле, сфере обслуживания стали трудиться новые люди, не владевшие эстонским. Представьте себе русского врача-терапевта и пожилого пациента, который не говорит по-русски. Конфликта не избежать!


В союзную республику стучится кризис

Недовольство эстонцев вызвали неожиданные изменения в сфере экономики. Почти сразу после избрания на пост первого секретаря Карл Вайно дал Госплану СССР согласие на значительное увеличение поставок эстонской сельхозпродукции во всесоюзные фонды. Итог был печальным — в январе 1979 года прилавки магазинов в республике опустели. Исчезли мясо, колбаса и многие молочные продукты. Жителями Эстонской ССР овладело недовольство и даже паника, авторитет Вайно упал. На носу были выборы в Верховный Совет СССР. Карл Генрихович баллотировался по Таллиннскому городскому избирательному округу. В день голосования многие избиратели выразили свой протест — на избирательных бюллетенях появились надписи «Где наше мясо!?» и «Я против Вайно». Немало голосов было подано и против его кандидатуры. На следующих выборах герой нашей статьи баллотировался уже по избирательному округу, в который входили преимущественно русскоязычные города.

Непросто складывалась ситуация и вокруг размещения в республике союзных предприятий. Рабочие места там занимали, в основном, приезжие русские. Они же получали жилье в новых домах. С коллективами этих предприятий у Карла Генриховича сложились прекрасные отношения. Однако для учителей и медработников, которые стояли в общей очереди, улучшения жилищных условий реально не предвиделось. Недовольство эстонцев росло.

Надо отметить, что Карл Генрихович смело доверял дела своим ближайшим соратникам. Так, вопросы сельского хозяйства он поручил Артуру-Бернарду Упси, и тот превосходно справлялся со своими обязанностями. При нем показатели сельскохозяйственного производства в Эстонии вышли на первое место среди союзных республик. Кроме того, Артур-Бернард хорошо ладил с местным населением.

Вопросы идеологического толка первый секретарь доверил Рейну Ристлаану. Последний претворял в жизнь политику русификации; именно с его именем связывают «закручивание гаек». К январю 1988 года отношения Ристлаана с творческой интеллигенцией обострились настолько, что Вайно был вынужден снять его с поста секретаря ЦК по вопросам идеологии.

Помимо работы, у Карла Генриховича была еще одна страсть — киноискусство. В выходные он обязательно «проглатывал» по несколько художественных фильмов. Не пропускал ни одной премьеры балета и оперы. Любимым увлечением политика была рыбалка.

Сдержанный на публике, в узком кругу Вайно демонстрировал отличное чувство юмора.


«Поющая революция» и уход Карла Вайно

В 1988 году в республике стремительно усиливается движение за независимость. Все больше голосов раздается в поддержку автономии Эстонии. В июне на песенном фестивале в Таллинне десятки тысяч эстонцев поют патриотические песни, в руках они держат национальный флаг (так называемая «поющая революция»). Всюду вспыхивают акции протеста.

«Поющая революция»

«Поющая революция»

В издании «Самоопределение и независимость Эстонии» сказано, что в 1988 году Вайно запрашивал у Москвы разрешение на проведение силовой операции в связи с манифестациями. Любопытно, что никакой достоверной информации по этому поводу нет. В ряде книг и статей подобным образом трактуется встреча Карла Генриховича с Министром обороны СССР, членом Политбюро маршалом Дмитрием Язовым, которая состоялась в правительственной резиденции Кейла-Йоа под Таллинном 14 июня 1988 года. Действительно, на 17 июня была запланирована масштабная акция протеста. На митинг собирались выйти больше 200 тысяч человек. Критические настроения по отношению к Карлу Вайно достигли своего пика.

фото4.jpg

На встрече первого секретаря и маршала Язова также присутствовали председатель Совета Министров Бруно Сayл и руководитель КГБ Эстонской ССР генерал-лейтенант Карл Кортелайнен. В своих мемуарах Бруно Сayл пишет:

«При встрече с председателем Совета Министров СССР Николаем Рыжковым 5 июня в Москве я снова ставил перед Рыжковым как членом Политбюро ЦК КПСС вопрос о замене Вайно… С Рыжковым у меня были доверительные отношения, и он поддерживал мое мнение по поводу Вайно. 14 июня утром у меня по правительственному телефону состоялся повторный разговор с Николаем Ивановичем по этому поводу, и он заверял меня в том, что в тот же день на заседании Политбюро ЦК КПСС рассматривается вопрос о рекомендации избрания Вайно Вяльяса первым секретарем ЦК Компартии Эстонии и освобождении Карла Вайно с этой должности. Тем больше было мое удивление, когда мне из нашей правительственной резиденции по кремлевскому телефону звонит Дмитрий Язов и просит приехать туда для беседы… Приехав в Кейла-Йоа, я кроме Язова встретил там и Вайно с Кортелайненом. Я спросил у Язова, известно ли ему, что именно в это время в Москве на заседании Политбюро рассматривается вопрос о замене первого секретаря ЦК Компартии Эстонии? Маршал Язов сказал, что ему об этом ничего неизвестно. Предметом разговора в Кейла-Йоа стала обстановка в Эстонии и вопрос о том, не понадобится ли руководству Эстонии в связи с этим какая-либо помощь от Язова. Во время разговора с Вайно и Кортелайненом у Язова сложилось мнение, что планируются националистические акции. Я высказал ему свое мнение об обстановке и отверг любую помощь».

По прочтении этих строк возникает вопрос: не планировал ли маршал Язов по личной инициативе вмешаться в события, превысив свои полномочия? Надо признать, что подобная гипотеза выглядит крайне сомнительной: Министр обороны в 1988 году ни при каких обстоятельствах не пошел бы в обход Горбачева.


Преемник Карла Вайно

16 июня 1988-го на фоне бурных общественных протестов Карла Генриховича сняли с должности первого секретаря, по официальной версии — в связи с переводом на ответственную работу в Москву. На смену ему пришел дипломат Вайно Вяльяс. Руководить республикой ему пришлось в непростое время: остановить движение за независимость было уже невозможно. Как нельзя кстати пришелся талант дипломата: Вяльяс пытался сгладить противоречия между Народным Фронтом Эстонии, выступавшим в поддержку перестройки, и коммунистической партией.

Пожалуй, самым решительным шагом Вяльяса было принятие 16 ноября 1988 года декларации о суверенитете Верховным Советом Эстонской ССР. Однако уже 26 ноября Президиум Верховного Совета СССР признал ее недействительной и противоречащей Конституции Советского Союза.

Россия одним из первых государств признала независимость Эстонии 24 августа 1991 года. Соединенные Штаты Америки, кстати, сообщили о восстановлении дипломатических отношений с Эстонией только 2 сентября.

Печать Сохранить в PDF

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте