Наши враги. Вальтер Вефер и Фриц Тодт

03 Июня 2016 // 17:11
Наши враги. Вальтер Вефер и Фриц Тодт

Никакие интриги в руководстве люфтваффе не имели большого значения, пока был жив Вальтер Вефер. Все, кто был знаком с этим талантливым офицером Генштаба, вспоминали его как человека, обладавшего не только острым умом, но и невероятным чувством такта, даром предвидения.

«Отец» немецких автобанов, выдающийся инженер и любимец Гитлера Фриц Тодт в Третьем рейхе совершил головокружительную карьеру: в процессе деятельности ему пришлось заниматься не только дорогами, но промышленностью в целом — от строительства электростанций и фортификационных систем до производства техники и вооружений.

Историк Елена Съянова вспоминает этих двух талантливых нацистов, оставшихся в тени своих хитроумных однопартийцев.

Проект был подготовлен для программы «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы».

Два таких столпа гитлеровского режима, как Герман Геринг и Альберт Шпеер, не были ни профессионалами в своем деле, ни вообще выдающимися личностями. А ведь люфтваффе и военное строительство нацистской Германии показали превосходные результаты. Это значит только одно: за раздутыми репутациями двух гениев самовыдвижения стоят по-настоящему продуктивные и талантливые люди.

За крупом Геринга я ясно вижу стремительную фигуру подлинного создателя люфтваффе генерал-лейтенанта Вальтера Вефера, персонажа словно бы из другой пьесы, хотя именно Вефер, по сути-то, и был бы на своем месте в этом жутком перформансе по сценарию под названием «Майн кампф», который он прочел очень внимательно.

ФОТО 1.jpg

Вальтер Вефер, 1934 год

Вефер знал, что реванш над Францией и Британией для Гитлера — это разминка перед тяжелейшим марафоном по завоеванию «жизненного пространства», и что готовить люфтваффе нужно к воздушной войне с СССР. Не поединки асов, а планомерное уничтожение промышленного потенциала России; не огонь с воздуха по полю боя, часто летящий мимо цели, а вывод из строя производящих оружие предприятий, причем и на расстоянии полутора тысяч миль от границ, то есть за Уралом, — вот что потребуется.


Так называемый «уральский» четырехмоторный бомбардировщик Вефер пытался создать с 1935 года на двух прототипах: «Юнкерс-89» и «Дорнье-19», но вскоре понял, что нужно искать принципиально новое решение. Он не успел, поскольку погиб в 1936-м. Ни Мильху, ни Кессельрингу, ни тем более Герингу просто не хватило стратегического мышления понять, насколько провально для Рейха будет оставить основные производственные мощности СССР вне зоны досягаемости.

Об «уральском» проекте Вефера Геринг не раз еще вспомнит, когда окажется бессилен над Атлантикой и в битве за Англию, и когда четырехмоторные бомбардировщики англичан начнут стирать с лица земли промышленную мощь Германии. Однако все остальные проекты Вефера Геринг после его смерти будет осуществлять, честно при этом признаваясь, что «наш незабвенный Вефер уже сочинил поэму люфтваффе, и каждое не прописанное в строке слово мной угадывается».

ФОТО 2.jpg


Рейхсминистр вооружения и боеприпасов Фриц Тодт, 1940 год

Вот такую же поэму вооружения Германии успел до своей гибели написать и человек, оставшийся в тени хитроумного Шпеера. Фридрих Тодт — технократ, профессионал, самодостаточный при любом режиме он, как и Вефер, отнюдь не был втянут в служение нацизму, а совершил осознанный выбор.

Тодт — это 3 тысячи километров первоклассных автомобильных дорог, рассчитанных на прохождение тяжелых танков. Тодт — это Западный вал или «Линия Зигфрида» — немецкий ответ на атаку с Линии Мажино. Тодт — это структура четырехлетнего плана, бездарно разрушенная Герингом.

С 1940 по 1942 год Фридрих Тодт возглавлял министерство вооружений и боеприпасов. Шпеер в это время переделывал в цветники заводские помойки, проектировал города будущего, в которых люди перемещались под землей, а машины летали по воздуху, и клеил для Гитлера макеты дворцов в стиле «арийский барочный классицизм». Как можно с таким опытом получить в свои руки всю военную промышленность страны?

В 1942 году, сразу после гибели Тодта, Шпееру оставалось только, образно говоря, сесть в первоклассное авто, движущееся по первоклассному автобану, положить руки на руль и энергично имитировать управление. Позже, правда, машину пришлось разгонять, и вот тут Шпеер показал себя профессионалом, выжимая кровавый пот из немецких рабочих и возводя штабеля из трупов военнопленных.



Вальтер Вефер погиб, возможно, из-за собственной небрежности (хотя я в это не верю), но в насильственной гибели Тодта я не сомневаюсь. Официальное заключение было таким: пилот самолета «Хейнкель-111», на котором летел министр, якобы по ошибке включил механизм саморазрушения.

Конечно, в истории, как и в жизни, гораздо больше случайностей, недоразумений, нелепости, чем нам кажется. Но и в жизни, и в истории есть такие закономерности, которые слишком видны. Приходит талантливый человек, творец, запускает дело, перспективы от которого расходятся далеко во все стороны, и вокруг уже толпа готовых развивать, эксплуатировать, возглавить или просто попользоваться; а для того, первого, непременно кто-нибудь да включит механизм саморазрушения. Правда, говоря так, я думала уже о других людях.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 1

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
snorri& snorri 04.06.2016 | 08:4608:46

настоящая ИСТОРИЯ https://aryanssblog.wordpress.com/