«Викиликс» по-большевистски

02 Июня 2016 // 12:30
«Викиликс» по-большевистски

После запуска проекта «Викиликс» нас трудно чем-то удивить. Раскрытие заговоров и публикация разведданных стали, можно сказать, делом привычным. Однако мало кто знает, что еще за 90 лет до появления детища Ассанжа тиражированием государственных тайн занималась советская власть. Так, в разгар Первой Мировой большевики вынесли на страницы западных СМИ тайные договоренности о переделе мира, существовавшие между Россией и странами-союзницами. К чему привел столь оригинальный подход к внешней политике, расскажет Елена Бухтеева.


Таланта слагать лозунги у Ленина и его последователей не отнять. Всегда у них выходило очень складно: земля — крестьянам, фабрики — рабочим, мир — народу. Особенно привлекательным в 1917 году выглядел лозунг о прекращении войны. К этому моменту Россия потеряла на фронтах Первой мировой не меньше 500 тысяч человек. Патриотический запал давно себя исчерпал. Большевики же заявили, что воевать, в общем-то, незачем, ведь конфликт развязан империалистами в захватнических целях. Эти воззрения отразил первый декрет советской власти о мире. Он призвал воюющие правительства немедленно приступить к переговорам. Союзные государства призыв, конечно, проигнорировали.

иллюстрация1.png

Декрет о мире


Документ, помимо всего прочего, отвергал принцип тайной дипломатии. Внешнюю политику, заявили большевики, надо вывести из тени закулисных интриг и представить взорам всех трудящихся мира.


Народным комиссаром иностранных дел в ноябре 1917-го становится Лев Троцкий. К своему назначению он отнесся довольно прохладно. Гораздо больше Троцкого привлекала пропаганда: он не прочь был взять на себя руководство партийной прессой.

иллюстрация2.jpeg

Лев Троцкий


Да и союзников в делах дипломатических у наркома почти не оказалось. Прознав о новом курсе советской власти, опытные сотрудники поспешили покинуть МИД. А те, что пришли им на смену, принялись бороться с пережитками царской России с рвением и азартом. Они даже организовали аукцион по продаже ценных подарков, которые передавали бывшим чиновникам зарубежные друзья.

Свое новое место работы Троцкий называет «лавочкой». Но интересное для себя дело все же находит. Получив доступ к архивам царского и временного правительства, нарком поручает своему секретарю отобрать все документы под грифом «секретно». Обличать царскую Россию большевики любили и умели. А тут в руках Троцкого оказался кладезь ценной информации: секретные телеграммы и письма русских дипломатов к высокопоставленным зарубежным чиновникам.



Солдаты проливают свою кровь на фронтах Первой мировой, а в это самое время Россия и страны Антанты тайно договариваются о переделе мира — настоящая сенсация! Эту сенсацию, считал Ленин, было бы неплохо осветить и на Западе, чтобы склонить Европу к предложенным большевиками мирным переговорам.

Начиная с 10 ноября, российские газеты публикуют секретные документы ежедневно. Принцип открытой дипломатии претворяется в жизнь. Спустя две недели скандальный материал печатает «The New York Times». Издание цитирует Троцкого: «Все нации мира должны узнать правду о секретных планах, которые буржуазия проводит в жизнь через своих парламентских и дипломатических агентов».

Иллюстрация3 и главная.jpg

«The New York Times» от 25 ноября 1917 года



Оказывается, пока политики в странах Антанты произносили высокопарные речи о защите Родины, судьба послевоенного мира была давно решена. Предполагалось, что Россия с согласия Англии и Франции получит черноморские проливы, Константинополь и часть Турции. Англии в обмен на это достанется нейтральная зона Персии. Кроме того, Россия заявила о своей готовности передать Великобритании северный Афганистан. На территории Аравийского полуострова планировалось создание независимого мусульманского государства с сохранением мест паломничества, которое должно было стать центром ислама. С этим согласилась Италия — при условии соблюдения ее интересов на Востоке. Единственным «камнем преткновения» в этой сделке оставался Константинополь: Россия требовала запрета на вход в черноморские проливы иностранных судов.


Страны-союзницы договорились перекроить по своему вкусу и карту Европы. В доказательство этому «The New York Times» приводит телеграммы посла России в Париже Александра Извольского и бывшего министра иностранных дел Сергея Сазонова. В этих документах незавидной предстает судьба Германии. Оказывается, Англия и Франция имеют право на расчленение государства в своих интересах, а восточная граница Германии остается на усмотрение России. Словом, все участники заговора должны были остаться довольны.

Государственное устройство Польши, пишет Сазонов, «не является предметом международной дискуссии». В переводе с языка тайной дипломатии это означало только одно: Россия планировала заполучить польские земли обратно. Этот сценарий, скорее всего, был негласно одобрен, поскольку Франция признавала за Россией свободу в определении западных границ.

Сазонов требует от Извольского удержать Швецию от выступления против Антанты, «любой ценой склонить на свою сторону Норвегию». В телеграмме идет речь и о санкциях в отношении Германии: немецкий капитал с китайского рынка предполагалось вытеснить.

Следом за газетой «The New York Times» аналогичная публикация выходит в английском издании «Манчестер Гардиан». Но это лишь малая толика секретных бумаг, обнародованных большевиками. В России архивные материалы, коих накопилось 130, вошли в отдельный сборник.

Обличая тайную дипломатию, большевики надеялись подогреть революционные настроения в Европе. И действительно, если «верха» отнеслись к публикациям довольно прохладно — во многом, в силу своей осведомленности, — то трудящиеся массы были возмущены. Более того, рейтинг Ленина в мире вырос.



Однако это не помогло новой России наладить дипломатические связи с Западом. Хотя «викиликс» по-большевистски и не произвел особого впечатления на страны Антанты, тиражирование секретных документов они все же сочли предательством. Правящие круги Америки после такой выходки смотрели на Россию настороженно (кстати, дипломатические отношения с СССР страна установит только в 1933 году). Во-первых, передел мира спланировали без ее участия. Для США это было весьма неприятно, учитывая колоссальный экономический потенциал государства и очевидное для всех стремление Америки усилить свои позиции на мировой арене. Во-вторых, теперь у руководства Соединенных Штатов появились серьезные подозрения в сговоре большевиков с Германией.

Эти подозрения только усилились, когда Россия приступила к заключению сепаратного мира с Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией. Советская дипломатия началась со скандала и продолжилась неудачей: был заключен унизительный Брестский договор, который заставил Россию пойти на территориальные уступки и выплачивать огромные репарации.


иллюстрация4.jpg

Второй состав советской делегации на переговорах в Брест-Литовске


Мечты большевиков о прекращении конфликта «без аннексий и контрибуций» обратились в прах.

А мир победители все-таки поделили — недаром же затевалась война. Территорию Германии они действительно расчленили в своих интересах, та же судьба постигла колониальный мир.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте