VIP-опрос. Александр Солженицын: кто он для вас?

26 Мая 2016 // 22:48
VIP-опрос. Александр Солженицын: кто он для вас?

Сегодня, ровно 22 года назад, знаменитый писатель и диссидент Александр Исаевич Солженицын вернулся в Россию. Автор «Архипелага ГУЛАГ» прилетел в Магадан, оттуда — во Владивосток, а затем, проехав через всю страну на поезде, завершил свое путешествие в Москве. На родине писатель прожил еще 14 лет, он скончался в 89 лет в 2008 году.

Кем был Солженицын, и почему значение этого человека в истории литературы и истории нашей страны так велико? Diletant. media поговорил с экспертами


Николай Ледовских, биограф Александра Солженицына

Ledovskih.jpg


Во-первых, это один из Нобелевских лауреатов, а их у нас всего пять, как вы знаете. Это писатель планетарного масштаба. Он один из немногих российских писателей, которых знает весь мир, абсолютно весь. Лично для меня Солженицын — это пример жизненной стойкости. Пройти через столько испытаний и не сломаться, почти в одиночку восстать против существующего режима! На это не каждый отважится.



Ирина Прохорова, главный редактор издательского дома «Новое литературное обозрение»

Prohorova.jpg

Для меня Солженицын всегда остается очень важной фигурой, и во многом его ранние произведения, я имею в виду, рассказы и «Архипелаг ГУЛАГ» были важным фактором становления моей личности и гражданского самосознания. Я, как и многие люди моего поколения, читала все эти книги, хоть и в перепечатках на одну ночь, но, тем не менее, на всех нас это оказало действительно очень мощное воздействие. Честно говоря, отношение к более позднему творчеству Солженицына у меня противоречивое, но это колоссальная фигура, драматическая фигура, отражающая всю специфику сложного драматического человеческого существования в Советском государстве. Мне кажется, за его взглядами, за которые его так часто критиковали, стоит большая драма великого человека, большая социальная и личная травма, которая проступает сквозь его творчество. Для меня это, конечно, крупнейшая фигура, которая несомненно останется в истории русской культуры.


Дмитрий Быков, писатель
Bykov.jpg

Для меня он прежде всего крупнейший русский прозаик второй половины двадцатого века, кроме Солженицына, Аксенова и Трифонова в старшем советском поколении и не на чем взгляду отдохнуть. Потом уже, в постсолженицынскую эпоху, появилось много хороших авторов, но в шестидесятые годы он безусловно был самым масштабным прозаиком, совершенно лишенным многих иллюзий, очень некомфортная по своей сути фигура. Особенно привлекает, что главный персонаж Солженицына — не «терпила», не жертва, а борец. Он неслучайно рассматривает Ивана Денисовича как представителя большинства, но Иван Денисович, при всем сострадании к нему, не его герой. Его герой — сектант Алешка, люди с твердой нравственной основой. Необычайно привлекательна, конечно, плотная, сжатая фактура его слога, его учеба у Замятина, Цветаевой, стремительность этой прозы, с минимумом описаний (в описаниях он не силен), с напряженной мыслью. Он — довольно точная реинкарнация Достоевского, даже его копия. Все основные этапы биографии Достоевского он каким-то образом унаследовал, включая «Записки из мертвого дома». Я рассматриваю его романы не как идеологические высказывания, а как образец полифонии, полемики, интеллектуального разнообразия, когда автор ни за кем не оставляет последнего слова.

Максим Шевченко, писатель, журналист
Shevchenko.jpg

Солженицын — выдающийся писатель, который сформулировал принципы противостояния личности беспощадной системе. Неважно, какой системе: советской или антисоветской. Солженицын сформулировал мысль, которая поражает сердце и душу. «Благословенье тебе, тюрьма, что сделала меня человеком! Кем бы я был, если бы не попал в тюрьму?» Это христианский парадоксальный подход к тому, что путь человеческий — это не путь карьеры, а путь, где душа, ее спасение и преображение являются гораздо более важными вещами, чем земные блага. И в этом, мне кажется, величие Александра Солженицына.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 2

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Сергей Макаров 27.05.2016 | 10:1410:14

"Но еще раньше, на этой же бумажке: — Вам предстоит выбрать псевдоним. Псевдоним?.. Ах, кличку! Да-да-да, ведь осведомители должны иметь кличку! Боже мой, как я быстро скатился! Он-таки меня переиграл. Фигуры сдвинуты, мат признан. И вся фантазия покидает мою опустевшую голову. Я всегда могу находить фамилии для десятка героев. Сейчас я не могу придумать никакой клички. Он милосердно подсказывает мне: — Ну, например, Ветров. И я вывожу в конце обязательства — ВЕТРОВ. Эти шесть букв выкаляются в моей памяти позорными трещинами. Ведь я же хотел умереть с людьми! Я же готов был умереть с людьми! Как получилось, что я остался жить во псах?.. А уполномоченный прячет моё обязательство в сейф — это его выработка за вечернюю смену, и любезно поясняет мне: сюда, в кабинет приходить не надо, это навлечёт подозрение. А надзиратель Сенин — доверенное лицо, и все сообщения (доносы!) передавать незаметно через него. Так ловят птичек. Начиная с коготка."А.Солженицын, Архипелаг ГУЛАГ, Часть третья, глава двенадцатая «СТУК-СТУК-СТУК…»
"Деятельность Солженицына — это деятельность дельца, направленная узко на личные успехи со всеми провокационными аксессуарами подобной деятельности." Варлам Шаламов

Речка Лесная 27.05.2016 | 05:0905:09

Он — довольно точная реинкарнация Достоевского, даже его копия.
--------------------------
– Вам можно доверять. Я это сразу поняла. Как только увидела портрет Солженицына.
– Это Достоевский. Но и Солженицына я уважаю… (С. Довлатов)

не понимаю, как можно увидеть Достоевского там, где его нет. мне понравилось -

"Варлам Шаламов в свидетельствах современников. Материалы к биографии. 2012 г. 435 с.
Варлам Шаламов о Солженицыне
(из записных книжек)
Почему я не считаю возможным личное мое сотрудничество с Солженицыным? Прежде всего потому, что я надеюсь сказать свое личное слово в русской прозе, а не появиться в тени такого, в общем-то, дельца, как Солженицын...
У С/олженицына/ есть любимая фраза: «Я этого не читал».
Письмо Солженицына — это безопасная*, дешевого вкуса, где по выражению Хрущева: «Проверена юристом каждая фраза, чтобы все было в «законе». Недостает еще письма с протестом против смертной казни и /нрзб./ абстракций.
Через Храбровицкого сообщил Солженицыну, что я не разрешаю использовать ни один факт из моих работ для его работ. Солженицын — неподходящий человек для этого.
Солженицын — вот как пассажир автобуса, который на всех остановках по требованию кричит во весь голос: «Водитель! Я требую! Остановите вагон!» Вагон останавливается. Это безопасное упреждение необычайно...
...Тайна Солженицына заключается в том, что это — безнадежный стихотворный графоман
http://maxpark.com/user/8507/content/1873002