Братья. Как масонские идеи повлияли на реформы Петра I

07 Мая 2016 // 12:48
Братья. Как масонские идеи повлияли на реформы Петра I

Diletant. media продолжает серию публикаций, посвященную масонству — одному из самых загадочных религиозно-философских движений, сумевшему за четыре века своего существования захватить весь мир. Одной из ключевых точек масонства был и остается Петербург. Наргиз Асадова и Леонид Мацих, ведущие передачи «Братья» на радиостанции «Эхо Москвы», предлагают отправиться по местам, связанным с вольными каменщиками.

Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.


Не будет преувеличением сказать, что реформы в Россию пришли в основном через Петербург, поскольку этот город на Неве был любимым детищем Петра. Недаром государя обвинял некий дьяк Тверитинов, который состоял в заговоре против него. Он говорил, что Москву Петр оставил, а Петербург вызолотил.

Петербург — это воплощение замыслов Петра I про то, как должен выглядеть идеальный город, государство, да и вообще идеальное устройство мироздания. Он называл этот город Новым Амстердамом, «новым раем». И реформы начинались оттуда. В Москву они приходили косвенно, опосредованным образом.
«Откуда эти идеи у Петра?» — возможно, спросите вы. По-видимому, от Якова Брюса и косвенным образом от его впечатлений, которые он почерпнул в Великом посольстве.

Проблема Петра была в том, что он не получил систематического образования. Об этом он всю жизнь сожалел и говорил: «Детушки, учитесь! Вот если бы я мог, как вы…». Он бегло говорил по-немецки и неплохо говорил по-голландски, читал, вероятно. Но, конечно, латынь он не знал, т. е. врата тогдашней учености были для него закрыты.

ФОТО 1.jpg

Посмертный романтизированный портрет Петра I. Художник Поль Деларош, 1838 год



Проводником идеологии, целостной идеологии как системы масонских взглядов, взглядов великого Ньютона был Яков Брюс. В Лондоне он встречался с сэром Кристофером Реном и Ньютоном, которые дали ему полномочия и некую миссию.

О Якове Брюсе известно, что он был фортификатором, ученым, реформатором денежного дела в России, добычи полезных ископаемых. Но есть еще одна миссия, возможно, главная в его жизни, о которой стоит упомянуть. Брюс был, если угодно, советчиком Петра, советником в самом высоком смысле этого слова. Государь поверял ему самые высокие свои думы, Брюс был его другом (не в смысле как «mein herz» Алексашка Меньшиков, с которым вместе по девкам и выпить, и всякие такие приключения), конфидентом Петра в смысле тех сомнений, которые тот иной раз испытывал, но не считал возможным показать окружающим. Яков Брюс был человеком, с которым можно было поговорить о самых глобальных вещах, о стратегических путях России, о том, верно ли мы идем, так ли быть.

Петр воплощал определенные идеологические принципы. Это заметно и по виду Петербурга, и по той настойчивости, с которой он свои реформы проводил, и по тому, что он не боялся никакой оппозиции. Петр — единственный реформатор в России, которому свои преобразования удалось довести до конца. Его не убили, как Павла или Александра II, или Столыпина, над ним не смеялись и не отправили в отставку, как Хрущева с Горбачевым, — он полностью все идеи воплотил. Это означает, что за ним стояла некая целостная мировоззренческая система, настоящая идеология.



Но вернемся к Ньютону. Есть некоторые сомнения: действительно ли он был масоном? Дело в том, что сэр Исаак Ньютон был человеком исключительной скрытности и робости. Он был так устроен психологически. Под конец жизни он ведь сжег большую часть своего архива, часть переписки; он скрывал свои алхимические занятия (а ведь был великим алхимиком); он сжег часть своих богословских трудов, исторических штудий. Но по мировоззрению Ньютона, по огромному его наследию, которое было опубликовано (иной раз спустя много лет после его кончины, а некоторые вещи только в XIX веке впервые увидели свет), понятно, что это мировоззрение было масонским. Есть целый ряд признаков, которые это доказывают. Например, архивные документы. Отчасти они хранятся в Иерусалиме, отчасти в Лондоне, много документов есть в архивах лож. Кроме того, есть такой термин — «косвенные доказательства», которые иной раз красноречивее прямых.

Был ли Ньютон мастером какой-нибудь ложи? Скорее всего, да. Но он все время избегал всяких формальных знаков отличия. Например, будучи членом парламента, выступал только один раз с просьбой закрыть окно, дует. Ньютон был человеком в высшей степени непубличным, нетусовочным, как сейчас бы сказали на современном новоязе, и очень скромным. И, возможно, формальных знаков он не принимал, в отличие от Кристофера Рена, который был Мастером стула, т. е. председателем ложи. Но то, что Ньютон был идеологом и был признан гением при жизни, то, что он формулировал целостную систему мировоззрения, кстати, для своего времени революционную, это не подлежит никакому сомнению.

ФОТО 2.jpg

Исаак Ньютон. Портрет кисти Готфрида Кнеллера, 1689 год



Продолжим нашу экскурсию по Петербургу. Город Петра — особый город, в котором буквально каждое здание — это есть некая страница в область неведомого. Например, знаете ли вы, какое здание расположено в вершине треугольника, символизирующего лучезарную дельту? Правильный ответ — Адмиралтейство.

Дельта — это треугольник, символ очень древний. В эзотерической традиции, восприемником которой считает себя масонство, этот знак давно и прочно укоренился. В Петербурге эта лучезарная дельта красуется на фронтоне Казанского собора.

Что касается Адмиралтейства, то в XIX веке так было распланировано, что к нему стали вести три улицы: Невский проспект, Вознесенский проспект и Гороховая улица. Вот они и образуют как бы треугольник, кстати, не единственный в северной столице треугольник с глазом. Есть еще более потрясающий пример такого рода — это рукотворный остров, один-единственный в Питере, — Новая Голландия.



В первом варианте здания Адмиралтейства, который строился по личным чертежам Петра I, была верфь. Надо понимать, что такое был корабль для тех времен. Тогда он был воплощением суммы технологии, как сейчас реактивный самолет. Поэтому для Петра это была не только идея-фикс — построить вот такую штуку, как англичане, голландцы, страны, которые господствуют на морях, но и добиться того, чтобы и свои делали не хуже. И при его жизни спустили более 40 кораблей, к моменту его кончины построили довольно много кораблей разных классов.

При участии иностранцев, иной раз под их руководством, но делали свои мастера. И все более и более увеличивался процент тех людей из России, которые принимали участие в проектировании и в изготовлении судов. То есть детище Петра — флот, прежде всего. Недаром на игле адмиралтейской, на шпиле, — кораблик, который, кстати, многие считают гербом Питера. В действительности, герб Петербурга — перекрещивающиеся на красном поле речной и морской якоря (с четырьмя лапами — речной, с двумя — морской).

Относительно сигнала, который этот символ должен был дать жителям России, есть некая полемика, некий экскурс в метафизику. Дело в том, что за всеми делами, которые совершали масоны, братья, есть, помимо пласта житейского, бытового, пласт бытийный, метафизический. Применительно к Адмиралтейству и флоту: если спросить жителя тогдашней петровской России, что нужно сделать для того, чтобы государство пошло вперед, какое здание следует построить, то большинство ответило бы, что церковь и увенчать ее крестом. А здесь верфь и увенчана корабликом. Это смена парадигмы.

Кроме того, массированное внедрение в российскую жизнь Андреевской символики. Андрей был почитаемым святым в России, но не так, как Николай или Георгий. У каждой страны есть некие святые покровители. Андрей — покровитель Шотландии. И то, что шотландский Андрей попал в Россию, — это тоже заслуга Ньютона и Брюса.

ФОТО 3.jpg


Новая Голландия, вид сверху



Напомним, что Яков Брюс был прямым потомком шотландских королей и даже имел права на шотландский престол, но выбрал возвращение в Россию и служение ей.

Сам город Петербург — это спор Андрея и Петра, двух апостолов, двух братьев по евангелевскому рассказу. Петр — апостол Рима и ключарь рая. Герб Ватикана — два перекрещенных ключа, а герб Петербурга — два перекрещенных якоря. Петр — назначенный апостол, а Андрей — первозванный. Тут претензия на первородство и вызов католичеству, которое не любили в протестантских Англии и Голландии, не любили и в России. И вызов претензиям Римской церкви на то, что земной рай начинается из Рима: «Все дороги ведут в Рим». «А вот нет!» — говорит Петербург фактом своего появления.

Тут есть перетолкование знаменитого стиха «Ныне Царство Божие силою берется»: поскольку якорь без силы не опустишь и тем более не поднимешь. На самом деле тут очень глубокая символика. Тут некая фраза, которая потом тоже станет многим известной. Это из масонской песни: «Добьемся мы освобождения своею собственной рукой». Это из «Интернационала», но это гораздо более поздние вещи. Здесь месседж, говоря современным языком, который дает этот герб, он таков: не столько надейся на божественную помощь, сколько делай сам; Бог помогает тому, кто поможет себе сам.

Это полная смена цивилизационного вектора. Вот все это в гербе. Кроме того, ключи, которые на гербе Ватикана, Potestas clavium (Власть ключей), — это некий символ: у кого ключ, тот может открыть любую дверь и овладеть любой тайной. А вот якорь требует гораздо больших усилий для применения. Якорь для корабля, а корабль, в отличие от двери, которая стоит на месте, — некая сущность, всегда устремленная вперед. Питер — город глубоко внутренне расколотый, и Петр это ощущал.

Что истинный символ Петербурга? Корабль на шпиле Адмиралтейства, который всегда устремлен куда-то по волнам, или якорь, который должен удерживать? На этот вопрос до сих пор нет ответа. С одной стороны, Петербург — город новизны, революционных идей. Все революции начинались именно там. С другой стороны, это город Медного всадника, который над ним царит.



Что же все-таки символизирует лучезарная дельта? Всевидящее око Господне означает, что человек признает божий промысел над ним, что Бог все видит и ему есть до тебя дело, т. е. это наполняет человека некой огромной внутренней силой. И этот знак был присущ многим эзотерическим традициям и масонству как их восприемнику. Помимо всего прочего, это и некое пожелание удачи, успеха. Если вы знаете, этот же знак изображен на купюре в один доллар. И говорят, что в свое время ее дизайн лично разрабатывал Бенджамин Франклин, который занимал в масонской иерархии исключительно высокое место.

Там есть надпись из «Энеиды» Вергилия: «Annuit coeptis» («Да взглянет Бог благосклонно на наши деяния»). Так вот учреждение этой лучезарной дельты в виде треугольника улиц, в виде острова Новая Голландия означает то же самое: да взглянет Господь благосклонно на наши грандиозные, небывалые деяния. Пусть у нас будет все, как в Голландии; все флаги будут в гости к нам; пусть мы торгуем со всем миром; пусть мы завоюем моря; пусть мы процветем на торговле, но не будем отступать и в войне — вот что это значит.

При Петре I начались вещи, которые воспринимались многими, в частности, церковью как революционные. Был брошен вызов символике, укладу жизни. Например, поклонение мощам и реликвиям было подорвано, особенно после реформ Прокоповича. Но сам Петербург, его вид — каменные дома, без деревянных, вид церквей, шпили, которые иглами вонзаются в небеса, даже если не входить глубоко в эту метафизику, — уже свидетельствует об ином направлении мышления жителей этого города.

ФОТО 4.jpg

Изображение реверса долларовой купюры



Петра I многие сравнивают с Иосифом Сталиным. О последнем мы говорить не будем, о Петре же скажем, что он — титанический преобразователь России. Реформы, которые он осуществил, невозможны были без издержек. Но если кто-то думает, что на строительстве Петербурга погибло столько людей, сколько на рытье Беломоро-Балтийского канала при Сталине, тот сурово заблуждается.

Дело в том, что рабы, крепостные, не создадут ничего великого. Все по-настоящему грандиозное делали свободные люди. Крепостные и рабы, согнанные из-под палки, не построят корабля. А корабль, как уже было отмечено, есть величайшее воплощение технологической мысли того времени.

Вот несколько фактов (об этом писал Ключевский). Люди, которые работали в Питере как мастеровые, получали жалование, на которое содержали всех своих родственников в деревнях. Петр лично иной раз ел из котла солдат. Он тщательно следил за тем, чем народ питается, в каких условиях живет. Разумеется, никакого сословного равенства не было, но царь мог два часа подряд махать молотом над наковальней, когда ковали якорь. Он знал, чем народ живет. Кстати, именно поэтому народ на многие лишения и шел. Он видел, как царь живет.

Петр не проезжал мимо в лакированных дрожках и не морщил брезгливо нос в надушенный платок. Нет. Он вместе с ними махал и рубанком, и долотом, и топором, и молотом. Что же касается условий, они были не санаторные. Но не надо представлять их как рабские. Это был в основном свободный труд, хотя, разумеется, принуждение допускалось и, возможно, было излишним по законам того времени.



При Петре I были организации, подобные масонам, но, собственно, масонских лож как таковых, с документами, с полномочиями, с грамотами, не было. Например, существовало «Нептуново общество», которое заседало в Сухаревой башне. Сначала его председателем был Лефорт, потом Патрик Гордон, затем Брюс. Феофан Прокопович, после того как приобщился к реформам Петра, стал одним из его ведущих докладчиков. «Нептуново общество», видимо, было протомасонской организацией в петровской России.

И, наконец, главный вопрос: был ли Петр I масоном? На сегодня никаких свидетельств об этом нет. Вероятно, Петр мог бы вступить в масонскую ложу, но не сделал этого потому, что он никогда не умел вполне подчиняться, а дисциплина в братстве предполагает подчинение даже коронованным особам.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 3

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Evgraph Fedotov 11.05.2016 | 23:0923:09

Вообще-то, это один из самых интересных моментов человеческой истории вообще, а уж Российской истории -- в особенности. Проснувшаяса Россия с самого начала (оставим допетровский период сна в покое) вошла в историю как сестра Модерна, который сам только-только появился на свет. Ньютон... это вообще какая-то глыбища. Иногда мне кажется, что мир говорит по-английски главным образом из-за этого человека. Был бы у современных англичан ум, никакое другое имя не могло бы даже отдаленно претендовать на Имя Британии, а уж алкоголик Черчилль -- меньше всех.

Жаль, что эту тему невозможно обсуждать, не свалившись в конспирологическую бездну.

Речка Лесная 13.05.2016 | 04:1304:13

Evgraph Fedotov 11.05.2016 | 23:0923:09
-----------------
"Мы не бандиты, мы -благородные пираты" (с).
Даже без "конспирологической бездны"- в масонстве есть четкие признаки подмены понятий- Бога на Дьявола. При чем здесь конспирология- это называется ЗНАНИЕ ВОПРОСА. Правильная трактовка символов на основании конкретных знаний.

Evgraph Fedotov 13.05.2016 | 16:0716:07

Дьявола? Насколько я понимаю, дьявол в библейской мифологии есть враг человеческого рода, ангел, пытающийся доказать творцу глупость самой идеи соединения духа и материи. Идея масонов 18 века состояла же, напротив, в максимальном развитии человеческого потенциала, приведения человека к статусу почти равного собственно творцу -- т.е. к доказательству неправоты дьявола. Для меня концепция Великого Архитектора представляется необходимым переходным этапом между слепой средневековой верой и собственно научным мышлением современности. Конечно, сейчас она уже ни к чему -- что касается и самого масонства, но свою историческую роль она сыграла.