Факультатив по истории. Кто изготовил яйца Фаберже?

04 Мая 2016 // 12:40
Факультатив по истории. Кто изготовил яйца Фаберже?

Рубрика подготовлена Diletant. media совместно с сообществом Факультатив по истории.

В новом выпуске «Факультатива по истории» мы расскажем, откуда у Карла Фаберже появился собственный жираф, зачем он продавал дверные звонки и почему лифт в его доме держали под током.

фото 1.jpg

Когда в кремлевской Оружейной палате почти не осталось яиц Фаберже, ее директор Дмитрий Дмитриевич Иванов покончил с собой. Он не мог ничего сделать. Не мог спасти драгоценности. Он писал какие-то записки, отсылал объяснительные письма, взывал к здравому смыслу. Бесполезно. Сокровища его родной страны на его же глазах распродавались большевиками за бесценок. Действительно, а чего носиться с этими яйцами? Ну, подумаешь, там внутри маленький механический павлинчик крутит головой и переставляет лапки? Подумаешь, засунули в яйцо платиновый паровозик Транссиба с золотыми вагончиками? У императора и дороже были драгоценности, даже в сотни раз дороже.


В общем, грустная история, и все знают, чем она кончилась, вот только маленькая поправочка: эти яйца сделал не Фаберже. Не Карл Густавович. Их сделал Михаил Перхин. И «Дворцы Дании», и «Белые лилии», и «Гатчинский дворец» — всего 28 пасхальных яичек, и все это мастерская Перхина. А Фаберже они стали почему — потому что Перхин на Карла Густавовича работал. То есть у него вроде бы и была своя мастерская, а вроде и не особо-то она была своя, а фирме Фаберже принадлежала, и Перхин просто числился талантливым мастером ювелирного дома. Талантливых мастеров Фаберже любил, и молодые дарования к себе приглашал охотно, искусными работами гордился, ставил другим в пример, а сделаешь халтуру, так Карл Густавович возьмет молоточек и все твое творчество одним ударом — хлоп!

фото 2.jpg

«Зачем в работе с золотом нужен тонкий кожаный ремень без пряжки?» — спрашивал у него Великий князь Николай Константинович. «Без битья по рукам мастерству не научишь!» — отвечал Фаберже. Мастера от него редко уходили: он хоть и странный, но условия хорошие, знай себе работай, да и заказчики не какие-нибудь купеческие женки — сама коронованная фамилия, сплошь знатные иностранцы. Под окнами каждый день Великие князья ошиваются — любопытно, что новенького. А один раз Карл Густавович в окно выглянул — а там жираф, самый настоящий, в ворота не пролезает, это ему Кёниг из Африки вместо магнитика на холодильник сувенир, значит, привез.

фото 3.jpg

Называть Карла Фаберже ювелиром не совсем правильно. И даже обидно как-то, что все помнят только изысканные императорские портсигары или филигранные пасхальные яйца, в то время как Дом Фаберже чего только ни выпускал. Пришла мода на фотосъемку — появились рамки для фотографий. Изобрели электричество — появились дверные замки. («Есть люди, которым надоели бриллианты и жемчуг, — объяснял Фаберже. — Иногда и неудобно дарить драгоценности, а такая вещица подходит».) Потом наступила война — запустили в производство гильзы, гранаты, шприцы. Фаберже работал до тех пор, пока не узнал об убийстве императора.


Тогда он сдал свой дом в аренду швейцарскому посольству. Драгоценности на астрономическую сумму были спрятаны в сейфе, который помещался в бронированном лифте, а лифт по ночам находился под током. Карл Густавович придерживался очень консервативных взглядов. Он считал, что если ты нормальный человек, то что бы там ни происходило — смена власти, война, революция, — территория иностранного посольства считается для тебя неприкосновенной. Он же не знал, что это за люди такие — чекисты.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте