«Оторвало льдину с рыбаками. Окажите помощь…»

01 Мая 2016 // 13:33
«Оторвало льдину с рыбаками. Окажите помощь…»

Дата 7 мая 1895 года известна почти всем — это День радио. Но в российской истории есть и еще одно знаменательное событие, о котором мало кто знает. Оно произошло 6 февраля (по новому стилю) 1900 года, тогда командир ледокола «Ермак» получил первую в России радиограмму. Рассказывает Павел Жуков.



Появлению радиограммы в нашей стране поспособствовал несчастный случай — броненосцем «Генерал-адмирал Апраксин» налетел на камни у острова Гогланд в Финском заливе. Требовались масштабные работы по освобождению, координируемые с материка. И тогда председатель Морского технического комитета вице-адмирал Иван Диков и контр-адмирал Константин Остелецком решили применить на практике недавнее изобретение Попова.

Александр Попов.jpg

Не было бы счастья…

Весной 1895 года физик Александр Степанович Попов увековечил свое имя успешной радиопередачей на несколько десятков метров у Санкт-Петербургского университета. Этим по-настоящему перспективным изобретением заинтересовались, в первую очередь, военные, особенно моряки. Ведь для них это было спасением, поскольку у флота и проводного телеграфа, по понятным причинам, «дружбы» не получилось.

Да и вообще, еще с 1890 года Александр Попов вел занятия в Минном офицерском классе, находящемся в Кронштадте. Там он обучал различным премудростям будущих инженеров-электротехников ВМФ. Поэтому-то и первые свои опыты Александр Степанович устраивал именно на кораблях.

Как уже было сказано выше, возвести первую в стране бесперебойную линию радиосвязи пришлось в экстренном порядке из-за несчастного случая с броненосцем «Генерал-адмирал Апраксин». Этот корабль в сентябре 1899 года направлялся на место службы — в Лиепаю (тогда — Либава), но угодил в сильный шторм и налетел на камни. Судно прочно засело у юго-восточного берега острова Гогланд.

Броненосец Генерал-адмирал Апраксин на камнях юго-восточного берега острова Гогланд.jpg

Чтобы спасательные работы шли максимально быстро, требовалась связь. А ее не было. Точнее, проводная телеграфная линия из Кронштадта шла в направлении Гогланда. Но вот заканчивалась она в финской Котке, находившейся на расстоянии более 26 миль от потерпевшего крушение броненосца.

И тогда Диков с Остелецким написали о своих соображениях управляющему Морским министерством вице-адмиралу Павлу Петровичу Тыртову. Тот ответил быстро и кратко: «Попробовать можно, согласен». Таким образом, началось строительство радиотелеграфной линии Котка — Гогланд. А руководителями проекта назначили Попова и его главного помощника Петра Рыбкина.



Строительство линии и первая радиограмма


Возведением конструкции занимались две группы. Одна (руководил Попов) находилась на острове Кутсало, что вблизи города Котка и принялась строить передающую радиостанцию. Вторая — отправилась на Гогланд (туда направили Рыбкина). Вот как Рыбкин описывал свое участие: «В четверг 13 января мы выехали из Ревеля и на «Ермаке» в пятницу пришли к острову Гогланд. Всю дорогу шли по сплошному льду без всякой задержки. Шли малым ходом. Ночью останавливались. Здесь мы устроились прекрасно.

Ледокл Ермак.jpg

Живем на «Ермаке»… Завтра у нас кончаются подготовительные работы и тогда начнутся наши опыты. Всю подготовительную работу ведет капитан 2-го ранга Иероним Игнатьевич Залевский, а я пока свободен: занимаюсь фотографией и понемногу подготовляюсь к опытам… Наши работы продолжатся еще около 10 дней, и я раньше 27 января не попаду в Петербург… Предварительные опыты наши очень удачны. Я уже получил несколько телеграмм. Между нами расстояние 40 верст».

Правда, в своих расчетах Петр Николаевич немного ошибся. Лиль в начале февраля между Коткой и Гогландом была установлена бесперебойная связь. При этом, задержалась группа как раз Рыбкина, поскольку бригада Попова возвела станцию еще в середине января.



Первую в истории радиограмму передал на Гогланд Александр Попов. Правда, она была неожиданной для всех, в том числе и для самого изобретателя радио. А принял ее не менее удивленный Рыбкин. Дело в том, что радиограмма была от управляющего Морским министерством вице-адмирала Федора Карловича Авелана: «Командиру «Ермака». Около Лавенсаари оторвало льдину с рыбаками. Окажите помощь. Авелан».


Расшифровав послание (а оно было послано при помощи азбуки Морзе), Петр Николаевич передал его Залевскому, а тот — уже капитану второго ранга Михаилу Петровичу Васильеву, командиру ледокола.

Так началась первая в мире спасательная операция. «Ермак» быстро нашел льдину с рыбаками и в тот же день вернул их на берег Гогланда.



Новый вид связи

С того знаменательного дня линия радиосвязи ни разу не подвела. И 11 апреля 1900 года броненосец «Генерал-адмирал Апраксин» был все-таки освобожден.

В общей сложности линия работала 84 дня. За это время было передано более четырех сотен радиограмм. Интересно то, что самая длинная включала в себя 108 слов. Всего же по радио отправили без малого 6400 слов.

Павел Петрович Тыртов.jpg

Вот так Иван Диков рассказывал Тыртову о работе линии: «С установкой сообщения по беспроволочному телеграфу между Гогландом и Коткой на расстоянии 26,5 миль можно считать опыты с этим способом сигнализирования законченными, и Морской технический комитет полагает, что наступило время вводить беспроволочный телеграф на судах нашего флота, о чем и представляет на благоусмотрение Вашего превосходительства». У Павла Петровича отсутствовали против этого аргументы.



Спустя несколько месяцев Кронштадте появляется и первая радиомастерская (ее появлению сильно поспособствовал Попов). За первые 2 года там собрали 12 радиостанций для судов, а за два последующих — уже 36. Таким образом, российский флот чуть ли не самым первым во всем мире перешел на новый вид связи. А виновниками этого эпохального события стали обычные рыбаки.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте