Цена победы. Лето 1941 года. Отступление

24 Апреля 2016 // 17:55
Цена победы. Лето 1941 года. Отступление

Diletant. media продолжает серию публикаций в рубрике «Цена победы». Сегодня ведущие одноименной передачи на радиостанции «Эхо Москвы» Виталий Дымарский и Дмитрий Захаров вспоминают события, которые происходили в первые дни, недели, месяцы на фронтах Великой Отечественной войны.

Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.


Операцию «Барбаросса», то есть вторжение на территорию Советского Союза, вермахт планировал осуществить не 22 июня, а 15 мая 1941 года. Однако она была отложена, потому что немцам пришлось двинуться на Балканы, где достаточно неэффективно действовали итальянцы, чтобы обезопасить свой южный фланг. Соответственно, на это ушло некоторое время, поэтому планы наступления на СССР были перенесены на 22 июня.

Планы предусматривали следующее: «Южная группа», которую возглавлял Рундштедт, (четыре армии и одна танковая группа под командованием Клейста) должна была идти на Киев и в долину Днепра и, соответственно, захватить и уничтожить наши силы между Припятскими болотами и Черным морем. Группа армий «Центр», которой командовал Бок, (два армейских и два танковых корпуса, корпус Гудериана и корпус Гота) должны были идти традиционным путем завоевателей, то есть Варшава — Смоленск — Москва, и эти бронированные клещи должны были сойтись в верховьях Днепра, чтобы потом уже захватить Москву. «Северная группа» под командованием Лееба (две армейские группы и 4-я бронетанковая группа Гёпнера) должна была двигаться на Ленинград, уничтожая наши силы в зоне Балтийского моря.

Что касается Финляндии, то она была формальным союзником Германии, но особо активных действий по углублению на нашу территорию не вела. Единственное, что их интересовало, — это Кольский полуостров. И, соответственно, группа генерала Фалькенхорста, так называемая «норвежская армия», оставалась далеко на севере. Ее задача была отрезать линию сообщений Ленинград — Мурманск.



В общей сложности немцы для осуществления своих планов выделили 162 наземных дивизии, это около 3 миллионов человек. Обычно к ним присоединяют наземный персонал люфтваффе, все до единого имевшегося в странах-сателлитах пехотинца, связиста, телефониста и кого угодно еще, и тогда цифру личного состава доводят до 4 миллионов 300 тысяч. Но на деле понятно, что наземные экипажи люфтваффе с винтовками не бегали, понятно, что в передовой группе находились далеко не все силы, и реально ситуация на 22 июня была такова: на нашей границе находилась 101 пехотная дивизия немцев, 10 мотопехотных, 4 горных, 1 кавалерийская и 5 дивизий СС. В общей сложности 128 дивизий или 3 миллиона 562 тысячи человек.

Что было противопоставлено им? Мы можем, опять же, рассматривать РККА (Рабоче-крестьянскую Красную армию) с теми частями, которые не были развернуты в западных округах, которые находились в глубине страны и на Дальнем Востоке. Тогда у нас получится 5 миллионов 774 тысячи человек, но на деле соотношение сил на западной границе было таково, что у нас там было 3 миллиона 289 тысяч 851 человек. То есть группировка абсолютно сопоставимая с тем, что нам противопоставили немцы.

Соответственно, у нас танков и штурмовых орудий на западных направлениях было 15 тысяч 687, у немцев — 4 тысячи 171, это с самоходками. И самолетов у нас только в западных округах-фронтах было 10 тысяч 743 штуки, у немцев в общей сложности, если приплюсовать сюда румынские, венгерские, финские, было бы 4 тысячи 800. Чисто немецких было меньше 4 тысяч, из которых 60% составляли бомбардировщики и менее 30% приходилось на истребители, то есть где-то порядка менее тысячи штук. Если к ним плюсовать двухмоторные истребители-бомбардировщики, то натягивают до тысячи, на самом деле их было порядка 640, «мессершмиттов», которые, собственно, осуществляли перехват и уничтожение воздушной техники. Такова была ситуация.

ФОТО 1.jpg

Карта плана «Барбаросса» на 22 июня 1941 года


Кто противостоял немцам? Соответственно, вдоль западных границ в аннексированных регионах Польши, Бессарабии и Балтийских государств к югу от Припятских болот находилась группа Юго-западного фронта под командованием маршала Буденного, к северу от болот и далее вдоль литовской границы располагалась группа Западного фронта под командованием маршала Тимошенко, Северо-западный фронт возглавлял маршал Ворошилов, который разместился в Балтийских государствах.

Кстати, поскольку речь зашла о северо-западном направлении и об отступлении, в первые дни войны корпус Манштейма прошел 255 километров от границы до Даугавпилса за четыре дня, то есть средний темп продвижения был примерно 64 километра в день. Корпус Рейнгардта прошел от границы до городка Крустпилса на Западной Двине за пять дней, средний темп продвижения 53 километра в день.

В то же время наши мехкорпуса, надо сказать, тоже шли, только в другую сторону, даже с большей скоростью: они примерно проходили напрямую по сто километров в день. При этом мы теряли огромное количество танков и другой техники без боевого соприкосновения с противником именно в силу того, что система «человек — оружие» не работала, то есть люди просто не умели эксплуатировать технику, которая находилась в их руках.

В короткий промежуток между 22 июня и 10 июля война началась на фронте протяженностью порядка 3 тысяч 200 километров с севера до юга. Группа армий «Центр» к 10 июля уже взяла в бронированные клещи Минск, при этом сходу захватив порядка 300 тысяч человек пленными, 2,5 тысячи танков, которые были, в общем-то, целыми и практически невредимыми (за исключением механических повреждений у некоторых из них), огромное количество самолетов, 1400 орудий. Дальше, с 10 по 19 июля, — Смоленск. Захлопнулся капкан и вокруг него. В плен попадает еще 100 тысяч, еще 2 тысячи танков, 1900 орудий, опять теряем огромное количество самолетов. Одна из ударных групп Бока оказалась всего-навсего в 300 километрах от Москвы на берегу реки Белой. А ведь это только середина июля…



К середине июля, подведем общий итог, войска Западного и Северо-западного фронтов (это более 70 дивизий) были разгромлены и большей частью взяты в плен. За месяц примерно. Противник занял Литву, Латвию, почти всю Белоруссию, форсировал Западную Двину, Березину и Днепр. 16 июля немцы заняли Смоленск. В целом же немцы заняли, точнее сказать, прошли, пробежали, как говорил Виктор Астафьев, территорию площадью примерно 700 тысяч квадратных километров, что, кстати говоря, примерно в три раза больше территории Польши, которую вермахт оккупировал в сентябре 1939 года.

Разработанный Генштабом мобилизационный план № 23 на 1941 год предусматривал потерю до конца года трех миллионов человек, а также в случае создания армии военного времени мобилизацию 8 миллионов 900 тысяч человек. По плану эта мобилизация должна была быть осуществлена за месяц, и, что самое интересное, после того, как война началась, мобилизация тоже начала достаточно оперативно осуществляться.

19 июля — 21 августа. Это момент, когда, по сути, решилась дальнейшая судьба войны благодаря партайгеноссе Гитлеру. Фюрер меняет планы и, чтобы подстегнуть наступление медленно двигавшихся фланговых армий, вопреки протестам Генштаба, отдает танковую армию из группы армий «Центр» (танковая группа Гудериана) и вторую армию Максимилиана фон Вейхса, которые должны были по новому распоряжению поддерживать группу армий «Юг», которая направлялась к Киеву.

Соответственно, третья танковая группа, которой командовал Гот, должна была присоединиться к группе армий «Север», чтобы та двигалась тоже более инициативно. То есть вот это размывание сил, которое произошло между 19 июля и 21 августа, оно, к счастью, сыграло нам на руку в значительной степени, потому что произошла некая детериорация, и «кулак», который существовал на центральном направлении, был существенно ослаблен.

ФОТО 2.jpg

Войска вермахта пересекают границу СССР 22 июня 1941 года


Несколько слов про нашу технику: с января 1939 года по июнь 1941 года было построено 7 тысяч 500 танков. Более 1,5 тысяч из этих танков составляли КВ и Т-34. За период, опять же, с января 1939 года по июнь 1941 года было построено более 17 тысяч самолетов, из них порядка трех с лишним тысяч новых типов. С этими всеми самолетами, общее число которых приближалось к 26 — 27 тысячам, разбиралось 600 — 640 истребителей.

В сентябре немцы оставили на нашем фронте 295 истребителей, потому что им нужно было срочно перебросить одну истребительную дивизию на Сицилию и часть, два полка, они перебросили в Африку, потому что там ситуация была достаточно жаркая. В общей сложности за годы войны на нашем фронте они потеряли 4 тысячи летчиков-истребителей, на Западном фронте — 13 тысяч летчиков-истребителей.

Что касается наших потерь вооружения и техники, то к концу сентября 1941 года Красная армия только в ходе семи основных стратегических операций потеряла 15,5 тысяч танков, почти 67 тысяч орудий и минометов, почти 4 миллиона единиц стрелкового оружия. Потери авиации уже к концу июля достигли 10 тысяч боевых самолетов. И 3 сентября 1941 года Сталин писал уже Черчиллю: «Без этих двух видов помощи, — а речь шла о высадке англичан во Францию и поставке в СССР 400 самолетов и 500 танков ежемесячно, — Советский Союз либо потерпит поражение, либо потеряет надолго способность к активным действиям на фронте борьбы с гитлеризмом».

Вот, например, иллюстрация того, что происходило, в частности, с авиацией. 165-й истребительный полк летал на ЛаГГ-3. После трех боев под Ельней полк был полностью уничтожен. С июля по октябрь 1941 года полк выбивали пять раз. Это вспоминал Герой Советского Союза Горелов Сергей Дмитриевич, который сбил 27 самолетов. 10-й истребительный полк: к концу 22 июня 1941 года в нем осталось 12 целых самолетов. 122-й истребительный полк за первые четыре дня войны потерял практически все свои самолеты. 31-й истребительный авиаполк: к концу дня 22 июня осталось 6 самолетов. Это реальная картина того, что происходило на самом деле. Это вспоминают ветераны, которые сами все это пережили.


Пару слов скажем по поводу паники и дезертирства, потому что слишком много свидетельств того, что за первые месяцы, особенно на западном направлении, эти явления приняли буквально массовый характер. 17 июля начальник управления политпропаганды Юго-западного фронта Михайлов докладывал: «В частях фронта было много случаев панического бегства отдельных военнослужащих, групп, подразделений. Паника нередко переносилась шкурниками и трусами в другие части. Исключительно велико число дезертиров. Только в одном 6-м стрелковом корпусе за первые десять дней войны задержано дезертиров и возвращено на фронт 5 тысяч человек. По неполным данным, заградотрядами задержано за период войны около 54 тысяч человек, потерявших свои части и отставших от них, в том числе 1300 человек начсостава».

ФОТО 3.jpg

Обучение советских бойцов перед отправкой на фронт. Москва, август 1941 года



А всего же за время войны за дезертирство было осуждено 376 тысяч военнослужащих, а еще 940 тысяч человек были призваны вторично. Вот этим странным термином «второй призыв» обозначены те бойцы и командиры Красной армии, которые по разным причинам потеряли свою воинскую часть и остались на оккупированной немцами территории. И в 1943—1944 годах они были повторно поставлены под ружье.

Здесь есть еще одна цифра: «Всего на временно захваченной противником территории, — это из сборника, выпущенного военными историками про 1941 год, — было оставлено 5 миллионов 631 тысяча 600 человек из мобилизационных ресурсов Советского Союза». Это Прибалтика, Западный военный округ, то есть это люди, которые могли быть призваны, но не были призваны. Наверное, кто-то по каким-то причинам объективным, но кто-то и по другим.

Есть еще одна очень неприятная тема, касающаяся того, что население западных областей Советского Союза, особенно западных областей Белоруссии и Украины, встретило немцев, как это ни больно звучит, достаточно радушно, видя в них освобождение от колхозного рабства, от той жизни, в которой оно существовало при советской власти. Конечно, вскорости все поняли, что на место одной беды пришла другая беда, и что теория расового превосходства не гуманнее, мягко говоря, теории классовой борьбы.



А если пробежаться по хронологии сдачи, то с 22 июня по 10 июля сдалось 290 тысяч человек, в Смоленске еще 100 тысяч человек, в Киеве, который пал 19 сентября, группировка в 665 тысяч человек, вслед за этим под Вязьмой немцы взяли еще 650 тысяч человек. И так происходило буквально день за днем, о чем писали в своих мемуарах Типпельскирх, Манштейн и многие другие. То есть люди, как это ни парадоксально, не оказывали серьезного сопротивления.

То ли это было состояние паники, то ли это было следствием абсолютно неэффективного управления и следствием того, что люди не умели воевать, потому что их толком ничему не научили — ни стрелять, ни летать, ни управлять танками, пользоваться артиллерией, или совокупность этих факторов, но факт остается фактом: потери в результате сдачи в плен были огромные, и они намного превышали потери непосредственно во время боевых действий. Такова печальная статистика.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 4

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Евгений Тихонов 30.04.2016 | 23:4723:47

"...вдоль западных границ в аннексированных регионах Польши, Бессарабии и Балтийских государств к югу от Припятских болот находилась группа Юго-западного фронта под командованием маршала Буденного, к северу от болот и далее вдоль литовской границы располагалась группа Западного фронта под командованием маршала Тимошенко, Северо-западный фронт возглавлял маршал Ворошилов, который разместился в Балтийских государствах."
Хотелось бы указать, что Юго-Западным фронтом командовал (до середины сентября 1941) генерал-полковник М. П. Кирпонос, Западным (до июля 1941) - Д. Г. Павлов, а Северо-Западным (до июля 1941) - Ф. И. Кузнецов, но никак не означенные выше военачальники.

Александр Котельников 10.05.2016 | 12:3212:32

Вероятно автор имеет ввиду не фронты, а главные командования войск направлений которые и возглавляли перечисленные маршалы. Но они были образованны только в июле и просуществовали не долго. Вообще в этой статье очень много ошибок. Почти в каждой строке.

Serge Weydenbaum 26.04.2016 | 13:4913:49

Журналисты В.Дымарский и Д.Захаров пишут : "Группа армий "Центр" к 10 июля уже взяли в бронированные клещи Минск..."
"Историки", блин...
Минск был взят на седьмой день войны, т.е 28 ИЮНЯ 1941 г.
Дальше читать не стал.

Сергей Сергеев 26.04.2016 | 11:4511:45

Сейчас подтянуться штатные патриоты и начнётся!