История одного шедевра: «Искушение святого Антония» Дали

15 Апреля 2016 // 13:56
История одного шедевра: «Искушение святого Антония» Дали

Кем только ни называют Сальвадора Дали: гением, коммерсантом, гуру самопиара. Это и правда все он. Сюрреализм, который прославил его и обогатил, был отличным средством не только для заработка, но и для избавления от своих фобий, страстей, навязчивых идей. Провокационные образы, вынесенные на полотно, — это всегда исповедь самого Дали, который может всерьез говорить с вами на языке живописи, а может и разыгрывать, меняя маски. Что таится за хороводом образов на полотне «Искушение святого Антония», разбиралась Снежана Петрова.

ФОТО 1 Искушение святого Антония, 1946.jpg

«Искушение святого Антония», 1946

Сюжет

Без словаря символов Дали полотно, конечно, выглядит набором — пусть и композиционно выстроенным — волшебных фигур. О каждой — по порядку.

В левом нижнем углу — святой Антоний, защищающийся крестом (символом своей неугасимой веры) от искушений дьявола. Сами соблазны — это хоровод, находящийся в фокусе нашего внимания.


Вздыбленный конь — это символ чувственного наслаждения и непревзойденной мощи. Слоны — доминирование и власть. У первого из них на спине — чаша желания с обнаженной женщиной, у второго — обелиск, напоминающий творение римского скульптора Бернини, а у последних — архитектурная композиция в стиле Палладио.

Огромные фигуры опираются на паучьи ноги и, кажется, вот-вот обрушатся на святого. Этот образ длинных тонких ног со множеством суставов отчасти напоминает кузнечиков, которых Дали жутко боялся с детства.

На горизонте в облаках виднеется испанский Эль-Эскориаль, который для художника был символом закона и порядка, достигаемого через слияние духовного и светского.


Огромные слоны на спичечных ногах — образ, который нередко появляется в работах Дали. Человек в своей жизни строит множество планов, тщеславие не знает границ, жизнь проходит под грузом желаний. Горы драгоценностей, золотые храмы, что несут на себе слоны на тоненьких ножках, которые вот-вот обломятся, — это символ того, что наши возможности ограничены. «Игрушечный» храм с фрагментом обнажённого женского тела в проёме интерпретируется как духовность, искажённая демонами.

Считается, что эта картина дала начало новому направлению в творчестве Сальвадора: он стал сочетать в своих работах спиритуализм, классическую живопись и образы атомной эры.


Контекст

Святой Антоний — отшельник из IV века. Свою приверженность вере он доказывал бесстрашием перед лицом ужасающих видений, которые посещали его регулярно. Галлюцинации, как правило, были в двух формах: в виде соблазнительной женщины и в виде грозных демонов. В раннем Ренессансе художники соединяли эти образы и писали женщин с рогами, напоминая об их сатанинском происхождении.


ФОТО 2.jpg

Обычно Антония изображали бородатым старцем

История Антония была неплохо растиражирована в Средние века. Но по мере того, как все больше воспевались простые бренные радости, про святого начали забывать.


Почему о нем вспомнил Дали? Все очень просто — из желания победить. Альберт Левин, американский кинопродюссер, объявил конкурс на образ искушаемого святого. Не для забавы ради было это сделано. Левин как раз думал о съемках фильма по новелле Ги де Мопассана «Милый друг». 11 художников, в том числе и Дали, предложили свои варианты. Победил сюрреалист Макс Эрнст. А в вечность вошло творение Сальвадора.

ФОТО 3.jpg

Годы спустя бразильское рекламное агентство Leo Burnett Sao Paulo, вдохновившись Дали, адаптировало сюжет к современности. Во главе «процессии» — символ доллара Джордж Вашингтон, стилизованный под богиню правосудия Фемиду. За ним следуют одряхлевший дядюшка Сэм — американская экономика, на теле которой сидит комар Усама бен Ладен, высасывая последние «соки». Далее идут Китай и арабские страны. А слоган у этой карикатуры-аллегории звучит так: Don’t be lost in the weird world of investment («Не теряйтесь в мире странных, непонятных инвестиций»).

Судьба художника

С детства Сальвадор чувствовал себя особенным. И всячески старался продемонстрировать это окружающим: затевал драки, устраивал скандалы, закатывал истерики — все, чтобы только выделиться и привлечь к себе внимание.

Со временем, когда встал вопрос о карьере, Дали был так одержим коммерческим успехом, что Андре Бретон придумал ему прозвище-анаграмму: «Avida Dollars» (что по-латыни не совсем точно, но узнаваемо значит «алчный до долларов»). Прозвучало хлестко, но на гонорарах Сальвадора не отразилось — люди продолжали тратить состояния на произведения Дали.


Самое печальное в истории художника — умер он одиноким и больным. Ни деньги, ни слава не спасли его от навалившихся страстей, паучьи ножки которых подкосились все-таки.

После смерти жены в начале 1980-х Дали впал в глубокую депрессию. Болезнь Паркинсона мешала работать. Ухаживать за больным и обезумевшим стариком было трудно, он бросался в медсестёр тем, что подворачивалось под руку, кричал, кусался.

Дали скончался 23 января 1989 года от сердечного приступа. Художник завещал похоронить его так, чтобы по могиле могли ходить люди, поэтому тело замуровано в пол в одной из комнат театра-музея Дали в Фигерасе.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте