Наши враги. Грегор Штрассер

18 Марта 2016 // 16:38
Наши враги. Грегор Штрассер

Способный организатор, трезвый политик, неутомимый оратор, сторонник решительных действий — в портретной галерее Елены Съяновой один из основателей и лидеров нацистской партии Германии Грегор Штрассер.

Проект был подготовлен для программы «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы».


«Гитлер, Гитлер, Гитлер… Меня тошнит от этого господина. Настоящий вождь партии — Штрассер. Вот с ним я и стану говорить», — в конце 1932 года министр обороны Германии фон Шлейхер буквально выплюнул эту тираду в лицо канцлеру фон Папену и выгнал его в отставку. А пост канцлера предложил Грегору Штрассеру, вождю северян, признанному лидеру нацистов северных земель. Из-под Адольфа выдернули трон, и он на сутки завис в определенной позе. И не без иронии писал по этому поводу преданный Рудольф Гесс. Гесс иронизировал. Другие посвященные или радовались, или негодовали, но все восприняли предложение фон Шлейхера как вполне закономерное.


ФОТО 1.jpg
Грегор Штрассер, 1928 год




Вклад Штрассера в создание НСДАП в сравнении с инвестициями Гитлера выглядит так: Штрассер выгружал платформами, Гитлер кидал лопатой. Это не я говорю. Это Геббельс, бывший личный секретарь Штрассера, позже предавший своего шефа. Проще говоря, Штрассер формировал структуру НСДАП. Он превратил ее из провинциальной партии в общегерманскую, сохранил партию в период запрета, создал партийную печать. Штрассер строил саму партию, в то время как Гитлер надстраивал руководство. Кто обречен был проиграть?


Грегора Штрассера, ветерана Первой мировой войны, несостоявшегося врача, некоторые историки считают чистым социалистом. Это неверно. Оба они — и Гитлер, и Штрассер — были национал-социалистами и расходились только в процентном соотношении того и другого компонента. Штрассеру импонировал путь рабочего социализма, которым шли Советы. Его младший брат Отто имел контакты с Зиновьевым и Радеком, пропагандировал в НСДАП успехи советского строя и встречал горячую поддержку. И тогда возникает вопрос: почему Гитлер все-таки переиграл Штрассера? И не только в борьбе за партию, симпатии генералитета или промышленной элиты. Это понятнее. Чем взял отвязный националист и авантюрист Гитлер, а не правильный социалист Штрассер, германский рабочий класс?

ФОТО 2.jpg
Грегор Штрассер, Йозеф Геббельс и Виктор Лютце, 1926 год



Послушаем самого Штрассера. Из письма почетного председателя НСДАП Дрекслеру: «Страх перед гражданской войной, залившей кровью просторы до Урала, уже навеян в головы рабочих-активистов. Они говорят мне, что немцев на этом свете осталось чересчур мало. Вопрос о собственности умело завуалирован. Гитлер прислал мне инструкцию о механизме гражданского мира».

И дальше: «Тупоголовые не понимают, что вопросы о переделе собственности решаются только войной, гражданской или завоевательной. Причем при первой жертв приносится все-таки в сотни раз меньше». Даже не хочется это комментировать.



В частной жизни Грегор Штрассер выглядит симпатично. Он ни разу не струсил, никого не предал, на его совести нет ни одного убийства. Хороший семьянин, хороший товарищ, любитель комнатных орхидей. «Ты слишком правильный малый для нашего ремесла», — сказал ему как-то Роберт Лей не то в утешение, не то в упрек.

ФОТО 3.jpg
Грегор Штрассер (третий справа) и Адольф Гитлер, 1933 год



В день, когда фон Шлейхер предложил Штрассеру пост канцлера, Гитлер устроил Гессу и Лею театральную истерику. Кричал, чтобы репетировали приветствие: «Хайль, Штрассер!», потом отправил обоих в отель «Кайзерхоф», тогдашнюю штаб-квартиру партии, объясняться. Эти двое: Гесс и Лей были близкими друзьями Штрассера. Они знали, как с ним поговорить, на каких струнах поиграть. Поговорили, поиграли. В ту же ночь Штрассер тихо, никому не сказав ни слова, уехал с семьей в Италию. А славные ребята Гесс и Лей поделили его наследство. Первый получил пост заместителя фюрера, второй — начальника орготдела. Хотя, повторяю, позиции Штрассера в партии были в тот период сильнее позиций Гитлера. И сам Штрассер об этом знал.



Грегор Штрассер не дожил до того времени, когда запланированное число жертв начало уходить в бесконечность. Пройдя на волосок от верховной власти, он одни этим подписал себе смертный приговор. Его убивали вместе с Рёмом и фон Шлейхером в «ночь длинных ножей». Исполнителями были Рейнхард Гейдрих и Теодор Эйке. Один бывший охранник тюрьмы в Нюрнберге дал такие показания. Он вместе с Эйке и Гейдрихом подошел к камере, где находился Штрассер, и Гейдрих приказал ему через решетку выстрелить. Но Штрассер увидел направленное на него дуло, отшатнулся, и охранник промазал. Дальнейшее этот охранник описывает так: «Эйке дал мне в зубы. Гейдрих рассмеялся, и они оба вошли в камеру. Началась стрельба, убитого вынесли. Он был весь в дырах. А меня заставили отмыть стены и пол».

Так ли это было или не совсем так, сейчас мало кого волнует. О Штрассере вообще мало пишут. А если вспоминают, то все больше как о жертве той чистки. Напрасно. Штрассер — это напоминание, которое сформулировал все тот же циник Лей: «Корону можно уступить только вместе с собственной головой».

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте