Пропавшие бумаги. Дело Файнберга

15 Марта 2016 // 16:00
Пропавшие бумаги. Дело Файнберга

Джейсон Кэссиди, благодаря которому в Россию вернулись 28 ценнейших исторических документов, рассказал diletant. media, как искать и возвращать древние реликвии.

3-его марта в московской резиденции американского посла России были возвращены 28 ценнейших исторических документов, которые были незаконно вывезены из страны в 90-е годы. Среди них указы Петра I, Анны Иоанновны, Александра I и II. Также в российские архивы вернулся и указ Сталина от 1944 года, лично подписанный рукой руководителя СССР. Помимо этого — 17 рисунков Якова Чернихова — советского авангардиста и архитектора. Все эти реликвии были найдены на различных аукционах, в галереях и у коллекционеров. Несмотря на сложные политические отношения между странами, это стало возможным благодаря совместной работе российских властей и следственной службы Министерства внутренней безопасности США, которая занимается поиском и возвращением украденных ценностей их владельцам. Подробности того, как именно работает данная служба, и как были возвращены ценнейшие документы, атташе следственной службы МВБ США Джейсон Кэссиди рассказал корреспонденту diletant. media Майклу Наки.


Как происходит поиск таких исторических ценностей и как были найдены эти работы?

Эти 28 ценностей были возвращены в результате пяти различных расследований. То есть они не были собраны в руках одного коллекционера. Вот как это работает обычно: наши коллеги из министерства культуры сообщают нам — их сотрудники нашли на аукционе или аукционном сайте ценность, которая, как им кажется, была украдена. Мы проверяем по документам, так ли это, если необходимо посылаем запросы в другие страны для достоверной идентификации данной работы. После этого отправляем отделам на местах копии всех необходимых документов, а также рассказываем им, как отличить настоящую работу от подделки. Затем эти сотрудники приходят на данный аукцион и убеждают организаторов снять лот с торгов, а затем пытаются узнать данные его владельца.


Аукционные дома идут на раскрытие этой информации?

Зачастую, люди, которые выставляют на торги различные ценности, не желают раскрывать свою личность. Они приходят и говорят организаторам — возьмите на реализацию данную картину, моё имя продавец Икс. Но на самом деле, у аукционных домов нет законного основания скрывать информацию о продавце работы. И большинство из них идут нам навстречу сразу, потому что для них очень важна репутация и бренд. Они не хотят ассоциироваться с торговлей краденым. Но есть и такие аукционные дома, которые трепетно относятся к конфиденциальности своих клиентов. В таком случае нам приходится обращаться в суд, получать ордер на предоставление информации владельца ворованной ценности, что существенно тормозит процесс расследования.



Когда мы узнали, кого мы ищем, нашей задачей становится найти этого человека, а затем объяснить ему сложившуюся ситуацию. Мы говорим ему: «Эй, мы знаем, что ты владелец этой вещи. Она была украдена. Возможно, ты и не знал этого, но, в любом случае, наша работа — забрать её и вернуть законным владельцам. Большинство людей говорит нам: «Конечно, забирайте, я не хочу владеть украденными документами». Но есть и те, кто говорит: «Нет. Пошли вы. Знаете, что? Это моё, я купил эти документы и не отдам их вам». А также есть и те, кто утверждают, что у них нет этих ценностей. В зависимости от ситуации нам приходиться прибегать к разным методам. Это может быть судебный процесс или же, например, операция под прикрытием, когда наши сотрудники пытаются купить данные документы у человека, утверждавшего, что у него их нет. На самом деле, это всё очень долгий процесс. Потому что, если человек отказывается предоставлять нам документы, то мы вынуждены обращаться за ордером на обыск и изъятие. Он может быть выдан в зависимости от того, заключено ли у США соглашение о совместных поиске и возвращении исторических ценностей с той страной, из которой документ или картина были украдены. У Соединенных Штатов заключено 57 таких соглашений, в том числе, с Россией.


Как много расследований вы проводите прямо сейчас?

Как я уже говорил, эти 28 документов, которые мы передаем сегодня, были возвращены в результате 5-ти разных расследований. Прямо сейчас мы проводим около десяти расследований. И, в результате нашей деятельности, уже было возвращено около 120 ценных документов, плюс 28, которые мы возвращаем России сегодня, и это получается уже почти 150. И мы продолжаем получать информацию о ворованных документах, поэтому мы никогда не остановимся, пока не вернём всё украденное.



Когда вы возвращаете ценности, пытаетесь ли вы выйти на тех, кто их украл?

Иногда мы это делаем. Это зависит от того, возможно ли проследить связь. Если да, то мы передаем полученную информацию о возможных ворах или скупщиках соответствующим отделам, а также странам, например России, которые могут быть заинтересованы в их поимке. Но, когда, как в случае нескольких из передаваемых сегодня документов, ценность была украдена в 1992 году, потом продана, продана ещё раз и ещё раз и ещё раз и прошла через 5 различных стран и, в итоге, мы её нашли, тут буквально невозможно отследить первоисточник.



Говорят, что, передаваемые документы, были украдены и вывезены из страны Владимиром Файнбергом, так ли это и ведёте ли вы против него расследование?

Владимир Файнберг — известный вор и антиквар, активно работавший в девяностые годы. Им и его сообщниками из России было вывезено множество ценных архивных документов. Точное количество украденых реликвий неизвестно, однако, по версии следсвия, Файнберг в 1994 году вынес из Исторического архива в Петербурге 4000 листов. И это лишь одна из его краж. Российские власти долгие годы пытаются поймать вора. Сейчас, предположительно, он находится в Израиле. В марте 2005 года власти страны приняли решение об экстрадиции Файнберга в Россию по запросу правоохранительных органов, однако в августе того же года министр юстиции Израиля отменила это решение.

Как многие знают, расследования против Файнберга продолжаются уже долгое время. Этот парень уже успел побывать в тюрьме. Даже дважды. Я знаю, что Россия до сих пор очень заинтересована в том, чтобы найти его и документы, которые он украл. Как минимум 4, из передаваемых сегодня реликвий были украдены Файнбергом. Это доподлинно установлено. И, в нескольких расследованиях, которые мы проводим сейчас, фигурируют документы, предположительно украденные Файнбергом.


Были ли у Вас какие-либо расследования, в кооперации с Россией, по поиску ценностей, украденных и вывезенных из США?

Пока таких случаев не было, но между нашими странами заключено соглашение, по которому российская сторона, в случае необходимости, будет осуществлять процедуры для поиска и возврата ценностей. Надо сказать, что документы и произведения искусства продолжают постоянно воровать и покупать, поэтому такое взаимодействие очень важно. Сейчас очень много ворованных российских ценностей по всему миру. Потому что у страны был тяжелый период, когда осуществить подобные преступления не составляло труда. Также как и вывезти эти ценности за пределы страны. США тоже проходили через такой период. Но сейчас в обеих странах гораздо серьёзнее относятся к вопросу безопасности культурного наследия.




Что необходимо сделать, чтобы эффективно предотвращать такие преступления?

Лучшее, что мы можем сделать — это работать сообща. Все страны должны взаимодействовать в поиске культурных ценностей и поимки людей, крадущих их. Чтобы вор знал, если он украл документ в Бразилии и привёз его в Лондон, то британские власти не дадут ему продать реликвию и накажут по всей строгости закона.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте