Наши враги. Вальтер Венк

11 Марта 2016 // 12:12
Наши враги. Вальтер Венк

«Если бы я начал войну с такими командующими, как Венк, — говорил Гитлер в апреле 45-го, — я бы ее выиграл». Один из самых молодых генералов вермахта, Вальтер Венк, — в портретной галерее Елены Съяновой.

Проект был подготовлен для программы «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы».

Мое поколение, учившееся в школе в 70-е годы, встречало имя генерала Венка в учебнике истории в разделе «Штурм Берлина. Победа». Помните: Гитлер сидит в своем бункере, сотрясаемом ударами советских гаубиц, на голову ему уже кирпичи сыплются, а он все еще ждет какого-то мифического генерала Венка, который вот-вот ворвется в окруженный русскими Берлин, вызволит своего фюрера и, вообще, переломит ситуацию.

«У меня еще есть Венк, у меня еще есть Венк», — как заклинание повторяет Гитлер, трясущимися руками терзая замусоленную карту. Многие из подобных картинок, иллюстрирующих бытие Третьего Рейха, к его подлинному бытию близки примерно как клоунские номера к реальной жизни. Но Гитлер в бункере, уповающий на Венка, как на самого спасителя — это образ, оставленный нам в прослушках, которые сумел установить в некоторых помещениях второго уровня представитель-шпион Гиммлера генерал СС Бергер.

А вот еще картинка: «Гитлер с красным от гнева лицом, поднятыми кулаками стоял передо мной, трясясь от ярости всем телом. После очередной вспышки он начинал бегать взад и вперед по ковру, при этом он так кричал, что его глаза вылезали из орбит, вены на висках посинели и вздулись». Это известное описание сцены в рейхсканцелярии в начале февраля 45-го года, оставленное в его знаменитых «Записках солдата» генералом Гудерианом.

ФОТО 1.jpg

Вальтер Венк

Гитлер и Гудериан сцепились, что называется, насмерть и, между прочим, из-за Венка. Гудериан требовал назначить молодого генерала (по сути вместо Гиммлера) командовать предстоящим 15 февраля контрнаступлением. Гитлера очевидная несостоятельность Гиммлера, как командующего, пугала, приводила в ярость, но он ее признавал и в конце концов сдался. Контрнаступление началось. 16 и 17 февраля оно развивалось успешно.

После победы американские специалисты подвергли тщательному анализу военные операции немцев 45-го года и сделали вывод, что руководство Венка всерьез грозило переломить ситуацию, задержав продвижение Красной армии. Позже это мнение было высмеяно советскими генералами. Однако теперь, когда мы знаем о тех действиях, которые предпринимались спецслужбой американцев по заключению сепаратного мира с Германией, мы понимаем, что цена даже локального успеха немцев была очень высока.

18-го Венк попал в тяжелую автокатастрофу. Однако уже через три недели в госпитале получил новый приказ: силами 12-й Армии, не имевшей ни одного танка, сдерживать американцев, одновременно обеспечивать прорыв 9-й Армии, а затем, развернув обе армии, от которых осталось одно название, прорываться к Берлину. Этот приказ был отдан 25 апреля, а 28-го Венк был уже в Потсдаме и даже установил связь с бункером. Так что, как видите, надежды Гитлера на спасение отнюдь не психоз. «Прорыв генерала Венка к Потсдаму и, вообще, вся ситуация вокруг этого парня поистине удивительна», — писал сотрудник аппарата Аллена Даллеса полковник Гаррисон.

ФОТО 2.jpg


Гейнц Гудериан и Вальтер Венк

Вальтер Венк принадлежал к новому поколению кадровых немецких офицеров, не прошедших Первой мировой, не сломленных ее поражениями и не ожесточившихся. Может быть, поэтому воевал он по-другому. Чего стоит, например, взятие его дивизией французского города Бельфор в 40-м году. Просто в баках его танков оставалось еще много горючего, и молодой подполковник без приказа, сходу захватил еще один город, ключевой во всей операции. «Венк принял самостоятельное решение», — деликатно пишет об этом Гудериан.

Честно скажу, этот случай перевернул для меня всякое представление о немецких подполковниках времен блицкрига на Европу. Венк воевал под Москвой, под Ленинградом, на Кавказе, в Сталинграде, стремительно продвигаясь по служебной лестнице. Именно ему принадлежит знаменитое сравнение Восточного фронта конца 44-го года со швейцарским сыром, в котором одни дыры. Разъяренный Гитлер от Венка это высказывание стерпел и даже улыбнулся, а потом сорвался на Кейтеле, за что тому, видимо, и было присвоено его авторство. «Если бы я начал войну с такими командующими, как Венк, — говорил Гитлер в апреле 45-го, — я бы ее выиграл».

После войны Венка вместе с генералами Хойзенгером и Шпейделем прочили в руководители Бундесвера, но чтобы вы кое-что поняли, просто приведу отрывок из его письма, адресованного сестре Гесса Маргарите в 49-м году: «Мы все морщились от еврейских погромов, от слухов о жестоком обращении с военнопленными, депортациях, морщились и выполняли приказ. Ты права, приказ не оправдание. Ни оправдания, ни приказа в моей жизни больше нет. Но есть ощущение мерзости от того, что меня никто не обвиняет. Даже русские на меня плюнули. На кой черт я им сдался? А на кой черт я сдался сам себе? Помню, в детстве, в кадетском корпусе за что-то был наказан весь наш взвод. Все, кроме меня. От унижения меня тошнило».

После войны Вальтер Венк прожил еще 37 лет. 37 лет. С ощущением мерзости и тошноты. Но это уже другая история.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 1

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Сергей Сергеев 11.03.2016 | 20:5120:51

Помешались на врагах! Ишо ливонцев вспомните.............!