Все встаютъ

27 Февраля 2016 // 12:27
Все встаютъ


Diletant. media публикует стенографический отчёт заседания Государственной Думы, посвященного смерти Петра Аркадьевича Столыпина.

1 Дума.jpg

2 Дума.jpg


Государственная Дума. Третий созыв. Сессия 5, часть 1. Суббота, 15 октября 1911 года.


По совершении в Екатерининском зале настоятелем церкви Таврического дворца молебствия и по троекратному, согласно требованиям присутствующих, исполнении Народного Гимна, вызвавшего восторженные возгласы «ура», заседание открывается в 2 часа 10 минут пополудни.


Председатель. Объявляю заседание Госудасртвенной Думы открытым. Позвольте мне, господа члены Государственной Думы, пожелать вам в наступающей сессии успешных и плодотворных занятий и целесообразного их окончания (голоса: спасибо). Во время перерыва господа Государственная Дума понесла утрату в лице члена Государственный Думы от Минской губернии С. Н. Мезенцова. Предлагаю Государственной Думе отслужить панихиду по усопшему и почтить память его вставанием. (Все встают). Господа члены Государственной Думы. В течение перерыва наших занятий совершилось удручающее и беспримерное по своей обстановке злодеяние. В Киеве, 1 сентября, убит Председатель Совета Министров П. А. Столыпин. Он пал от руки злодея среди блеска киевских торжеств во время пребывания в Киеве августейших гостей, едва не в присутствии Его Величества Государя Императора и на глазах Его Августейший Дочери. Всем хорошо известно, что П. А. Столыпин с первых же шагов своих на ответственном посту руководителя нашей внутренней политики стал ненавистен тем темным и роковым силам, которые издавна своими безумными выступлениями тормозят спокойное поступательное развитие нашего государственного строя. Убитый Министр своей непоколебимой твердостью стоял для них непреодолимым препятствием, и взрыв на аптекарском острове, унесший столько напрасных и невинных жертв, целый ряд предотвращённых покушений, постоянная опасность осуществления таковых, — всё это всегда, как Дамоклов меч, висело над головой неутомимого стража русской государственности и порядка. Все эти опасности не смущали самоотверженного государственного деятеля, и он продолжал упорную борьбу, не допуская и мысли об оставлении своего поста в тяжёлое для страны время. Судьба, однако, предназначила ему в удел мученический венец, и он окончил дни свои среди тяжких страданий. Когда мысленно возвращаешься к прошлому, к подробностям удавшегося увы! на этот раз покушения, к том особому характеру, который оно носило, то невольно спрашиваешь себя: уже ли возможно, чтобы убийство первого слуги государства совершилось там, где, казалось бы, он должен был считать себя в полной безопасности? И если дикая расправа путём террористических актов всегда отвратительна, то теперь, когда её жертвой стал один из лучших сынов своей родины, оно вызывает справедливое и горячее негодование всей страны. (Рукоплескания центра и справа).


Господа члены Государственной Думы. Среди нас в этом зале ярко обозначились политический облик и выдающиеся государственные дарования безвременно погибшего Председателя Совета Министров Петра Аркадьевича Столыпина. Вся его выдающаяся государственная деятельность находилась здесь перед нами, и почтить его память добрым словом — наш нравственный долг. Петр Аркадьевич Столыпин нам, убежденным сторонникам представительного строя, был особенно дорог своей глубокой уверенностью в необходимости его для блага России и искренней верой в его глубокий государственный смысл. Вспомним также, господа, с каким вниманием и глубоким интересом мы слушали здесь горячие, полные содержания и глубоких государственных мыслей речи убитого ныне Председателя Совета Министров, как увлекательны бывали его выступления на трибуне Государственной Думы. Смело скажу, что в этих речах звучала такая сила убеждения, так чувствовалось в них страстное желание блага родине, что они невольно подкупали своей искренностью и невольно захватывали всех нас. (Голоса: верно). Мы все хорошо знаем, что лично для себя усопший Министр никогда ничего не искал, что стремление к личной выгоде было совершенно чуждо его честной неподкупной душе (Голоса: верно), что этот рыцарь без страха и упрека жил лишь стремлением ко благу родине так, как он понимал его своей глубоко русской душой. Его неусыпной заботой было неуклонное, хотя осторожное и осмотрительное движение вперёд по пути развития политической и общественной жизни в России. И если не все одинаково с ним оценивали с ним эти пути, то чистота его побуждений и нравственная как и политическая его незапятнанность признаются решительно всеми, не исключая его политических противников. Прямой по характеру и чуждый извилистых путей, П. А. Столыпин был воплощенное сознание своего долга перед родиной и никогда не уклонялся от ответственности за свои действия. Всей своей сильной крепкой душой и могучим разумом он верил в мощь России, всем существом своим верил в её великое, светлое будущее. Вне этой веры он не понимал государственной работы и не мог признать её значения. Он разбудил дремавшее национальное чувство, осмыслил его и одухотворил. Верный и преданный слуга Своего Государя усопший Председатель Совета Министров беззаветно трудился к возвеличению и славе Престола, отдавая этому служению все свои силы и помыслы. Захватывают душу его последние минуты: «Я рад умереть за Царя», — говорил он, и охваченный уже объятием смерти, но забывая о себе, полный лишь заботы о безопасности Своего Государя, он как бы предохранял Его последним движением руки. Господа члены Государственной Думы. В лице злодейски убитого П. А. Столыпина угас великий русский гражданин, угас крупный русский государственный ум, покинул нас твердый и опытный государственный зодчий. Да не угаснет память о нём и да будет его служение Царю и Отечеству, увенчанное мученическим венцом, примером доблестного исполнения своего долга грядущим поколениям. Я предлагаю Государственной Думе отслужить панихиду по усопшему Председателю Совета Министров П. А. Столыпину, послать сочувственную телеграмму неутешной его вдове и почтить память его вставанием. (Все встают). Я прошу господ членов Государственной Думы пожаловать в церковь для выслушивания панихиды. Кому угодно поручить редактирование принятой телеграммы? (Голоса: президиуму). Возражений нет? Объявляю перерыв.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте