Публичные развлечения в эпоху Ренессанса

24 Февраля 2016 // 16:33
Публичные развлечения в эпоху Ренессанса

В эпоху Ренессанса сложилась новая мораль, оправдывавшая радости мирской жизни, утверждавшая право человека на земное счастье, на свободное развитие и проявление всех природных задатков. Усиление светских настроений, интерес к земным деяниям человека оказали решающее влияние на возникновение и формирование культуры этой эпохи. Мария Молчанова решила выяснить, что представляли собой массовые развлечения и забавы Возрождения.


В эпоху Ренессанса все важнейшие формы развлечений были не чем иным, как средством создать благоприятные условия для любви, причем любви физической. А так как большинство понимало под удовольствием только еду, выпивку и половое наслаждение, то и пользоваться жизнью было тогда равносильно поклонению этим трем «столпам».

Иллюстрация 1.jpg
Питер Эртсен. Христос и Блудница


Одной из основных форм общественных увеселений как в деревне, так и в городе стало посещение так называемой публичной прядильни, где собиралось несколько молодых и более пожилых женщин один или два раза в неделю зимой для совместной работы.

Молодым людям доступ туда также был не ограничен, а потому на этих собраниях царил обычай, когда каждый юноша сидел сзади своей девушки, добросовестно исполняя единственную обязанность — стряхивать с колен отбросы пеньки. Исполнение этой обязанности давало ухаживающему за девушкой юноше все новые возможности более или менее откровенного заигрывания, и эти возможности охотно использовались. Чем смелее действовал молодой человек, тем выше становилась его репутация в глазах подруги и тем более ей завидовали другие девушки.



Часто помещение, где пряли, освещалось лишь одной лучиной, а когда она гасла при открывании двери, ни один юноша не медлил как следует использовать такой удобный случай. Не только девушки, но и замужние, и вдовы участвовали в таких развлечениях. Одни приходили для того, чтобы облегчить дочке возможность сблизиться с тем или иным молодым человеком, а многие другие — чтобы позволить юноше или соседу таким образом поухаживать за ними.


Иллюстрация 2.jpg
Общественная прядильня в Голландии


Другим видом публичных развлечений были общественные бани. Если предлогом для посещения прядильни служил труд, то здесь основной мотивацией стала чистота и здоровье, к тому же дававшая возможность откровенного флирта, причем носившего массовый характер. Мужчины носили в лучшем случае передник или же имели в руке маленький веник, когда выходили из бани.

Одежда женщины была такая же легкая и состояла из маленького фартука, едва прикрывавшего ее тело. Женщины обнажались даже охотнее мужчин, подчеркивая свою наготу и придавая ей характер раздетости. Для этого использовались изысканные прически и сверкающие украшения.

Господствовало убеждение, что баня только тогда бывает полезна для здоровья и имеет целительные свойства, когда часто ее посещаешь. Именно из-за этой необходимости как можно дольше мыться и париться появилась потребность скоротать время беседой или забавами. Помещение, где купались, в большинстве случаев было очень ограниченно и даже там, где мужчины и женщины отделялись друг от друга перегородкой, она была так низка, что никогда не мешала взорам и даже рукам.



Принятие ванны было кульминационной точкой свадебного торжества, составляя заключительный эпизод общего пира. В сопровождении музыкантов и гостей молодожены отправлялись в баню, чтобы там выкупаться и довести свадебный обряд до конца среди пения, выпивки и веселья.


Иллюстрация 3.jpg
Ханс Бок Старший «Купание в Лойке» (1597)



Домашние бани были поистине главной ареной адюльтера, прежде всего, для жен. Там молодая, красивая хозяйка дома охотнее всего позволяла любовнику застать ее врасплох. Желая угодить другу, умеющему использовать отсутствие мужа, дама спешила устроить ему ванну и присутствовала во время купания. Желая намекнуть любовнику, что она готова исполнить все его просьбы, женщина писала ему, что его «ждет приятная и веселая ванна».

Домашняя баня представляла собой часто просто импровизированное помещение, куда на случай надобности ставили ванну. В домах богатых бюргеров и патрициев, во дворцах знати и церковных сановников ванная комната, напротив, устраивалась с большой роскошью: с мраморным полом, драгоценными ваннами, картинами соответствующего содержания, с мягкими пуховиками на скамьях, манивших после бани к отдыху. При таких условиях неудивительно, что ванная становилась излюбленным местом увеселений и что любители плотских наслаждений, вроде известного кардинала Биббиены, именно ее выбирали ареной для оргий, устраиваемых в папском дворце со своими метрессами и многочисленными куртизанками.


Иллюстрация 4.jpg
Рафаэль. Фреска в ванной комнате кардинала Биббиены



Публичные игры также исполняли немаловажную роль в повседневной жизни Ренессанса. Например, игра «опрокидывание» состояла в комическом единоборстве мужчины и женщины. Каждая из сторон должна была попасть поднятой ногой в пятку другого, чтобы вывести его из равновесия и повалить на пол. Дама сидела при этом на спине мужчины, стоявшего на коленях, а кавалер свободно стоял на ногах. Так как женщины тогда не носили нижних юбок, то все единоборство было со стороны дамы беспрерывным добровольным обнажением перед взором зрителей своих ног и бедер. Игра достигала своего апогея, когда победа оставалась за кавалером и дама падала на пол. Все мероприятие кончалось, по-видимому, массовыми поцелуями.




Иллюстрация 5.jpg
Дирк Халс «Веселое общество» (1640)


Самые излюбленные танцы Ренессанса состояли в диких прыжках, в бешеном кружении и вращении дамы так, чтобы ее юбка поднималась как можно выше. Поведение танцора было постоянным сладострастным топтанием и криком и представляло наиболее подходящий аккомпанемент к теме. Современник пишет: «С парнем, не умеющим или не желающим как следует кружить девку, последняя ни за что не хочет плясать и называет его дураком, не способным двигать своими членами».

Главным пунктом тогдашних плясок было так называемое Verkodern (с немецкого — приманка). Этот прием состоял в том, что кавалер вертел в воздухе свою даму и бросал ее на землю, причем падал сам, а другие пары спотыкались, так что в конце образовывалась целая гора тел. Генрих фон Миттенвейлер говорит в одном стихотворении: «Девушки бойко прыгали так высоко, что видны были их колени. У Гильды лопнуло платье так, что показалась вся грудь. Гюделейн стало так жарко, что она сама раскрыла спереди свое платье, и все мужчины могли насладиться ее красотой».




Иллюстрация 6.jpg
Дирк Халс «Банкетная сцена в зале Ренессанса»



Возбуждающее действие слова играло особую роль в хороводах. Здесь место индивидуальной беседы и музыки занимало хоровое пение, в некоторых местностях чередование мужского и женского хора. Во время хоровода все брались за руки, и причем мужчина стоял всегда между двумя женщинами, и танцевали под такт плясовой песни. Эти песни всегда носили эротический характер и нравились тем больше, чем более неприличными было их содержание. Пословица гласила: «Девушка, отправляющаяся танцевать, редко возвращается неощипанной».

Об одном празднике, устроенном в 1389 году при французском дворе в связи с турниром, свидетель сообщает: «Ночью все надели маски и позволяли себе такие выходки, которые скорее достойны скоморохов, чем таких знатных особ. Этот вредный обычай превращать ночь в день и наоборот вместе со свободой безмерно пить и есть привел к тому, что люди вели себя так, как не следовало вести себя в присутствии короля и в таком священном месте, как-то, где он во время похода держал свой двор. Каждый старался удовлетворить свою страсть, а права многих мужей были нарушены легкомысленным поведением их жен, а многие незамужние дамы совершенно забыли всякий стыд».


Иллюстрация 7.jpg
Джулио Романо «Купидон и Психея» (1528)


В XV веке в моду вошло катание на санках. Кто хотел оказать женщине особую честь, тот приглашал ее на такое катание. В большинстве случаев это означало не что иное, как подвергнуть свое доброе имя всевозможным опасностям, так как катание на санках очень скоро сделалось средством для откровенного флирта.

Наиболее удобный случай для этого предоставляло так называемое «санное право». Предприимчивый кавалер всегда старался им злоупотреблять, и у первого сугроба санки непременно опрокидывались, что делало этот момент центральным пунктом увеселения. Вполне понятной становится поговорка: «Кто позволяет жене посещать все праздники, а своей лошади пить из каждой лужи, скоро будет иметь в конюшне клячу, а в своем доме — девку».

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте