Испанские страсти

12 Января 2016 // 13:18
Испанские страсти

У каждой страны есть свои «скелеты в шкафу»: мрачные периоды истории, которые, быть может, страстно хочется забыть да не получается. Голод, затяжные кровопролитные воины — страшные дни/месяцы/годы мучений… Есть, однако, и более продолжительные явления длиною не в одну эпоху.

Вы, вероятно, потребуете примера, а я не заставлю вас ждать. Сегодня речь пойдет об испанской инквизиции, деятельность которой продолжалась на территории страны в течение ни много ни мало семи веков ее насыщенной истории.

792d4aec6b.jpg

Официально «Инквизиция» была создана римский папой Иннокентием в 1215 году в качестве особого церковного суда.

Первоначальное значение этого термина значительно отличается от картин пыток, духовных судов и трибуналов над еретиками, которые может нарисовать ваше воображение. Еще до появления церковных учреждений с подобным названием слово «инквизиция», в переводе с латинского означающее «исследование», применялось в средневековом праве как синоним допроса или выяснения обстоятельств тех или иных событий.


Инквизиция не была локальным явлением, она, словно заразная болезнь, распространялась по Европе… В Испании Священный трибунал особенно зверствовал. Невероятно яркую картину одного из его «процессов» (пускай, не документально достоверных, но имеющих место) изобразил Генри Райдер Хаггард в своем историческом романе «Дочь Монтесумы». Молодую монахиню Изабеллу де Сигуенса, соблазненную и вероломно брошенную любовником с ребенком на руках, севильские инквизиторы замуровывают заживо вместе с младенцем, руководствуясь своим неизменным принципом: «лучше разрушить тело, чем дать погибнуть душе».

76343600.jpg

Сострадание инквизиторам было абсолютно чуждо. Формально, у каждого оказавшегося под подозрение мог быть адвокат, но едва ли кто-то соглашался защищать уже заранее обреченного на смерть: соглашаясь на подобную авантюру, можно было и самому оказаться на импровизированной скамье подсудимых.


От инквизиции ничто не могло спасти: ни положение в обществе, ни пол, ни возраст. Особенно пристальный интерес вызывали ученые, в их деятельности было принято видеть очаг еретических настроений. «Мы живем в столь тяжелые времена, когда опасно и говорить, и молчать, так как и в том, и в другом случае вам могут приписать великое множество проступков», писал испанский богослов и гуманист второй четверти XVI века Хуан Луис Вивес.

dsc06377.jpg

Уже в 1478 году в Испании появляется своя собственная, узаконенная инквизиция, учрежденная Сикстом IV по прошению короля Фердинанда и его супруги Изабеллы Кастильской — Трибунал священной канцелярии. Если ранее, еще в далеком XIV веке, когда еретики подвергались гонениям и расправам епископов, процесса единого судопроизводства не существовало, то с 1480 года вместе с упорядоченной системой появились и «новшества»: аутодафе обвиняемых в ереси как процедура, приводящая приговор в действие, конфискация их имущества, большая часть которого доставалась королю. Люди, осмелившиеся открыто выразить свое недовольство Папой, а также представители некоторых мистических сект были наиболее любимой аудиторией для экзекуции.


В 1483 году на должность великого инквизитора назначается Томас де Торквемада, и тогда в жизни испанского населения начинается настоящая черная полоса. Назначение Томаса на должность главного инквизитора во многом объяснялось его близостью к монаршей семье, точнее, к королеве Изабелле. Будучи ее духовником, будущий экзекутор организовал тайное венчание влюбленных друг в друга, тогда еще принца и принцессы. До момента их бракосочетания Кастилия и Арагон были двумя враждующими королевствами: усилиями же Торквемады они объединились в единую Испанию.


Особенно лютую ненависть глава испанского Трибунала испытывал к маврам. Существует легенда, что грозный и беспощадный мучитель еретиков не был всегда таковым. Когда-то он, страстно влюбленный, был отвергнут красавицей, отдавшей предпочтение силачу мавру и сбежавшей с ним из Кордобы в Гранаду. Именно тогда Торквемада озлобился и решил отринуть от себя все радости мирской жизни, полностью обратившись к вере и богослужению. По приказу «молота еретиков», так назвал инквизитора один из хронистов той эпохи, более 10 000 человек было сожжено на кострах, многие томились в темницах, гранадские евреи нищими бежали из Испании, мавров выселили в Африку. В 1498 году Торквемада скончался, но кровавые его бесчинства навсегда запечатлелась в испанской истории.

Но со смертью этого инквизитора деятельность самого органа не прекратилась.

galileo-inquisition_large.jpg

Испанская инквизиция пошла дальше, и в 1522 году она была учреждена Карлом V в Нидерландах и впоследствии стала причиной потери северной части этой территории испанцами, а в 1536 — введена в португальских землях.



Стоит отметить, что, несмотря на весь ужас этого явления, история знает один курьез, с ним связанный. Так, например, решением испанской инквизиции от 16 февраля 1568 года всем жителям Нидерландов был объявлен смертный приговор, естественно, не приведенный в исполнение.

Попытки отменить инквизицию предпринимались вплоть до 30-х годов XIX века, и только в 1834, 15 июля, она была раз и навсегда упразднена Королевским указом, подписанным Марией Кристиной Бурбон-Сицилийской.

Так закончилась мрачная многовековая история, и скелет ее вновь отправляется на задворки шкафа испанской истории.

Автор — Маргарита Взнуздаева

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 1

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Evgraph Fedotov 12.01.2016 | 22:4822:48

Обьективности ради, надо отметить, что благодаря своему всемогуществу и независимости от светской власти, Инквизиция могла позволить себе роскошь действительного выяснения истины. Ее основой отнюдь не были безосновательные пытки всех и вся, как часто представляют, а системное и методическое следствие, работа с фактами, свидетельствами, перекрестные допросы, очные ставки и многое другое. По сути, вся методика следствия и судебного дознания, что преподается сейчас в юридических ВУЗах, берет свое начало именно там. У Инквизиции был очень высокий процент оправдательных приговоров, поэтому люди, уверенные в своей невиновности, очень часто хотели и просили, чтобы дознание по их делу вела Инквизиция, а не светские суды, готовые тащить на дыбу и правого, и виноватого.

Но вот для людей, действительно замешанных в ереси, инквизиция была страшной вещью, именно в силу своей эффективности, информированности и неподкупности. И дело даже не в сожжении -- на костер попал ничтожный процент из осужденных еретиков, основная масса отрекалась и получала "прощение" -- но последнее было связано с полным материальным, моральным и гражданским уничтожением осужденного человека, его "стирания" из всякой приличной жизни, превращением его в овощ. Этот ужас наиболее полно передают картины Гойи.