Факультатив по истории: Бычок, Сверчок и Гоголёк

23 Декабря 2015 // 11:03
Факультатив по истории: Бычок, Сверчок и Гоголёк

Рубрика подготовлена Diletant. media совместно с сообществом Факультатив по истории.


Какую машинку Василий Андреевич Жуковский изобрел для слепых, что такое «чердашничать» и кто такая Муха в молоке — все это в новом материале из рубрики «Факультатив по истории».

_2.jpg


Еще недавно по просторам Интернета гуляла такая шутка: «Мадонне 55, ее парню 22. Тине Тернер 75, ее парню 40, Джей Ло 42, ее парню 26. Ты всё ещё одинока? Не переживай, твой парень ещё не родился!». Когда Василию Андреевичу Жуковскому исполнилось 40, он, так ни разу и не бывши женат, с улыбкой поздравил себя с вступлением в чин «действительного холостяка». Василий Андреевич тоже тогда не знал, что его жена попросту еще не успела родиться, разница в возрасте между ними составляла 38 лет.

Все бы хорошо, да только вскоре после женитьбы молодожён начал слепнуть. Болел, болел и получил осложнение на глаза. «Надобно заранее готовиться к слепоте; помоги Бог переносить ее — это заживо смерть», — записал он в дневнике и действительно начал готовиться. Изобретательный Василий Андреевич соорудил себе специальную машинку. В этой картонной машинке были сделаны прорези для строк, а внутрь закладывался лист бумаги, и Жуковский, таким образом, писал наощупь, как по трафарету. Может, не очень ладно, но зато сам. Жена его тоже здоровьем не отличалась, но там дело было в нервах, а нервные клетки… ну, вы сами знаете. Помочь бедняжке никто не мог, и Жуковскому хотелось в прямом смысле «голову разбить об стену».



Сказать по правде, нашему поэту и без жены не было скучно. Пушкин, Гоголь, Вяземский — все тут. В «Арзамасе» жизнь кипит, у Смирновой тусовки то и дело. Всем выдумали прозвища: Жуковский — «Жук» или «Бычок» (потому что говорит басом, а когда смеется — мычит), Пушкин — «Сверчок», Смирнова, когда в белом платье, — «Муха в молоке» (она жгучая брюнетка), Николая Васильевича Гоголя Жуковский в одном из своих писем нежно обозвал Гоголёк. Не любить Жуковского было невозможно. Сын простой турчанки, он был добр, отзывчив, щедр, вхож в императорскую семью, всем всё время помогал, и все, как обычно бывает в таких ситуациях, этим пользовались. Мало того, что возле дома толпились просители, так еще и регулярно приходилось беспокоить императрицу, Василий Андреевич даже признавался, что когда он в очередной раз приходил за кого-нибудь просить, на него уже руками махали.

fd4f2088.jpg

Сам он был не сказать, чтобы богат, но дела вел аккуратно, а от собственной щедрости даже страдал: «в один год он роздал 18000 рублей (ассигнациями), что составляло большую половину его средств». Жил он в Шепелевском дворце (в Эрмитаже, то есть), занимался воспитанием будущего наследника престола, дома у него, по воспоминаниям современников, было просто и уютно. «Только жаль, что мы так живем высоко, мы чердашничаем». Комнаты были на третьем этаже.



Жуковский предложил Глинке сюжет оперы «Жизнь за царя» и вообще редко отказывал, когда кто-нибудь просил послушать произведение или дать совет, хотя в литературных анекдотах его изображали не самым внимательным слушателем: «В Петербурге был известен смешной анекдот, согласно которому Гоголь однажды пришел к Жуковскому, чтобы спросить мнение о своей новой пьесе. После сытного обеда — Жуковский любил хорошо покушать, причем любимыми блюдами поэта были галушки и кулебяка, — Гоголь стал читать. Жуковский, любивший вздремнуть после обеда, уснул. «Я просил вашей критики… Ваш сон — лучшая критика», — сказал обиженный Гоголь и сжег рукопись. История эта, скорее всего, была выдумана, и посмеяться в ней хотели не над Жуковским, а над сошедшим с ума Гоголем. Потому что ну чего над Жуковским смеяться? Ну ангел же во плоти.

Автор — Оля Андреева.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте