Горизонтальный коллаборационизм

11 Декабря 2015 // 12:42
Горизонтальный коллаборационизм

Эти два слова означали женщин, спавших с немцами в годы оккупации. Женщин таких было немало по всей Европе, да и в СССР тоже. После войны им пришлось несладко. Но особенного размаха борьба с горизонтальным коллаборационизмом достигла во Франции.

1...jpg
Маршал Петен приветствует Гитлера во Франции


Официально Франция участвовала во Второй мировой войне около года. В боевых действиях — несколько недель. После этого президент страны, маршал Петен, в прошлом герой Первой мировой, сдался на милость победителя. Дело было в июне 1940-го. После этого Франция была оккупирована, а Петен возглавил марионеточное правительство — режим Виши. В войне страну в дальнейшем представляло Сопротивление. Но вот какая интересная история. Численность французских коллаборационистов в несколько раз превышала численность членов Сопротивления. Среди пособников Германии оказались не только Петен вместе с премьер-министром Пьером Лавалем, но, например, еще и капитан сборной Франции по футболу Александр Виллаплан и драматург Марсель Жуандо. Не были исключением и женщины. В том числе и очень известные.


Знаменитости

Говоря о горизонтальном коллаборационизме, нельзя не упомянуть Коко Шанель. Знаменитая модельерша начала сотрудничать с Германией в 1940-м, вскоре после капитуляции Франции.

2..jpg
Коко Шанель


Первоначально Коко заступилась за своего племянника Андре, попавшего в плен. За помощью она обратилась к известному дипломату Гюнтеру фон Динклаге, имевшему обширные связи с германской разведкой. Динклаге за шустрость и немалый дипломатический талант был прозван Воробьем. Считается, что именно он был прототипом Ганса Ланды — небезызвестного героя фильма «Бесславные ублюдки» Квентина Тарантино.

3..jpg
Ханс Ланда, прототипом которого, вероятно, был барон Динклаге


Динклаге помог Коко, но не даром. Шанель вступила с ним в связь и их отношения продолжались чуть ли не до конца войны. Существуют серьезные подозрения, что Коко не просто спала с Динклаге, но и поставляла Германии важные сведения о Франции. Во всяком случае, в документах немецкой разведки ее имя упоминается не единожды. И все указывает на то, что Коко была агентом. После войны ее обвинили в коллаборационизме. В 1944-м она была арестована и провела в тюрьме несколько месяцев. В конце концов, за Шанель вступился сам Черчилль. Модельершу отпустили, запретив ей, при этом, находиться на территории Франции. Коко перебралась в Швейцарию. Вернуться на родину она смогла лишь через десять лет.

Еще одно известное имя — Коринн Люшер. Ее во Франции 40-х годов знали все. Люшер была звездой кино. Причем звездой первой величины. На экране она блистала с 14 лет. В 40-м ей было девятнадцать. Ее отец Жан Люшер был знаменитым на всю Францию журналистом, носившим неофициальный титлу «король прессы». Он охотно стал сотрудничать с немцами.

4.jpg
Коринн Люшер



Дочь последовала его примеру. Коринн вступила в связь с Отто Абецем — вторым человеком в администрации германского оккупационного правительства, отвечавшим, в том числе, за еврейский вопрос. Этот роман мгновенно превратил Люшер из героинь в предательницы. Что, впрочем, не помешало ей спокойно и с комфортом прожить до 1944-го года.

Считается, что, когда пришло время бежать, Коринн умоляла Абеца не бросать ее на расправу. Отто поступил как большинство немецких офицеров поступали с французскими любовницами: оставил ее выпутываться самой. Коринн повезло. Ее не убили и, судя по всему, даже не изнасиловали. Она попала под двадцатилетний запрет на профессию. Никаких съемок, камер, площадок. Люшер умерла от туберкулеза в 1950-м. Ее отца расстреляли в 46-м за коллаборационизм.


Мотивы

Точное число женщин, занимавшихся горизонтальным коллаборационизмом неизвестно. Официально во Франции за связь с немцами было расстреляно 5 тысяч женщин. В тюрьму попали 20−30 тысяч. Но это далеко не все. Любовницами немецких офицеров и солдат становились женщины самых разных профессий. Актрисы, танцовщицы, официантки, уборщицы, рабочие, крестьянки. Тут, правда, была своя иерархия. Женщины, привыкшие к роскоши, водили шашни с офицерами чином повыше. Солдаты довольствовались тем, что осталось. Бывали и случаи, когда любовницами немецких военных становились замужние дамы. Иногда с согласия собственных мужей.

Мотивы были самые разные. Кого-то принуждали, кто-то соглашался добровольно. Кто-то спасал таким образом близких, кто-то (но это редкость) шпионил для Сопротивления. В любом случае, связь с оккупантом гарантировала неприкосновенность и защиту, сохранность имущества, а главное — жизнь. Вот только однажды за все это пришлось расплачиваться. Когда пришло это время, патриотически настроенные соотечественники не стали разбираться в деталях.





Расправа

Расправа над «горизонтальным коллаборационизмом» — одна из самых жестоких и страшных страниц в истории Франции. Пока новое правительство судило Петена и Лаваля, за дело взялись простые французы. Именно они решили воздать по заслугам женщинам, спавшим с офицерами и солдатами вермахта. Здоровые вооруженные мужики, не имевшие никакого отношения к Сопротивлению, врывались в дома и волокли женщин на улицы на народный суд. Собственно, никакого народного суда и не было, ибо народу и так все было известно. Главный вид наказания — бритье налысо.


5..gif
Публичная стрижка женщины

Улицы французских городов заполнили парикмахеры, совершавшие гражданскую казнь. Женщин обривали, срывали с них одежду и водили голыми по улицам. Их били, обливали помоями, зачастую и насиловали. Такие случаи имели место едва ли не во всех крупных и средних городах Франции. В том числе и в тех районах, где никогда не стояли немецкие войска. Унижениям подвергали в том числе и женщин, которые никогда с немцами не спали. А среди тех, кто стриг и бил, бывали и самые настоящие пособники нацизма.




Дети

Об этом моменте многие забывают, но забывать об этом нельзя. Женщины, вовлеченные в горизонтальный коллаборационизм, нередко беременели. Детям, рожденным от связи с немцами, тоже пришлось не сладко. Для них это было клеймо на всю оставшуюся жизнь. К слову, новое правительство до поры до времени закрывало на народные расправы глаза, но затем, все же, постаралось их прекратить. Как заметил кто-то из окружения главы Сопротивления Шарля де Голля: «В годы оккупации вся Франция спала с Германией».

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте