Наполеон как имиджмейкер

26 Ноября 2015 // 13:00
Наполеон как имиджмейкер

Личность Наполеона для своего времени стала воплощением популярного в те дни романтического героя, его идеальным олицетворением в реальной жизни и на арене мировой истории.

Именно Наполеон и легенда, окружившая его имя, послужила сильным стимулом к формированию национального чувства, к мысли о народе как о целостной нации. Активная и грамотно выстроенная пропаганда привела к созданию культурного мифа о Наполеоне, тем более, что он сам прекрасно понимал, насколько важна идеологическая работа и, как сегодня выражаются, создание собственного имиджа для убеждения толпы. Виктор Гюго писал о Наполеоне: «Этот странный человек сумел опьянить историю: слепое правосудие исчезло в лучах его славы». Сила и влияние этого человека на народное сознание были настолько велики, что он смог сохранить свое величие даже после поражения в битве у Ватерлоо. Ссылка на остров Святой Елены как нельзя лучше способствовала превращению фигуры Наполеона из легенды в миф. Он становится одновременно и преступником, совершившим кровавую оккупацию Испании, но и приобретает ауру жертвы, непонятой, так и не осуществившей до конца идеалы Французской революции — свобода, равенство и братство. Влияние Наполеона и проводимых им реформ было настолько ощутимо, что Ф. Р. Шатобриан с сокрушением утверждал: «Скатиться от Бонапарта и Империи к тем, кто пришел на его место, значит рухнуть в пустоту, низвергнуться с вершины горы в пропасть. Нет больше завоеваний Египта, битвы при Маренго, Аустерлице и Йене, нет никакого бегства с острова Эльба. Но что же осталось? Одни паяцы, пригодные для комедий гениального Мольера».

Наполеон 1.jpg

В основе легенды о Наполеоне лежат боевые действия периода Первой республики, времена энтузиазма и самоотверженной храбрости. Характерным примером формирования легенды в сознании современников является работа художника Антуана Гро «Наполеон на Аркольском мосту», написанная в 1796 году сразу после битвы, — одна из первых картин, послужившая началу становления мифа. На этом полотне, явно созданном с пропагандистскими целями, был изображён юный военачальник революции, готовый отдать жизнь ради родины и свободы. Битва закончилась полным разгромом австрийской армии. Во время сражения Наполеон проявил личный героизм, возглавив одну из атак на Аркольский мост с национальным знаменем в руках. На полотне вокруг него лежат тела убитых солдат, включая и собственного адъютанта Мюирона, погибшего, закрывая Бонапарта своим телом от вражеских пуль.

Gros,-Antoine-Jean,-baron---Napoleon-Bonaparte-on-the-Bridge-at-Arcole.jpg

Наполеон отлично понимал, что судьба нации зависит от него и его армии, поэтому он тщательно продумывает свой публичный образ: солдат, беспощадный к врагам Франции, но милостивый к своему народу. На деньги, полученные от контрибуций и грабежа захваченных территорий, Наполеон начинает издавать газету «Курьер Итальянской армии», которая бесплатно распространялась и в армии, и среди горожан. На страницах воспевался генерал с простыми вкусами, который презирает любую диктатуру или роскошь, и так не похож на других глав Директории. Так был запущен процесс формирования наполеоновского образа демократического, максимально приближённого к своим подданным правителя, что убедительно воссоздано в знаменитом фильме Абеля Ганса.

gance_2.jpg

Кадр из фильма Абеля Ганса «Наполеон», 1927. В главной роли — Альберт Дьедонне

Египетский поход 1798−1801 годов стал продолжением легенды о Наполеоне. Завоевать Египет было стратегически необходимо, чтобы приостановить английскую экспансию на Восток и перекрыть путь в Индию. Несмотря на поражение, Бонапарт стал легендарным воином, повторившим путь Александра Македонского. Однако, общеизвестен факт, когда во время похода Наполеон расстрелял около трех тысяч пленников, которых уже не мог больше содержать. Он предпочёл думать о своих солдатах, а не о пленниках.

На картине Антуана Гро «Бонапарт, посещающий замученных в Яффе» изображён благородный правитель, обладающий всеми талантами и наивысшей властью. Бонапарт трогает чумные бубоны — этот жест напоминает о легендарных французских королях, способных своим прикосновением вылечивать золотуху. Однако, в реальной истории Наполеон, отступая, бросил своих больных солдат, хотя и распорядился перед отъездом дать им смертельные дозы опиума. Но не все дозы опиума оказались смертельными — некоторым солдатам удалось выжить. Их подобрали англичане и впоследствии стали использовать в своих пропагандистских целях: они показывали, что генерал Бонапарт — чудовище, что он способен предать и оставить на милость судьбы своих солдат.

Антуан Гро Наполеон Бонапарт посещает замученных в Яффе.jpg


Антуан Гро «Бонапарт, посещающий замученных в Яффе»

Одной из составляющих легенды о Наполеоне стала его вера в собственную путеводную звезду. По словам современников, Наполеон всегда считал себя избранником судьбы и постоянно это повторял. Существует рассказ о том, что когда один пожилой пехотный генерал отчитывал молодого Бонапарта за самоуверенность, а тот указал ему на небо и спросил: «Видите ли вы там звезду?». Дело было в полдень, и генерал естественно ничего не увидел. Наполеон же продолжал: «А вот я вижу, и пока я её вижу, ничто не может мне помешать!» Так начал формироваться образ одновременно и аффектированного гения, и настоящего национального героя, способного пойти на любые жертвы и риски во имя спасения своего народа и утверждения собственной славы. Последующие поступки писателей-романтиков, например, Байрона, эпатирующего всех своими действиями и демонстративно уехавшего на помощь грекам в их освободительной войне, можно считать аналогом выстроенного Наполеоном жизненного сценария.

В общественном сознании начала назревать мысль о необходимости сильной власти, поддерживающей перемены, последовавшие за Французской революцией. Огромная картина Ж.-Л. Давида «Коронация Наполеона I», размером 6×10 метров, — это одновременно и один из видов пропаганды, и скрытое изобличение придворного маскарада. После того, как император сам надел себе на голову корону, он обернулся к своей супруге Жозефине. Властитель и суверен охвачен порывом милосердия к окружающим. Но за всей этой, полной внешнего величия и гармонии сценой, видна целая галерея портретов, написанных в стиле «Капричос» Гойи. В центре находится мать новоиспеченного императора, хотя на самом деле она не захотела участвовать в церемонии. У Давида она напоминает не то божество, не то призрак. В целом же, картина воспринимается как театральная сцена, где каждый играет свою роль.

Давид Коронация Наполеона.jpeg

 Ж.-Л. Давид «Коронация Наполеона I»


После поражения при Ватерлоо в 1815 году Наполеон был вынужден уехать из Франции и, понадеявшись на благородство правительства Великобритании, добровольно прибыл на английский военный корабль «Беллерофонт» в порту Плимута, рассчитывая получить политическое убежище у своих давних врагов — англичан. Однако, английский кабинет министров решил сослать его на далёкий остров Святой Елены в Атлантическом океане. Там Наполеон провёл последние шесть лет жизни. Узнав об этом решении, он сказал: «Это хуже, чем железная клетка Тамерлана! Я предпочёл бы, чтобы меня выдали Бурбонам… Я отдался под защиту ваших законов. Правительство попирает священные обычаи гостеприимства… Это равносильно подписанию смертного приговора!»

Наполеон на острове Св. Елены. Франсуа-Жозеф Сандмен.jpg

Фр.-Ж. Сандмен «Наполеон на острове Св. Елены»

Англичане выбрали остров Святой Елены из-за его удалённости от континентальной Европы, опасаясь повторного побега императора из ссылки. На воссоединение с Марией-Луизой и сыном у Наполеона не было надежды: ещё в пору его ссылки на Эльбе жена, находясь под влиянием своего отца, отказалась приехать к нему. В последние годы жизни Наполеон предстает жертвой, почти священной, что оказывается неотделимым от его легенды.

Мария Молчанова, старший преподаватель РГГУ.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 3

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Evgraph Fedotov 26.11.2015 | 20:5120:51

английский кабинет министров решил сослать его на далёкий остров Святой Елены ****

Этот эпизод слабо освещен в нашей исторической литературе, а ведь он показателен. После Ватерлоо союзники потребовали суда над Бонапартом, который нарушил условия своего отречения, бежав с Эльбы. Наполеон не возражал против суда, но хотел, чтобы тот был обьективным, а не предвзятой расправой. Из всех европейских стран того времени только у Англии была репутация страны, где есть независимый от власти суд, и где никто (даже последний нищий) не может быть наказан иначе, чем по приговору суда. Вот Наполеон, поверив в это, и отправился туда, расчитывая на открытую судебную процедуру. А ему, вместо того, бац! -- и пожизненную ссылку в административном порядке, без всякого даже намека на суд, как в России или Пруссии. Отсюда и бешенство Наполеона, его обвинения англичан в лицемерии и предательстве. Его возмутила не ссылка -- он предпочел бы расстрел, как Ней и Мюрат -- а именно обман. Получается, английское правосудие работает только в пользу Англии, а когда такая польза под вопросом -- там так же, как и везде. Но "везде" не претендует на статус правового общества, а Англия -- претендует.

Этот пример многим следует держать в памяти сейчас.

артём ржев 28.11.2015 | 22:2022:20

А могла ли Англия ,одна ,судить международного преступника ,того кто залил кровью ВСЮ Европу .Если бы этот суд был международный, врядли ему бы удалось избежать худшей участи.Наполеон схитрил ,с его стороны бы благородно требовать именно такого суда. .Англичане обошлись с ним милосердно,и никакая другая страна не могла быть по отношению к нему столь щедрой. Его финт напоминает мне американских гангстеров, уничтожающих своих жертв на территории штата ,где не действует закон о смертной казни.Заслуги у него конечно были ,но это уже другая история.

артём ржев 28.11.2015 | 22:2422:24

Претензии к английскому правосудию наверное обоснованы ,но оно там есть в отличии от России.