Художник и власть: казусы жизни и судьбы актера Густава Грюндгенса в Третьем Рейхе

11 Ноября 2015 // 13:07
Художник и власть: казусы жизни и судьбы актера Густава Грюндгенса в Третьем Рейхе

Густав Грюндгенс родился в один из последних дней декабря 1899 года, на заре нового века. Его родители были дюссельдорфскими бюргерами и потому всячески противились тому, чтобы сын пошел по стезе богемного лицедейства. Однако, уже в пору юношества сложился волевой характер будущего гения немецкой сцены, который всегда поступал только так, как хотел сам.

gustaf0.jpg

До начала работы в Гамбурсгском театре «Каммершпиле» в 1923 году Грюндгенс пережил все превратности судьбы провинциального актера. Он играл роли в весьма разнообразном и многоплановом репертуаре: в пьесах Гёте и Шиллера, Бюхнера и Ведекинда, Граббе и Стриндберга, каждый вечер, а иногда и по два-три спектакля в день. Тяжелую работу в драматическом театре Грюндгенс сочетал с выступлениями в популярном кабаре, причем именно этот род деятельности привлекал его более всего: в театре он был зависим, а в кабаре ощущал себя своеобразным дирижером труппы марионеток, что очень льстило его самолюбию и юношескому тщеславию.

Вообще, кабаре в 1920-е годы стремились в фантасмагорической форме пародировать всё то, что творилось вокруг, при этом и актеры, и зрители ощущали коллективное чувство мистической сопричастности чему-то эзотерическому, даже элитарному. Потому стало достаточно заметно презрение кабаретистов к толпе, которая собиралась в пивных залах и с одинаковым воодушевлением подпевала политическим и непристойным песням. Популярной в гамбургском кабаре была сценка под названием «Испытание», где Грюндгенс в сером трико и шутовской шапочке (которую иногда носили и палачи) предлагал посетителям увлекательную забаву — отрубить маленьким топориком голову у захмелевшего соседа, уверяя при этом, что все совершающееся всего лишь шутка, и отрубленная голова сможет легко вернуться на положенное ей место. Шутки весьма мрачные, но очень проницательные…

crowdatweissemaus1924.jpeg

Зрители берлинского кабаре, 1924 год


В последние годы существования Веймарской республики Грюндгенс жил от конфликта к конфликту. Сначала он, обиженный, ушел из театра великого режиссера Макса Рейнхардта, мотивируя это тем, что уже обрел свое творческое лицо, а его не оценили. Уход в «свободное плавание» в эпоху самого расцвета режиссерского театра — решение очень эксцентричное и по-своему безрассудное. Грюндгенс вступил в труппу Прусского Государственного театра под руководством экспрессиониста Леопольда Йесснера, но и тут играл от случая к случаю. В целом, обстановка в театре была неспокойной: актеры создавали различные идеологические группировки. Образовалась группа сторонников нацистов под предводительством Файта Харлана (того самого, кто чуть позже снимет одиозную киноленту «Еврей Зюсс»). Руководитель театра Йесснер все чаще получает письма с угрозами и намеками на свое неарийское происхождение.

Весной 1933 года после прихода Гитлера к власти Герман Геринг решает патронировать какой-нибудь театр в качестве консультанта по вопросам духовной культуры. И его выбор падает на Йесснеровский театр, который в апреле 1933 года переименовывают в Прусский имперский. Грюндгенса прочили в руководители, а сам он был подавлен непривычным для него сознанием собственного бессилия перед лицом судьбы. Как назло, арестовали актера Ганса Отто, активно исповедовавшего прокоммунистические взгляды. В тюрьме его мучили десять дней, а потом инсценировали его самоубийство. Спустя два года после трагической гибели Отто появился роман шурина Грюндгенса, Клауса Манна «Мефисто», где тот был не только напрямую обвинен в смерти коллеги, но и наделен всякого рода пороками, особенно уязвило его обвинение в мазохистских пристрастиях и мужском бессилии.

god4.jpg

Клаус Манн в конце 1920-х годов


Незадолго до выхода романа Манна в Берлине произошла загадочная история. В 1934 году Грюндгенс по прямому ходатайству Геринга становится интендантом (художественным руководителем) Государственного театра и Берлинской оперы. Этому назначению предшествовали странные события, связанные с развернувшейся в Германии травлей тех, кого подозревали в гомоэротических наклонностях. По поводу Грюндгенса подобные намеки тоже возникали время от времени. Геринг, не обращая внимания на слухи, пригласил актера на один из официальных обедов сразу после появления указа о сексуальных меньшинствах — Грюндгенс прийти отказался и написал длинное письмо тогдашнему генеральному интенданту прусских театров Титьену, в котором просил об отставке, чтобы не становиться объектом сплетен. В ответ власти не только не приняли отставку актера, но и издали приказ о назначении Грюндгенса интендантом всех государственных сцен Берлина, а чуть позже и сделали его председателем имперской театральной палаты. Почему так произошло, никто не мог объяснить, включая и самого Грюндгенса. В своих послевоенных воспоминаниях он по-прежнему недоумевает и отрицает свое влияние на Геринга, утверждая, что их знакомство не выходило за официальные рамки.


gering_emma.jpg

Герман Геринг и его жена, актриса театра и кино Эмма Геринг


Как бы то ни было, свойственное натуре Грюндгенса стремление властвовать получило реальное подтверждение, причем в самом обыденном организационном смысле: актерские судьбы были в руках интенданта, а воля к власти была удовлетворена сполна. Показанный впервые в 1933 году спектакль «Фауст», где Грюндгенс гениально сыграл Мефистофеля, долго не сходил со сцены, на постановку водили школьников, членов гитлерюгенда и солдат рейхсвера. После Мефистофеля каждая грюндгенсовская роль получала одобрение властей, игре актера следовало подражать. Власти последовательно строили миф об идеальном лицедее и о верном слуге рейха, а верный слуга — непременно воин, солдат, и Грюндгенс отправляется на фронт, произносит речи во славу армии третьего рейха, в Голландии в качестве рядового зенитных войск проводит свой актерский отпуск. Бытует легенда о пребывании Грюндгенса в действующей армии на Восточном фронте, точнее, на Пулковских высотах: якобы Грюндгенс во время гастролей в Ленинграде уже в 1959 году при посещении Пулковской обсерватории случайно обмолвился, что он тут уже был.

gustaf.jpg

Густав Грюндгенс в роли Мефистофеля




Нацистские власти сумели понять и по достоинству оценить неординарный талант Густава Грюндгенса. В его театральных ролях, режиссерских постановках, да и в самом его жизненном пути было что-то, что откликнулось на нацистские лозунги, однако было и то, что им в корне противоречило. Грюндгенс своим творчеством выразил темную и страшную эпоху европейской истории и в то же время пытался противостоять ей.

Сезон 1943−44 годов стал последним. Осенью театры приказом Геринга были закрыты. Грюндгенс уехал на Западный фронт, выступал перед солдатами, которым впрочем уже не было дела до трагических монологов Фауста и Гамлета. Рейхсвер превратился в побежденную армию, все это понимали и ни на какую победу уже не надеялись. Берлинская имперская канцелярия лежала в развалинах — Гитлер перебрался в бункер и с января 1945 года уже не покидал своего убежища вплоть до самоубийства.

Грюндгенс возвратился в Берлин, в свою квартиру и, подобно многим другим в Германии, ждал конца. Летом 1945 года бывший генеральный интендант государственных театров Берлина был арестован. Его интернировали и содержали под стражей около десяти месяцев, считая пособником нацистского режима. По ходатайству вернувшегося в Германию актера-антифашиста Эрнста Буша советские оккупационные власти сочли возможным реабилитировать главного актера рейха и любимца Геринга. Заступничество Буша не было случайным, ведь именно благодаря Грюндгенсу тот остался жив: нанятый за счет Грюндгенса для ведения нацистского процесса против Буша адвокат доказал, что, поскольку Буш был лишен немецкого гражданства, он не может обвиняться в государственной измене, не будучи гражданином рейха. От смертного приговора Буш был спасен и осужден на семь лет каторжных работ, после чего, спустя тринадцать месяцев, пришло освобождение.

143b393ce674.jpg

Эрнст Буш на гастролях в Вене, 1951 год


В 1946 году Грюндгенс смог вернуться в Дойчес театр в Берлине, и его первой ролью стал Воробьев в пьесе Л. Рахманова «Беспокойная старость». Он продолжил и свои выступления в кабаре. В 1947—1951 годах был генеральным интендантом театра в Дюссельдорфе, с 1948 по 1952 год — президентом Союза театральных деятелей Германии, с 1951 по 1955 год — управляющим Новым театром в Дюссельдорфе, с 1955 года — генеральным интендантом и художественным руководителем Дойчес театра в Гамбурге, осуществил ряд оперных постановок в Кёльне и Милане. В 1959 году выступал с гастролями в Москве и Ленинграде, а в 1961 году — в Нью-Йорке.

gustaf5.jpg

Густав Грюндгенс в роли Гамлета в спектакле Л. Мютеля, 1936


В 1960 году на основе спектакля «Фауст» Грюндгенс снял одноименный кинофильм. Летом 1963 года он отправился в кругосветное путешествие. В ночь с 6 на 7 октября 1963 года Грюндгенс умер в Маниле от желудочного кровотечения, вызванного передозировкой снотворного. Сладить с собственной душой, отринуть прошлое не удалось, поэтому загадочная смерть на далеких Филиппинах стала страшной, но ожидаемой точкой в судьбе великого немецкого актера.


Автор — Мария Молчанова, старший преподаватель РГГУ.


Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте