Аполлон+Геркулес и Венера+Юнона: чувственность и эротизм в эпоху Ренессанса

28 Октября 2015 // 13:16
Аполлон+Геркулес и Венера+Юнона: чувственность и эротизм в эпоху Ренессанса

Ренессансная красота, прежде всего, связана со зрелостью, причем как в области физической, так и в духовной. Не юное тело юноши и не девушка, похожая на нераспустившийся бутон, становятся идеалом почитания и подражания, а мужчина, достигший апогея своей силы, человек творящий действительность, и женщина, понимающая и опытная. Так, олицетворением подлинной мускулинности является эдакий синтез Аполлона и Геркулеса, а настоящая женственность олицетворяется образами Венеры и Юноны.



Средневековый романтический культ прекрасной дамы скрывал за собой первые зародыши индивидуальной физической любви. Так родились совершенно новый Адам и совершенно новая Ева. Перестав быть орудием сверхземной аскетической души, человек и его тело превратились в идеальное орудие земных наслаждений. Потому красивым считается все то, что делает женщину женщиной, а мужчину — мужчиной.

Костюм голландской проститутки 17 века.jpg

Костюм голландской проститутки 17 века


Мужчину можно назвать совершенным, если в нем развиты признаки, которые характеризуют его половую активность: сила и энергия. Женщина объявляется красивой, если ее тело обладает всеми данными, необходимыми для выполнения предназначенного ей природой материнства, и, прежде всего, грудью. Идеал прекрасной женщины рисует поэт Ариосто в лице одной из героинь поэмы «Неистовый Роланд»: «Шея ее бела как снег, горло подобно молоку, прекрасная шея кругла, грудь широка и пышна.



Подобно тому как морские волны набегают и исчезают под легкой лаской ветерка, так волнуются ее груди. Угадать то, что скрыто под светлым платьем, не сумел бы взор самого Аргуса. Но каждый поймет, что оно так же прекрасно, как-то, что видно. Прекрасная рука кончается белой кистью, точно выточенной из слоновой кости, продолговатой и узкой, на которой не выступает вперед ни одна жилка, ни одна косточка, как бы она ее ни повернула. Маленькая, круглая, изящная ножка завершает чудесную, полную величия фигуру. Сквозь густую ткань вуали сияет ее пышная ангельская красота».

Мужчина понимается, в целом, как агрессивное начало, а женщина — как пассивное. Правда, женщина тоже добивается любви мужчины, но она при этом никогда не делает этого ясно и отчетливо. Поэтому мужчина облекает свои требования относительно физической красоты женщины в самые прозрачные и точные описания, причем указывавшие на представительниц прекрасного пола определенных стран и городов. Так, уроженки Кельна славятся своими красивыми руками, уроженки Брабанта — красивыми спинами, француженки — красиво выпуклыми животами, венки — пышной грудью, уроженки Швабии — красивыми ягодицами, а баварки — красотой интимных частей женского тела.



Очень распространенная в Ренессансе свадебная песня перечисляет «35 достоинств красивой девушки»: «Три должны быть белыми, три — черными, три — красными, три — длинными, три — короткими, три — толстыми, три — большими, три — маленькими, три — узкими». Потому главное достоинство и женщины, и мужчины — быть от природы созданным для любви.

Ян Харменс. Похищение сабинянок.jpg

Ян Харменс. Похищение сабинянок



Предпочтение, которое отдавалось зрелой матери перед все еще расцветающей дочерью выражалось в самых разнообразных формах. Вот почему художники так охотно изображали Марию, кормящую младенца, ведь беременная женщина считалась эстетически прекрасной. И не только как символ материнства, но само состояние готовности дать жизнь производило впечатление. Художники, такие как ван Эйк, изображая нагих женщин, часто придавали им вид беременных. Высшим идеалом зрелости считалась зрелость, уже несущая плоды.


Культивирование чувственности проявляется и в отношении к наготе. Перед сном все раздевались догола, причем муж, жена, дети и слуги спали в общей комнате, не разделенной даже перегородками. Жена должна ложиться спать без платья в присутствии гостя, которого видит первый раз в жизни, а требования стыдливости считались выполненными, если она это делала целомудренно. Мужчины и женщины могли голыми перебегать улицу, когда содержатель бани звонил к ее открытию, или в лучшем случае были снабжены только веником. Важно демонстративно показать свою наготу, когда весь народ становился зрителем и судьей, а красивое тело являлось сокровищем, которым могли часто вызвать зависть у других. Даже существовал обычай встречи перед городскими стенами навещавшего город князя совершенно обнаженными прекрасными женщинами. Так, о въезде Людовика XIв Париж в 1461 году сообщалось, что у фонтана дю Пансо стояли дикие мужчины и женщины, сражавшиеся друг с другом, а возле них три обнаженные прекрасные девушки, изображавшие сирен, демонстрировали такую чудную грудь и такие дивные формы, что невозможно было наглядеться.

И. Саделер. Радости Вакха, Цереры и Венеры. Гравюра.jpg

И. Саделер. Радости Вакха, Цереры и Венеры. Гравюра


Так, тело становится необходимым элементом красоты, а мода становится самым надежным средством чувственного воздействия.


Автор — Мария Молчанова, старший преподаватель РГГУ.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте