Факультатив по истории. Академия наук, или бои без правил

07 Октября 2015 // 12:39
Факультатив по истории. Академия наук, или бои без правил

Рубрика подготовлена Diletant. media совместно с сообществом Факультатив по истории.


Про Ломоносова кто-то сказал, будто у него фамилия такая, потому что предки были драчуны и всем носы ломали. Если подумать, Михаил Васильевич под эту легенду подходит идеально. Ломоносов только на картинках — толстый, кудрявый ботаник. В 1743 году он натворил в Академии таких дел, что ему даже появляться там запретили, вдобавок шесть месяцев темпераментный Михайло просидел под домашним арестом и потом публично перед всеми извинялся. Казалось бы, о чем вообще речь? Это же в конце концов Академия наук, там же уважаемые, интеллигентные люди сидят, ученые. Это же не Госдума 90-х из программы «Парламентский час», где все только и делают, что орут и лезут драться. Но Ломоносова можно понять.

Вот представьте: приезжаешь ты весь такой молодой, образованный из-за границы. Ну, думаешь, сейчас. Сейчас тебя тут в профессора быстренько, оклад, кабинет, пиетет и вечная слава. С утра готовишься, под ногтями чистишь, пудришь парик, приходишь в эту Академию, а там вообще всё не так. Аттестата твоего не получали, жалования никакого тебе не положено, знать про тебя не знают, и вообще чем возмущаться, шёл бы ты лучше минералы перебирать, а то заколебали всех эти минералы — сил нет, а каталог для Кунсткамеры в срок сдавать надо.

lomonosov_ovech.jpg


Ломоносова селят в какие-то крошечные комнатки и находят сто причин двигать по карьерной лестнице кого угодно, только не его. В основном, немцев, так как Академией управляет немец. Ломоносов, в принципе, не против немцев, как порой про него пишут, но когда работаешь за троих, живешь в каморке от аванса до аванса весь в долгах и постоянно ждешь, пока проверят одну твою работу, пока оценят другую, а какой-то нахальный немецкий садовник не дает тебе обыкновенную морковку с академического огорода сорвать или дров домой принести, начинаешь как-то слегка раздражаться. Ситуация осложнялась тем, что у Ломоносова к тому времени уже были жена и дети. Правда, за границей.

Вот тут вообще непонятно. То ли Михаил Васильевич в самом деле поматросил и бросил, то ли просто постеснялся жену в никуда везти и хотел сперва на новом месте устроиться, но как-то все страшно затянулось у него с обустройством, и бедная женщина, прождав больше года и поняв, что никто, в общем, особо за ней не торопится, начала, в итоге, разыскивать мужа сама. Оказалось, что в Питере Ломоносов даже и не словом никому не обмолвился, что женат. Ну, подумаешь, женился. Всё как-то руки не доходили семьей заняться, столько дел сразу, столько дел, ей-богу.

Дел действительно было невпроворот. Ломоносов писал одну научную работу за другой, но не мог избавиться от чувства, что его все равно задвигают на второй план, недооценивают. Отсюда все конфликты и слухи про дурной характер. Он видел, что в Академии творится полный бедлам, что академикам невозможно работать, что студентов учат плохо, что руководство кладет государственные деньги себе в карман, но поделать ничего не мог. Он говорил, что управлять Академией должен кто-то, близкий ко двору, кто-то напрямую имеющий доступ к императрице. Он уже умер, когда такой человек наконец появился. Это была Екатерина Романовна Дашкова…

Автор — Ольга Андреева.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте