Мэри и Перси Биши Шелли. Восемь лет, стоившие целой жизни

28 Июля 2015 // 17:42
Мэри и Перси Биши Шелли. Восемь лет, стоившие целой жизни

Мэри Шелли и Перси Биши Шелли. Муж и жена. Писатели. Английский режиссер Кен Рассел в фильме «Готика» обращался к обоим супругам, а также к их приятелю Байрону. Рассела, конечно, интересовало то лето, когда был написан «Франкенштейн». Однако жизнь Мэри и Перси Шелли, из ряда вон не только для тогдашней пуританской Англии, но даже и для сегодняшнего мира, когда возможно все, достойна отдельного сюжета фильма.


Дочь писателя и феминистки

Мэри Шелли появилась в семье, которая для своего времени была чрезвычайно продвинута. Она родилась в Лондоне 30 августа 1797 года. Мать девочки, Мэри Уолстонкрафт, была одной из первых суфражисток — женщин, которые боролись за равные права с мужчинами, — и автором многочисленных эссе на эту тему. Она вышла замуж за отца Мэри, имея на руках внебрачную дочь Фэнни. Факт, конечно, вопиющий в глазах приличного общества конца XVIII века. Впрочем, отца Мэри, Уильяма Годвина, это мало волновала. Литератор и публицист, он был духовным сыном Французской революции и проповедовал свободу нравов.

Дом (слева), где родилась Мэри Шелли.jpg
Дом (слева), где родилась Мэри Шелли

На одиннадцатый день после рождения дочери Мэри Уолстонкрафт умерла. Это событие повлияло на всю последующую жизнь будущей писательницы. Мать для нее была идолом, и портрет ее всегда стоял у Мэри на столе. Мистические предчувствия, впечатлительность, постоянное ожидание несчастья сопровождали ее всю жизнь. Отец, оставшись один, немедленно женился. Справиться с детьми и домом рассеянному литератору было не под силу. Избранницей его стала вдова с детьми, простая и далеко не такая образованная, как покойная госпожа Уолстонкрафт.



«Сумасшедший Шелли»

Будущий муж Мэри, Перси Биши Шелли, родился 4 августа 1792 года в графстве Суссекс. Его семья была старинная и уважаемая, но ни один из предков поэта не проявлял никогда признаков литературного гения. Его дед, Биши Шелли, получивший баронетство в 1806 году, скопил большое состояние, был женат на двух богатых наследницах, поссорился со своими детьми и жил в то время довольно скряжнически в коттедже в Хоршаме, тревожимый подагрой и недугами своего возраста. Отец Перси, Тимоти Шелли, был деревенский джентльмен — напыщенный, раздражительный, но не злой в душе. Его жена Элизабет Пилфолд была красива и умна, когда разум ее не был затемнен вспыльчивостью. К литературе она была равнодушна, но хорошо писала письма.


Портрет Перси Биши Шелли, 1819 год.jpg
Портрет Перси Биши Шелли, 1819 год


Перси, старший ребенок, унаследовал от матери красоту. По отзывам современников, он был строен, голубоглаз и кудряв. Ребенком Шелли был мечтательным, выдумщиком, кроме того, был так чувствителен, что, разволновавшись, мог упасть в обморок. В возрасте 10 лет его отдали в Sion House Academy, где сверстники насмехались над его необычностью, а старшие дети так просто издевались. Учился Перси хорошо, был добр, имел пылкое сердце, поэтому, несмотря на издевательства большинства, завел себе несколько друзей.


В 1804 году Шелли перешел в Итон. Именно здесь он начал писать, и был признан поклонниками большим поэтом. Здесь царил все тот же произвол по отношению к младшим студентам. Старшие могли безнаказанно издеваться над новичками. Перси это возмущало. В Итоне его прозвали «сумасшедшим Шелли». Один из его товарищей по школе вспоминал: «Я видел его окруженным со всех сторон, с гиканьем и свистом его дразнили, как бешеного быка». Однако он не сдавался. Перси вообще не боялся ничего, кроме предательства. Он решил не обращать внимания на издевательства и побороть в себе желание мести, которое испытывал к своим врагам.


После Итона Шелли намеревался завершить свою учебу в Оксфорде, однако проучился он там недолго — 25 марта 1811 году студента Шелли из Оксфорда исключили за напечатанную им брошюру «Необходимость атеизма». Через пару лет он появился в доме Мэри Годвин — ничуть не утративший романтизма и в 21 год из чувства долга женатый (за эту женитьбу отец поначалу лишил его средств).


Встреча

Произошла в доме Годвинов. Перси заметил 16-летнюю стройную блондинку с золотистыми волосами, с бледным чистым лицом, высоким лбом и серьезными карими глазами. Мэри была не только хороша собой, но и на равных поддерживала разговор на любые темы. Она перечитала всю библиотеку отца, в которой были Ариосто, Тассо, Петрарка. К тому же будущая миссис Шелли занималась сочинительством. Как написала она сама о себе позже: «Нет ничего удивительного в том, что я, дочь родителей, занимающих видное место в литературе, очень рано начала помышлять о сочинительстве. Я марала бумагу еще в детские годы, и любимым моим развлечением было «писать разные истории»».

Мэри Шелли. Портрет кисти Ричарда Ротвелла, 1840 год.jpg
Мэри Шелли. Портрет кисти Ричарда Ротвелла, 1840 год


Пылкий Шелли влюбился в очаровательную мисс Годвин, и больше они не расставались. Короткий период ухаживания заключался в том, что Мэри назначала Перси свидания у могилы матери, а потом они обсуждали труды очередного мыслителя и так забывались, что отмахивали целые версты по пригородам Лондона. Однако у Шелли была одна проблема — он был женат и имел ребенка. Можно сказать, что дочь владельца кофейни, Гарриэт Вестбрук, женила его на себе. Когда-то она училась вместе с сестрами Перси и таким образом познакомилась с ним. Молодой безбожник, который вместе с тем был и баронет, в будущем, с большим состоянием, закрепленным за титулом, ей очень понравился. А когда Гарриэт поняла, что у богатого аристократа доброе и благородное сердце, то закидала его письмами, в которых жаловалась на произвол отца и свою несчастливую судьбу. Просила помочь ей бежать из родительского дома. Сохранились свидетельства кузена Чарльза, которому Шелли признался, что «отдает себя Гарриэт не из любви к ней, а из рыцарского чувства самоотвержения». В общем, рыцарский долг завел Перси далеко — Гарриэт оказалась недалекой мещанкой и мечтала лишь о нарядах и выходах в свет. Шелли сходил от этого с ума.

И вот как когда-то он увел из дома Гарриэт, теперь он уводил Мэри. Влюбленные решили вместе совершить побег.



Восемь лет, стоившие целой жизни

Шелли бросил Гарриэт почти с легким сердцем — помогать ей он не переставал никогда, а тут еще выяснилось, что жена, тоскуя с мужем-поэтом, изменила ему с ирландским офицером. Перси вызвал Гарриэт на разговор в Лондон, объяснил ей, что больше не может с ней жить, и на этом посчитал прежнюю жизнь законченной.

28 июля 1814 года Перси и Мэри были на пути к Франции. Вместе с ними решилась бежать и Клэр Клэрмонт — дочь второй миссис Годвин от первого брака. Беглецы в открытой лодке добрались до Парижа. Там они достали денег и пустились в путь, в Швейцарию, Шелли пешком, а Мэри и Клэр на муле. Возможно, это были самые счастливые шесть недель в их жизни. Далее следовали лишь одни разочарования.

Мэри и Перси Биши Шелли. Гравюра, 1853 год.jpg
Мэри и Перси Биши Шелли. Гравюра, 1853 год


Осенью влюбленные вернулись в Лондон, где их осудили все, включая отца Мэри. Была крайняя нужда в деньгах. Супругам даже приходилось жить на разных квартирах, так как Шелли повсюду искали кредиторы. Гарриэт, родившая второго ребенка, впала в депрессию, а через год и вовсе покончила с собой — утопилась. Перси и Мэри хотели было взять опеку над двумя сиротами и принять их в семью, но власти отказали им, посчитав Шелли слишком неблагонадежным, чтобы воспитывать собственных детей. После такого удара супруги решили покинуть негостеприимную Англию и переехать в Европу. Они путешествовали по Италии, Швейцарии и Франции. За те восемь лет, что Мэри и Перси провели вместе, у них родилось четверо детей. Выжил только последний сын Перси Флоренс, которому суждено было пережить своего отца и быть утешением своей матери в ее горе.


Погиб Перси Биши Шелли, когда ему не было и тридцати лет. На лето 1822 года супруги сняли дом, который стоял на берегу моря, возле итальянской рыбацкой деревушки Сан-Теренцо. В один из дней Шелли узнал, что в Ливорно прибыл его лучший друг Лей Гент, и немедленно со знакомым отправился туда на лодке. Немного погостив, двинулись в обратный путь. Лодку застала гроза, и домой Шелли и его знакомый не вернулись. Через 10 дней их тела нашли выброшенными на берег. По высокой стройной фигуре, по тому Софокла и поэме Китса, находившихся в карманах, был опознан Перси Биши Шелли.

Горю Мэри не было предела. Она и друзья получили разрешение сжечь тело Шелли. При этом присутствовали Трелони, Байрон и Гент. Обугленное сердце вдова забрала себе и зашила в ладанку, чтобы носить на груди до самой смерти. Прах похоронили на старом протестантском кладбище в Риме, там, где покоился старший сын Мэри и Перси Уильям.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 2

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Сергей Макаров 29.07.2015 | 15:3115:31

Удивительная история любви и жизни двух не от мира сего лудей, а потому таких необычных.

Невольно вспомнился скромный памятник ушедших в море и не вернувшимся из него в Брайтоне, на набережной. Памятник в виде поставленной вертикально половины лодки носом вверх у стены набережной. Внутри есть скамья, как в лодке, на ней может поместиться только два взрослых человека. Традиция памятных скамей, в память ушедших из жизни людей, распространена в Англии, но эта скамейка с видом на море погружает сидящих на ней задуматься о трудностях моря житейского, и дает силы их преодолевать. Проверил это лично- помогла.

Сергей Макаров 29.07.2015 | 15:3815:38

А памятник в Брайтоне ушедшему в море местному рыбаку, известным своим умением ловить рыбу и следовавшему традиции раздавать 10-ую часть улова бедным жителям города, в память о нем и был поставлена эта необычная памятная скамья на собранные средства горожан, правда давно это было, и этот почин заслуживает и уважения к жителям города и продолжения традиции памятных скамей людей делавших добрые дела, но не задумывавшихся о своей судьбе в море житейских страстей.