Русские самородки

19 Июля 2015 // 12:08
Русские самородки

В наше стране пытливые умы появлялись как-то случайно и вопреки всему. При этом, происхождение самородка или его финансовое положение на гениальность ни имели никакого влияния. Ростки таланта сами находили дорогу в жизнь.

В большинстве своем, ученые и изобретатели были простыми самоучками, которые собственным умом доходили до создания каких-либо механизмов или приборов. Они двигали технических прогресс наравне с именитыми профессорами, получившими блестящее образование.

Понятно, что все их способности появлялись не на ровном месте. Все свободное время ученые-самородки посвящали исключительно самообразованию.

Паровые машины

Одним из таких самоучек был Иван Иванович Ползунов (1728−1766). Несмотря на то, что он прожил всего тридцать восемь лет, изобретатель успел оставить заметный след в отечественной истории.

Иван Иванович родился в Екатеринбурге в солдатской семье. Отец отдал его в школу при металлургическом заводе, где Ползунов с успехом учился до пятнадцати лет. После чего его взял к себе в ученики главный механик одного из уральских заводов.

Четыре года Иван Ползунов честно отработал подмастерьем, а после начал резко шагать по карьерной лестнице, поражая воображение опытных мастеров своими инновациями и масштабным охватом сфер деятельности завода. Молодой технарь занимался и пилорамой с приводом от водяного колеса, и улучшением сталеплавильного производства. А свободное время он безвылазно проводил в библиотеках при заводах.


1763 год стал временем триумфа Ивана Ивановича. Ему удалось сконструировать паровую машину, мощность которой равнялась 1,8 лошадиным силам. Его разработку, конечно же, быстро внедрили в заводы, где она с успехом применялась на производстве.

Считается, что именно Ползунов был первопроходцем в направлении паровых машин. Но это не совсем верно. Дело в том, что многие ученые работали в этой отрасли. А схемы и чертежи машин появились веком ранее. Пионерский образец паровой машины был успешно протестирован англичанином Томасом Севери еще в 1689 году. Но Ползунов первым сконструировал именно двухцилиндровый аппарат, в котором поршни работали на один-единственный вал. Только через двадцать лет после изобретения Ивана Ивановича опять же англичанин, но уже Джеймс Уатт, додумался до нечто похожего.

В год своей скоропостижной гибели от чахотки, Ползунов совершил еще более впечатляющий прорыв — он построил машину с гигантским на то время «табуном» лошадиных сил — их было тридцать две.

Тракторостроитель и бизнесмен

Федор Абрамович Блинов (1831−1902) был выходцем из крепостных Саратовской губернии. И по идее, ни о каком блестящем будущем он мечтать не мог. Но, что называется, «вовремя» отменили крепостное право.

Обзаведясь вольной, Федор Абрамович начал попытки самостоятельных технический изобретений. Но на это требовались средства, поэтому Блинов свою свободную карьеру начал с бурлака. После, устроился кочегаром на пароход. Через какое-то время он стал уже помощником машиниста, а затем и машинистом.

Когда с финансами наладилось, Федор Абрамович все бросил и вернулся в родную деревню с весьма далеко идущими намерениями. Он не отказался от мечты «наследить» в транспортной сфере.


В 1879 году он запатентовал свое дебютное творение — «вагон особого устройства с бесконечными рельсами для перевозки грузов по шоссейным и проселочным дорогам». «Бесконечными рельсами», кстати, Блинов назвал гусеницы, благодаря которым вся конструкция отличалась весьма солидной проходимостью. А тянуть такой вагон, по задумке, должны были лошади.

Спустя девять лет Федор Абрамович представил модернизированный вагон, который по факту был прототипом трактора. В роли тягловой силы выступали уже не «устаревшие» лошади, а современный паровой двигатель. Трактор Блинова разгонялся до 3,5 км/ч, при этом, он обладал высокой проходимостью и серьезной грузоподъемностью.

Это творение сделало изобретателя знаменитым. После триумфа, Федор Абрамович построил в своем селе завод по производству пожарных насосов и через короткое время превратился в весьма серьезного бизнесмена.

Ненужный паровоз

Ефим Алексеевич (1774−1842) и его сын Мирон (1803−1849) Черепановы были крепостными у знаменитых заводчиков Демидовых. Черепанов старший особенно отличался в машиностроении, за что в 1822 года был поставлен на пост главного механика заводов Нижнего Тагила. Сын, конечно же, пошел по его стопам. И вскоре стал заместителем отца. Вместе они работали над созданием новых машин, способных принести пользу как заводам, так и всему человечеству.


В их совместном послужном списке числится пара десятков паровых машин, чья мощность варьировала от скромных двух «лошадок» и могучего «табуна» в шестьдесят.

Черепановы даже несколько раз бывали в Великобритании и Швеции, где набирались опыта в железнодорожной отрасли.

Плодом их саморазвития, а также природной остроты ума, стало конструирование паровоза. Правда, он остался всего лишь экспериментальным, из-за того, что ему не хватало мощности.

Но уже через год Черепановы смогли улучшить свое детище. Модернизированный паровоз уже мог не только пыхтеть и гудеть, а тащить вагонетки с ценной рудой. Этот металлический «зверь» пришелся ко двору, поэтому специально для него была проложена чугунная дорога на 854 метра. Как раз на расстояние от рудника до завода.

За это Черепановы были удостоены вольной. Но их изобретение в обиход так и не вошло. Вскоре и в Нижнем Тагиле отказались от эксплуатации паровоза. А все потому, что инфраструктура просто не соответствовала технике.

Часы, мост, протез ноги и далее по списку

Иван Петрович Кулибин (1735−1818) принадлежал к купеческому роду, но остался без полноценного образования.

Заявил он о себе в возрасте тридцати двух лет, когда собрал крайне сложные часы, вмонтированные в специальный, яйцеобразный корпус. В этой конструкции одновременно нашли себе место и механизм часового боя, и механический театр, и музыкальный аппарат, воспроизводивший несколько мелодий.

Часы сделали Кулибина известным. Вскоре он уже стал возглавлять механические мастерские при Академии наук. Кстати, этот пост Иван Петрович занимал три десятилетия.


Перечислять изобретения Кулибина нет смысла, просто их очень много. Не зря же сейчас его имя стало нарицательным. Интересно и то, что далеко не все его проекты были воплощены в жизнь. Например, уникальный 300-метровый мост через Неву не стали строить просто из-за банальной нехватки бюджета. Или же, судно, способное двигаться против течения. Этот корабль должен был заменить на «боевом посту» бурлаков. Но правительство пришло к выводу, что человеческая сила будет стоить дешевле.

А вот протез ноги Академия наук одобрила. Вообще, из всех трудов Ивана Петровича при царском дворе ценились его «самоходные» — механические куклы, фейерверки да музыкальные шкатулки. И это печалило Кулибина куда больше, чем неудачные проекты. Ведь он-то всю жизнь стремился облегчить труд простых людей.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 4

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Олег Голубев 07.06.2016 | 22:3722:37

Про остальных не скажу, не в курсе, а вот про Ползунова и Черепановых написано ну ооочень схематично, а местами и принципиально неверно.

Влад Майнарт 19.07.2015 | 23:4923:49

"Русский ум - изобретательный ум! Только, конечно, ходу ему не дают, да и хвастать он не умеет... Изобретет что-нибудь и поломает или же детишкам отдаст поиграть, а ваш француз изобретет какую-нибудь чепуху и на весь свет кричит. Намедни кучер Иона сделал из дерева человечка: дёрнешь этого человечка за ниточку, а он и сделает непристойность. Однако же Иона не хвастает". (А.П. Чехов "На чужбине")

Орион 19.07.2015 | 21:0921:09

Прискорбно, что у нас итак Наука появилась с опозданием в 700 лет, так ещё и та что появилась подвергалась гонениями мракобесов от РПЦ