Обряд средневековой коронации

06 Июля 2015 // 17:05
Обряд средневековой коронации

Diletant.media об особенностях и традициях коронаций европейских монархов в Средние века.


Вплоть до XII — XIII веков протокол коронационных церемоний в странах Европы имел много общего с ритуалами римской коронации, у которой был ряд своих существенных особенностей. Так, обязательным условием коронации императора было прибытие претендента в Рим и осуществление церемонии папой римским. Кроме того, император должен был дважды за время церемонии целовать ногу папе, он приносил коронационную клятву, отличную от тех, что приносились королями, а после окончания литургии еще и выполнить ритуальную «службу конюшего» — поддержать стремя коня, на которого садился папа. Последним императором, коронованным папой, стал в 1433 году за год до своей смерти Сигизмунд, а последним императором, короновавшимся в Италии (правда, не в Риме, а в Болонье), — Карл V (1530 год).

Император Сигизмунд. Альбрехт Дюрер, 1512 год.jpg

Император Сигизмунд. Альбрехт Дюрер, 1512 год




Германским правителям для обладания реальной властью была важнее всего не императорская коронация в Риме, а коронование в качестве римского короля, которая, как правило, осуществлялась в Ахене кельнским архиепископом. В качестве преемников Карла Великого, принявшего титул короля лангобардов, германские правители нередко претендовали на коронацию в Милане (или Монце) так называемой «железной короной лангобардов». Они также могли короноваться в Арле в качестве королей Бургундии. Впрочем, лишь некоторые из германских правителей смогли пройти все эти коронации, хотя, некоторые короновались дополнительно в своих собственных «наследственных» владениях (коронами Сицилии, Чехии, Венгрии), а Фридрих II к тому же еще и в Иерусалиме (1228 год).

Изображение Фридриха II из его книги «Об искусстве охоты с птицами», конец XIII века.jpg

Изображение Фридриха II из его книги «Об искусстве охоты с птицами», конец XIII века


Одной из важнейших литургических особенностей германского коронационного церемониала было scrutinium (испытание) — серия вопросов, обращенных к королю и предшествующих акту помазания. Существенным формальным компонентом являлось и вопрошание присутствующего на церемонии «народа» о том, угодно ли ему, чтобы человек, который ожидает коронации, стал королем. Следуя немецкому образцу, scrutinium стали включать в свои ordines и авторы многочисленных французских коронационных чинов. Впрочем, и без того во французском и английском церемониалах присутствовала формальная процедура выражения «народом» своего согласия.




Коронации англосаксонских королей происходили в разных местах, однако Вильгельм Завоеватель, пожелавший принять корону в Вестминстере, создал решающий прецедент. Несмотря на претензии архиепископа Йоркского, право осуществлять коронацию английского монарха к XII веку окончательно закрепилось за архиепископом Кентерберийским. Единственной важной особенностью ранних коронационных чинов на острове являлась присяга правителя: именно в англосаксонском обществе она перестала ограничиваться обязательством защиты интересов исключительно местных епископов. В ее англосаксонском варианте коронационная присяга была со временем воспринята и на континенте. Нормандское завоевание 1066 года вызвало некоторые изменения в коронационной процедуре, в частности, коронационная присяга теперь стала произноситься не на латыни, а на разговорном французском языке. Яркой отличительной чертой английских коронаций явилось состязание королевских воинов во время завершающего коронационные торжества праздничного пира. Но наиболее существенным новшеством стало дополнившее коронационную присягу в 1308 году обязательство короля хранить «законы и обычаи» страны.

Коронация Карла VI Безумного в Реймсском соборе 4 ноября 1380 года.jpg

Коронация Карла VI Безумного в Реймсском соборе 4 ноября 1380 года



Во Франции коронации долгое время проводились в разных местах, и лишь в 1129 году (коронация Филиппа I, старшего сына Людовика VI) была заложена традиция осуществления ее в Реймсе местным архиепископом. Вероятно, вплоть до начала XIII века французский ритуал в основном следовал модели немецких коронаций. Затем, однако, возникла необходимость в его существенной переработке, прежде всего с целью включения элементов легенды о священном сосуде. Согласно преданию, при крещении Ремигием, архиепископом Реймсским, Хлодвига, первого из обращенных в христианство франкских правителей, с небес был послан сосуд со священным елеем. Эта легенда была связана с Реймсом, подчеркивала особую значимость именно этой церковной кафедры и хранящейся при ней реликвии в истории французского королевства. Первое упоминание о дарованном свыше священном елее относится к коронации Людовика VII в 1131 году. В XIII веке были созданы три коронационных чина, перерабатывавших старые ordines X века и включивших элементы предания о посланном с небес священном елее в структуру коронационного церемониала. Заданный этими текстами порядок ритуала претерпел в последующем лишь незначительные изменения. Легенда о священном елее стала важнейшим элементом «религии королевской власти» во Франции, в контексте которой обряд коронации стал претендовать на роль нового, восьмого, христианского таинства. Священному елею, таким образом, была отведена центральная роль и в коронационной церемонии, и в системе легитимации королевской власти, что составило одно из основных идеологических отличий французской монархии от всех иных в Европе. Как писал в годы правления Карла V монах-кармелит Жан Голен, помазание французского короля осуществляется «не тем миром или елеем, что изготавливается руками епископа или аптекаря, но священной небесной жидкостью, содержащейся в священном сосуде». Священный елей никогда не использовался при процедуре коронации и помазания королевы. Характерной чертой французской коронации была и особая роль, которая отводилась в ней двенадцати пэрам Франции, круг и статус которых был определен в начале XIII века.




В большинстве стран Европы сложилась традиция проведения ритуала коронации в строго определенном месте. Императоры короновались в Риме, а в качестве «короля римлян» получали корону в Ахене. Английские государи короновались в Вестминстерском аббатстве, а французские — в Реймсском соборе. Обычным местом проведения коронации в Норвегии был Трондхейм, в Швеции — Уппсала, в Неаполитанском королевстве — Неаполь, в Польше после 1300 года — Краков. Однако в некоторых странах, как, например, в Дании, традиции проведения коронации в определенном месте так и не сложилось. Весь город, а в ряде случаев два или даже несколько городов могли быть местом осуществления ритуалов инаугурации нового монарха. Существенные различия складывались в разных странах и в связи с тем, каким образом оформлялось пространство, в котором протекало собственно литургическое действо. В Вестминстерском аббатстве, например, площадка с троном английского короля и алтарем находилась на таком возвышении, что участники королевского ристалища могли с противоположных концов трансепта верхом проскакать под ней навстречу друг другу. То есть церемонию коронации на всем ее протяжении могло наблюдать во всех подробностях большинство присутствовавших в храме. В Реймсе же сложилась совершенно иная практика. Место проведения коронационного обряда определялось размерами хора — это было весьма ограниченное пространство (примерно, 13 на 25 м), в котором могло расположиться от 300 до, самое большее, 450 зрителей, в то время как все остальные, собравшиеся на церемонию, вообще не могли видеть происходившего в хоре. Размеры толпы таких «пассивных зрителей» можно представить себе, если учесть, что центральный неф Реймсского собора -самый длинный во всей Франции — его длина от входного портала до крайней восточной точки составляла 149 м.

Коронация Людовика XV в Реймсе в 1722 году.JPG

Коронация Людовика XV в Реймсе в 1722 году


Существование определенных традиций проведения коронаций еще не означало, что эти традиции всегда и безусловно соблюдались. Само их становление было длительным и постепенным процессом, ведь они складывались в ходе столкновений и борьбы интересов влиятельных лиц и церковных институций. Кроме того, при определенных обстоятельствах оказывалось невозможно соблюсти некоторые из установившихся правил проведения коронации. Так, например, епископ, имевший право короновать государя, мог не желать или не быть в состоянии этого сделать, или же соответствующая епископская должность вообще не была занята. Не редкостью были и чрезвычайные стечения обстоятельств. В частности, в Германии конфликт среди курфюрстов при избрании короля привел в 1314 году к проведению одновременно двух «альтернативных» коронационных обрядов. Людовик IV Баварский из дома Виттельсбахов был коронован в Ахене, месте вполне традиционном, однако проводил церемонию, вопреки обычной практике, архиепископ Майнцский, а не Кельнский. К тому же корона и прочие знаки власти, врученные тогда Людовику, не использовались германскими королями ранее. Соперник Виттельсбаха Фридрих Красивый Габсбург был в тот же самый день коронован в Бонне, не имевшем статуса коронационного центра, однако обряд был осуществлен «правильным» архиепископом Кельнским, а сам Фридрих получил «настоящие» инсигнии. С не менее грубыми нарушениями традиций проходила и коронация французского государя Карла VIII в Неаполе в 1494 году. Такие эпизоды свидетельствуют, что концепция коронационного обряда не была совершенно застывшей и бесспорной. При необходимости она могла изменяться в контексте актуальной политической ситуации.





В отдельных странах в коронационную традицию включались дополнительные элементы, насыщенные мифологическим содержанием. Подобную роль играли корона святого Стефана в Венгрии или же древний коронационный камень в Шотландии. Некоторые монархии вообще не восприняли коронационного ритуала, в других он укоренился относительно поздно. В ряде случаев за введением коронации быстро последовал отказ от этой практики.

Многообразие коронационных церемоний, проводившихся в разных регионах Европы на протяжении нескольких веков, делает практически невозможным единое общее описание хода западноевропейской церемонии. Почти во всех странах коронация предполагала весьма продолжительное литургическое действо (во Франции, по некоторым свидетельствам, оно начиналось в 6 часов утра прибытием клира в собор и завершалось только в 2 часа пополудни выходом оттуда коронованного государя), состоявшее из многочисленных молитв и гимнов, помазания, инвеституры инсигниями. Церемония обычно кончалась богослужением, во время которого монарх в некоторых случаях громко читал несколько строк из Евангелия (подчеркивая тем самым свое уподобление в результате проведенного обряда помазания духовному лицу) и делал богатые дары церкви, в которой проходил обряд. Во многих странах церемония включала проведение внехрамовых процессий, а также пира. Составной частью коронационных торжеств могли быть и въезд государя в город, и возведение его на особый престол (в Германии), и пожалование им после своей коронации многих дворян в рыцари, и чудо исцеления золотушных больных прикосновением рук короля (во Франции и в Англии) и др.

Коронование Людовика XIV в Реймсе в 1654 году.jpg

Коронование Людовика XIV в Реймсе в 1654 году


Конституирующее значение коронации было особенно велико для времени Высокого Средневековья — в тот период ни один государь не мог считаться полноценным обладателем королевского достоинства, если он не прошел через ритуалы помазания и коронации. Неслучайно, например, Вильгельм Рыжий так спешил короноваться в Вестминстере в 1087 году — он стремился таким образом упредить своих братьев, также претендовавших на власть. Практика коронации наследника еще при жизни правящего монарха, сложившаяся во Франции при ранних Капетингах, имела целью уменьшить остроту проблемы преемственности власти: она предотвращала конфликты между претендентами, обычные при «неурегулированной» смене государя, и укрепляла прочность династии.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте