«Книга должна быть топором для замерзшего моря внутри нас»

03 Июля 2015 // 11:31
«Книга должна быть топором для замерзшего моря внутри нас»

Франц Кафка — один из самых загадочных и тревожных писателей XX века. Его произведения полны ужасающего абсурда и страхов, во многом отвечающих внутренним переживаниям автора.

Diletant.media вспомнил провокационные цитаты Кафки.

13054.jpg


Книга должна быть топором для замерзшего моря внутри нас.


Человек, вынужденный находиться в состоянии мысли, будет несчастен до тех пор, пока он не сможет выйти из него.


Лестница, которая не изношена под действием шагом, по-моему, является просто чем-то скучным, сделанным из дерева.


Всегда возникает новое дыхание после приступов тщеславия и самодовольства.


Верить в прогресс не значит верить в любой прогресс, который был сделан до сих пор.

x_3c6ce171.jpg


Страстной верой во что-то, что все ещё не существует, мы создаем это. Несуществующее — это то, чего мы недостаточно желали.


Возлагая слишком большую ответственность, или точнее всю ответственность на себя, ты разрушаешь себя.


Каждая революция улетучивается и оставляет позади только остаток новой бюрократии.


Тот, кто ищет, не находит, но тот, кто не стремится, будет найден.


Как можно получить удовольствие от мира, если не искать в нем убежища?


2.jpg


Я не читаю объявлений. Я бы потратил все моё время на вещи, которые нуждаются в этом.


Если переселение душ существует, то я нахожусь ещё не на самой низшей ступени существования. Моя жизнь есть задержка до рождения.


В борьбе между Вами и миром поддержите мир.


Утешительно раздумывать над тем, что диспропорциональность вещей в мире, кажется, является только арифметической.


Всегда безопасней быть звеном в цепи, чем быть свободным.


4kwL-0wj.jpeg


Мой руководящий принцип гласит: «Вина или чувство вины никогда не должны подвергаться сомнению».


Один из первых знаков начала понимания — это желание умереть.


Поэты протягивают руки навстречу людям. Но люди видят не дружеские руки, а судорожно сжатые кулаки, нацеленные в глаза и сердце.


Эстетически наслаждаться бытием можно, только смиренно живя по законам нравственности.


Между настоящим чувством и его описанием проложена, как доска, предпосылка, лишенная всяких связей.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 8

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Alfred Bodrov 04.07.2015 | 23:1523:15

Я предпочитаю книги с тонкими наблюдениями и ненавязчивыми психологизмами, были бы они к месту и образыми. С топором в литературе делать нечего. Симонов в свое время меня захватил романом "Дни и ночи", но более сильными для меня оказались книги о войне у Ремарка. Симонову было не дано заглядывать в нутро человека на войне. Психологией Гитлера не победишь. Вот и писал он буквально с топором в голове по совету Кафка, не к ночи будь помянут.

Alfred Bodrov 04.07.2015 | 13:2713:27

Я бы, например, повернул коментарий в более конструктивное русло, анализируя не происхождение Кафка, а его афоризмы, высказывания и цитаты. Первый же тезис меня сильно напряг, поскольку опасно рубить лед топором под собой, не говоря о внутри нас, так можно окончить дни в доме для душевнобольных. Я склонен к мысли прибегнутьбольше к правилу буравчика, применяемого к теории электротехники. В литературе правило буравчика заключается в том, что лед разрушается точечно, аккуратно, постепенно и настойчиво, подобно тому, как пользуются любители подледного лова, они не пользуются топором, чтобы не оказаться подо людом вместе с рыбами...

Сергей Макаров 04.07.2015 | 20:5320:53

/ любители подледного лова, они не пользуются топором, чтобы не оказаться подо людом вместе с рыбами./ Любители нет, а профессиональные рыбаки в 18-19 и начале 20 века пользовались топорами и ручными пилами для проделывания полыньей и ничего, выжили и рыбу ловили весьма успешно. Кстати, лов рыбы сетью зимой подледно, наука несложная, но сегодня для изготовления полыньи используют бензопилу и ничего страшного, если руки от куда надо растут..."Книга должна быть топором для замерзшего моря внутри нас." - так и есть. Иная прочитанная книга с ее содержанием, еже ли оно понято, может разбудить читателя и заставить "ожить", а иная пробуждает чувства и страсти без которых человек как пень...

Александр Виноградов 03.07.2015 | 12:1912:19

Что за неуч писал? Кафка никогда не был немецким писателем. Немецкоговорящим - да, но не немецким. Чешским, австро-венгерским, но не немецким. Тьфу.

Сергей Макаров 03.07.2015 | 14:0014:00

Извините, а где в статье написано, что Кафка - немец?
Хотя, сказать Кафка - немец, это, как сказать :- Фауст - немец...:- )))

Александр Виноградов 04.07.2015 | 00:0200:02

Поправили уже. Изначально было написано "Популярный немецкий писатель XX века"

Alfred Bodrov 06.07.2015 | 19:0119:01

Александр Виноградов. Будьте внимательны: "Популярный писатель ХХ века..." далее по тексту, "неучи" не уточняли ни имени, ни национальности, ни происхождения, ни государственной принадлежности анонимного писателя. Франц Кафка в тексте не упоминается вообще, только в изображении школьной доски на немецком языке.

Alfred Bodrov 06.07.2015 | 19:0819:08

Александр Виноградов. Вы признали, что Ф. Кафка все же был "немецкоговорящим" писателем. Я полагаю, этого достаточно, чтобы назвать его немецким писателем. Судя по вашей логике, то меня следует назвать грузином, потому что родился в Грузии, хотя я мыслю и разговариваю по-русски, родившись в семье отца русского по национальности и у матери-немки.