Пространство мечты советского человека

13 Декабря 2016 // 13:51

В последнем месяце года хочется загадывать желания и думать о праздниках, но все же не дает покоя мысль о рациональном использовании средств. Как раз в рамках архитектурных курсов в Музее «Гараж» рассказывают о том, как эффективность и разумность стали во главу угла конструкторской мысли. Хоть и ненадолго…

Начнем с того, что 1920−1930е годы — это время становления конструктивизма и рационализма. Рационализм вошел в историю не конкретными воплощенными проектами (их очень мало), а скорее в качестве теории развития архитектурной мысли, осознания целей и способов этого вида искусства, а также созданием пусть и утопических, но дерзких и совершенно новаторских проектов.

С другой стороны, конструктивизм часто объединяют с рационализмом, однако на момент становления эти две группы спорили и конкурировали друг с другом. Конструктивистов (Моисей Гинзбург, братья Веснины) было больше, к тому же они публиковали собственный журнал и возвели значительно больше зданий — поэтому сейчас всю советскую авангардную архитектуру принято называть конструктивистской. Рационализм же принято ассоциировать с архитектором Николаем Ладовским.

При этом исходные принципы архитекторов этих течений были очень разные — конструктивисты на первое место ставили функцию и конструкцию здания, а рационалисты — развитие формы (поэтому их еще называли формалистами, по началу — в хорошем смысле этого слова) и ее восприятие зрителем. На практике отличить одни здания от других сложно, так как архитекторы используют сходные объемно-пространственные композиции.

«Рационализм отличается скорее своей философской подоплекой. Это характерно для многих модернистских течений, причем не только в архитектуре, но и в живописи. Раньше, на протяжении веков, все было понятно — какой элемент относится к какому стилю. В модернизме сходные элементы и приемы могут играть совершенно разную роль в зависимости от идейной схемы произведения», — преподаватель курса Музея «Архитектура. Искусство видеть» Владимир Юзбашев.

Основное понятие, введенное и осмысленное Николаем Ладовскимв его трудах — это понятие «пространства». Во ВХУТЕМАСЕ ((Высшие художественно-технические мастерские, московское учебное заведение, в 1920 году переформированное из «устаревших» Строгановского художественно-промышленного училища и Московской училища художества, ваяния и зодчества и характерное своим аваганрдистским походом к преподаванию) Ладовский преподавал «Пространство» как отдельный предмет. В его систему входила изначальная работа учеников с макетами, а не со схемой на бумаге. Согласно его теории, архитектор должен был сразу эскизировать в объеме, и лишь технически переносить схему на бумагу.

«Конечно, архитекторы во все времена обыгрывают эффекты пространства — самый просто пример: в любой храм, чтобы он смотрелся выгоднее, посетитель должен пройти сквозь узкий портал, чтобы ему открылось само грандиозное пространство. Таким образом, архитектор «режиссирует» ощущения зрителя. Приемов много, такими психологическими эффектами архитектуры, только с противоположной целью, пользовался и Альберт Шпеер, архитектор Гитлера, который создавал пространства, которые намеренно подавляют человека», — педагог курсов в Музее «Гараж» Анастасия Головина.

27.jpg

30.jpg
Цеппелинтрибуна, 1935−1937 г., архитектор А. Шпеер

В идеях рационализма заложены принципы, которыми архитекторы пользовались испокон веков, но теперь они были сформулированы в единую теории. Большое внимание уделялось принципам восприятия человеком пространства и психологии архитектуры, например принцип Ладовского «экономии психической энергии».

«Идея следующая: если человек смотрит на форму, то гармоничной, понятной и правильной кажется такая форма, которая требует наименьших психических затрат для ее понимания. Чистая форма легко усваивается сознанием. Соответственно, нужно создавать формы, которые человеческий глаз и мозг будет сразу схватывать. Для этого рационалисты очищают форму от орнамента и декоративности, оставаясь в пределах чистой геометрии. На самом деле, на этом принципе строится весь современный минималистический дизайн. Из всех телефонов мы с вами выбираем наиболее чистую форму, лишенную ненужной визуальной информации», -Владимир Юзбашев.

Известным воплощенным проектом Николая Ладовского является павильон метро «Красные ворота» в Москве.

Krasnye-vorota-31_Md.jpg
Наземный вестибюль станции метро «КрасныеВорота» (1935, Москва, Площадь КрасныеВорота), архитектор Н. А. Ладовский

«В том, что касается пространства, благодаря повторяющемуся ритму арок это строение также включает в себя пространство, находящееся перед ним, предлагая собой визуальное продолжение, а также дополняет пространство за собой, обыгрывая идею тоннеля, уходящего вдаль», — Анастасия Головина.


Проекты Ладовского были в основном «архитектурой на бумаге», т. е. нереализованными, но смелыми фантазиями. Такой иконической для него идеей был план переустройства Москвы. Вместо существующей круговой централизации, которую он считал нежизнеспособной для столичного города со всем большим количеством функций, архитектор предлагал реорганизацию города в общую форму параболы, направленной вдоль Тверской в сторону Санкт-Петербурга. Распределенные по такой системе новые районы города (разделенные на промышленные и жилищные) могли развиваться далее бесконечно. Таким образом, он закладывал в планировку идею города как динамичного урбанистического организма. Фантастическая идея, всю жизненность которой мы можем оценить именно попрошествии стольких лет.

2_0535.jpg
Н. Ладовский. Проект реконструкции Москвы. 1932. Генеральный план

Еще большей утопичностью отличаются проекты его учеников. Самым известным и самым амбициозным из которых был дипломный проект «города будущего» Георгия Крутикова, или, как он вошел в историю, проект «летающего города». Общая идея состояла в том, чтобы полностью освободить землю от построек, оставив ее для отдыха, туризма и труда, создав парящую архитектуру. Жители же будут перемещаться к ним в кабинах-ячейках.

Georgy-Krutikov-flying-city-1928-02.jpg
Проект «летающий город» архитектора Г. Крутикова, 1928 г.

Из собрания Государственного музея архитектуры им. А. В. Щусева

«Это, разумеется, утопия, но примите во внимание несколько важных фактов. Во-первых, это утопия намного более радикальная, чем те, которые сочиняли уже в 1960-е годы такие «тяжеловесы» современной архитектуры, как, к примеру, Питер Кук. Его города могли перемещаться по земле и достраивать сами себя. Кроме того, Крутиков работает в «докосмическую» эру, т. е. его фантазия качественно опережает его время. Таким образом, педагогический талант — основная заслуга Ладовского. Он оказался флагманом эпохи авангарда, воплотив в собственных проектах и в идеях своих учеников прорыв в неведомое, максимум энергии и безумства, безудержного порыва к тому, чего никто никогда не делал», — Владимир Юзбашев.

18.jpg
Проект «летающий город» архитектора Г. Крутикова, индивидуальная кабина, 1928 г.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте